Не успел Алексей Навальный призвать сторонников на антикризисный марш, как Дмитрий Медведев подписал антикризисный план правительства. Сегодня премьер проводит совещание с руководителями регионов и встречается с парламентской фракцией ЕР. Одних будут мобилизовывать на административное исполнение, других – на соответствующее законотворчество. Большинство комментариев, за исключением сугубо цифровых, пока малосодержательны. Но общий вектор прослеживается: государство экстренно берётся спасать финансовые структуры, аффилированные с собой.

1плавтУ древнеримского драматурга Тита Макция Плавта есть комедия «Псевдол». Про хитрого раба, эффектно разводившего хозяев. Важным принципом авантюр Псевдола было – не строить заранее планов. Он даже гордился тем, что не тратит на это время. Всё равно ничего вперёд не предвидишь, а по ходу дела сама жизнь всё подскажет. И действительно, так и получалось. Не то у нас. Видимо, власти РФ считают себя ещё хитрее.

Задачи окончательно сформулировал в понедельник президент Путин. В разговоре с Медведевым он потребовал обеспечить социальную стабильность и оптимизировать бюджетные расходы. Конкретика прозвучала от министра финансов Антона Силуанова: «Все ресурсы, которые будут выделены на реализацию этого плана, найдены за счёт антикризисного резерва, сформированного в бюджете». Объём резерва – 193 млрд рублей, под правительственный план первоначально ассигнуется 170 млрд. Общую стоимость антикризиса огласил неделю назад первый вице-премьер Игорь Шувалов: 1 трлн 375 млрд. Теперь называется сумма более чем в 2,1 трлн, с учётом уже вложенного.

planСилуанов возглавляет Минфин, и функцию свою видит традиционно – не перегрузить бюджет расходной частью. Шувалов курирует экономику в целом, и поэтому смотрит шире. Утверждённый Медведевым план представлен не Минфином, а Минэкономразвития – конкурирующей фирмой, чья забота не экономия, а расходование. Шлифовался он неделю назад на верховном экономическом совещании в Ново-Огарёво. Смысл был в принципе тот же: ассигнования во все адреса, дабы поддержать на плаву структуры, «обеспечивающие социальную стабильность» – крупнейшие банки, компании и администрации. Первое президентское условие таким образом выполнялось.

Но тут Минфин жёстко встал на втором пункте, с оптимизацией расходов. Собственно, суть плана – минимум 5%-ное сокращение бюджетных трат на период до 2018 года. Прежде всего это коснётся новых инвестпроектов. Минфин ухитрился выжать обещание отказа от повышенной комфортности даже для у самого правительства. Но на министерских диванах много ведь не сэкономишь. Есть другие резервы.

188 млрд выключены через отказ социальному блоку правительства в индексации пенсий. На 90 млрд был урезан объём трансфертов регионам. Но сокращаются не только расходы на социалку. Жертвами оптимизации сделают также предпринимателей. Не всех, конечно.

Экономить решено на малом бизнесе. Заметно сократился перечень мер поддержки этого сектора. Налоговые льготы по-прежнему обещаны, но в довольно расплывчатых формах. Региональным администрациям разрешено снижать ставки, если они это посчитают нужным. А вот двухлетнего освобождения («налоговые каникулы»), которым министерство Алексея Улюкаева пыталось подвигнуть инициативных людей к созданию новых фирм, не будет. Равно как не будет и ряда других стимуляторских инициатив Улюкаева. Отказано в отсрочках по страхованию опасных производственных объектов и экологических платежах. Снято предложение о президентском указе, хотя бы временно запрещающем новации в административном регулировании предпринимательства. Чиновник остаётся в своём праве. В отличие от мелкого бизнесмена.

1 улюкПо мнению ряда аналитиков, эти улюкаевские предложения давали шанс на оживление производства. Но власти исходят из других приоритетов. Буквально по советским учебникам политэкономии. Государство в кризис помогает крупному капиталу. Финансирует финансовых китов. Предоставляя мелкому предпринимателю, особенно производственнику, спасаться самому. Или не спасаться. Это в рыночной экономике остаётся на его усмотрение.

Зато получат финансовую помощь ВТБ, ВЭБ, «Россия», другие системообразующие банки. Стоит заметить, что понятие системообразования здесь звучит двояко. Обычно под этим подразумевается значимость для национальной финансовой инфраструктуры. Банки порой просто приходится поддерживать, иначе по стране прекратятся платежи и блокируются все расчёты. В нашем случае дело как минимум не только в этом. Главные признаки значимости банка в РФ – государственная принадлежность, связи с государством, наконец, отношения владельцев с высшим государственным руководством. Это является главным условием получения бюджетной помощи. Государственная власть заботится не столько об экономике, сколько о её конкретных субъектах. Фактически – о самой себе в экономическом контексте.

В кризис 2008-2009 годов (который вспоминаются сейчас как почти идиллия) Владимир Путин ставил Россию в пример Америке. Дескать, в РФ не практикуются социалистические методы, как в США, государство ничего не национализирует путём бюджетных накачек. Что ж, тогдашние обстоятельства многое позволяли. Даже учить капитализму друга Джорджа. Теперь пришли иные времена. Политическая власть – сохранение которой для правящей группы есть приоритет всех приоритетов – диктует экономике тот ещё социализм: банку да, социалке нет…

Виктор Тришеров, специально для «В кризис.ру»

У партнёров