Давно известно, что в политике нет друзей, есть только интересы. Но похоже, что последние заявления экс-тяжеловесов западной политики стараются опровергнуть эту историческую максиму. На это раз склока разгорелась вокруг неучастия президента России в очередном саммите G7. Который назначен на 7–8 июня в баварском замке Эльмау.

G7 – объединение ценностное. В него входят государства, разделяющие определённый набор мировоззренческих установок.

b94791874_7443041По сложившейся в последние полтора года традиции, всё опять уперлось в Украину. В качестве тарана выступила Ангела Меркель, которая ещё полгода назад внятно заявила – у Путина после Крыма и Донбасса нет никаких шансов приехать на саммит.

«Большая семёрка», она же «Большая восьмёрка» – не форум типа ООН. И не только «клуб избранных» по экономическому весу. Будь оно так, нельзя бы обойтись без Китая, да и Индию с Бразилией пришлось бы принять. На то есть расширенный формат G20 (Аргентина, Австралия, Бразилия, Великобритания, Германия, Индия, Индонезия, Италия, Канада, Китай, Мексика, Республика Корея, Россия, Саудовская Аравия, США, Турция, Франция, ЮАР, Япония плюс Евросоюз). А G7 – объединение ценностное. В него входят государства, на уровне законодательства и политической практики разделяющие определённый набор мировоззренческих установок. Восходящих к философии Просвещения – те самые права человека, демократию, свободу предпринимательства. Пока Москва эти принципы декларировала, Россия в G8 состояла. Когда – в страхе перед Майданом – власти РФ заговорили языком царей и генсеков (включая Николая I, Хрущёва и Брежнева, подавлявших европейские освободительные движения), их оттуда попросили.

Саммит G20 в ноябре 2014-го уже проходил под знаком изоляции высшего представителя РФ. Ещё раньше, в прошлом июне, встреча тогда ещё «Большой восьмёрки», первоначально запланированная в Сочи, срочно переместилась в Брюссель и прошла без Владимира Путина. Из Брисбена Путину тоже пришлось уезжать до окончания мероприятия. Согласитесь, случай для лидера великой державы небывалый.

Берлускони сильно занят утрясанием личных дел. Зато Шрёдер готов вписаться за друга Владимира.

Silvio_Berlusconi_Putin_3625872Дальше пошло по законам сопромата – действие рождает противодействие. Пригодились проверенные друзья, заведённые во времена «восьмёрки».

Вспомним инаугурацию 2012 года – вымерший центр Москвы и Герхард Шрёдер с Сильвио Берлускони в качестве почетных гостей. В последнее время итальянский кабальеро сильно занят утрясанием личных дел. Зато германский экс-канцлер готов в любой момент вписаться за друга Владимира. Что он и сделал накануне саммита в Эльмау.

«Я считаю ошибкой, что российский президент не был приглашён на саммит G7», – заявил Шрёдер. Обоснование? Мол, без России дела в Европе не делаются, а все несогласия нужно обсуждать за столом переговоров. Хотя та же Меркель не единожды утверждала – Россия может вернуться хоть завтра. Но без Крыма. Есть международное право, в котором не прописана корреляция с «сакральными местами» и «уникальными генетическими кодами».

1-1

Возникает простой вопрос: зачем Путину диалог глухого с немым? Он привык к почтительным или восторженным слушателям, которых в Эльмау не будет. Неужели ему так нужно формальное признание людей чуждого мировоззрения? Едва ли. Так уж желательно показаться в кругу мировой элиты? Возможно. Это непреодолимый синдром. Звёздным часом Сталина были Ялта и Потсдам 1945-го, Брежнева – Хельсинки-1975, Александр I блистал в Париже 1814-го и Вене 1815-го, Николай I – в Оломоуце 1851-го.

Москва задействует своё европейское лобби. Это ультраправые, бывшие компартии, авторитарные правительства и люди, повязанные экономическим интересом

Но дело не только в этом. Международная изоляция, в которую правящая группа РФ блестяще себя загоняет (Роберта Мугабе или Николаса Мадуро не всегда достаточно, а с Си Цзиньпином как-то неспокойно) – опасная вещь. Она не способствует ни геополитическим успехам, ни экономической стабильности. Внутреннее накачивание синдрома «осаждённой крепости» не может действовать долго, тем более в нынешнем веке. А санкции не помогают жить.

Поэтому и задействуется западное, прежде всего европейское, лобби Москвы для прорыва брешей. «Путинская гвардия» в западной элите более-менее обозначилась: это ультраправые консерваторы лепеновского типа, это деятели бывших просоветских компартий (в Германии, например, бывшая СЕПГ), это персоны, повязанные общностью финансово-экономических интересов или теневых отношений давних времён. Наконец, это идеологически близкие правительства, хоть справа (Венгрия), хоть слева (Греция). Суть не в партийных раскрасках, а в общей глубинной склонности к авторитарному правлению и «духовным скрепам».

Но венгерский премьер Виктор Орбан или греческий Алексис Ципрас для Европы не авторитеты. (Недалёк, похоже, час, когда на Старом континенте возникнет категория «местных Мугабе»). Иное дело, скажем, успешный чешский либерал-реформатор Вацлав Клаус. Но для данного случае требовался человек, сам побывавший в G8.

скачанные файлыБерлускони – это слишком, как говорится, «стрёмно». Он, конечно, одобряет ДНР/ЛНР, возмущается попытками изолировать Россию, но дайте человеку хотя бы сроки отбыть и судимость снять. (Как печалились в своё время придворные политологи по поводу Виктора Януковича – неужели нельзя было найти такого же пропутинского, но хотя бы с одной судимостью?) Так что лучше Герхарда Шрёдера, патентованного газпромовского партнёра, для такого демарша никого не найти.

Под конец – немного о мистическом. Как известно, цифру 8 можно посчитать повернутым на 90 градусов символом бесконечности. С другой стороны, цифра 7 у многих народов – просто счастливое число, олицетворение удачи. Каждый выбирает по себе, в какой системе координат ему жить и работать. В том числе – и в замке Эльмау, который имеет весьма своеобразную историю. Достаточно сказать, что к нему имеет непосредственное отношение баварский король Людвиг II, который в середине XIX века застроил Баварию сетью сказочных замков, обескровил казну и получил в истории прозвище «Безумный монарх»…

Аркадий Орлов, «В кризис.ру»

У партнёров