• 31 октября 2011 Власть

    Киргизия выбрала эффективного предпринимателя с жёстким политическим опытом

Алмазбек Атамбаев станет четвёртым президентом независимой Республики Кыргызстан.  Аскар Акаев правил пятнадцать лет, Курманбек Бакиев — пять, Роза Отунбаева – примерно полтора года. Действующая конституция страны предусматривает шестилетний президентский срок и не допускает повторного переизбрания. 55-летний социал-демократический премьер, один из первых киргизских бизнесменов, по идее будет возглавлять страну до конца 2017 года.

За последние два десятилетия политическая жизнь Киргизии не раз озадачивала мир, особенно на пространствах бывшего СССР. Осенью 1990 года президентом среднеазиатской республики был избран не первый секретарь ЦК местной КП, как у всех соседей, а учёный демократических взглядов. Первоначально опорой Аскара Акаева стало «Демократическое движение «Кыргызстан» — массовая организация, выступающая за «капиталистическое государство турецкого типа». Состояло движение, символизируемое личностью академика, по большей части из молодых люмпенов сельской глубинки северных районов либо горожан первого поколения, из этих районов перебравшихся на промышленные предприятия. Киргизское демократическое движение в значительной степени основывалось на «восстании северных масс» против бишкекской (в советское время – фрунзенской) элиты, происходящей с юга и из центра республики, подобно тогдашнему первому секретарю компартии Абсамату Масалиеву.

В первые годы независимости РК северянам удалось заметно подвинуть преобладавших в Киргизской ССР южан. Важную роль в этом сыграл глава киргизского МВД, затем вице-президент, министр национальной безопасности, губернатор одной из северных областей Феликс Кулов, считавшийся самым сильным политиком страны. Но уже с середины и особенно к концу 1990-х экспансия акаевского клана консолидировала против него межрегиональную оппозиционную коалицию. Характерно, что Кулов стал одним из её знамён, поскольку с подачи президента оказался в тюрьме. Поскольку Акаев не был ни диктатором, ни харизматиком, ни мощным «политавторитетом», он не смог ей противостоять. «Дочка, лафа кончилась!» — реяли над Бишкеком весной 2005 года лозунги с портретом Бермет Акаевой, о которой ранее поговаривали как о скорой наследнице. К этому объективно и свелись политические задачи «тюльпановой революции».

Вернулись в политику и власть «зачищенные» акаевцами кадры, начиная с освобождённого из заключения Кулова. Топливные, строительные, золотодобывающие активы, контролируемые Акаевыми подверглись перераспределению. Курманбек Бакиев, перехвативший президентство с удачно занятой премьерской позиции, происходит из Южной Киргизии. Но его политика не имела даже региональной ориентации. С самого начала она свелась к семейно-клановому беспределу.

Брат президента Жаныш Бакиев через государственную охранную службу курировал силовые структуры, сыновья Максим и Марат – банки и коммуникации (Марат при этом занимал видный пост в киргизской госбезопасности). Если Акаевых обвиняли в незаконном вывозе золота, то Бакиевых – прямо в контрабанде героина. Здесь не было даже попыток изобразить что-то похожее на идеологию или политическую ориентацию, единственной государственной идеей становились коррупция и хищения. Надо сказать, свержение Бакиева в апреле прошлого года прошло жёстче, чем «тюльпановая революция» пятилеткой раньше – с сотнями, а не десятками убитых.

Подобно тому, как премьер Бакиев в 2005 году вдруг превратился в революционного вождя, сменив президента Акаева, его самого в апреле 2010-го сменила бывший министр иностранных дел Роза Отунбаева (поучаствовавшая и в «тюльпановом» цикле). Она довольно популярна в стране, имеет репутацию ответственного умеренного политика социал-демократического направления (очень подходит для представления Киргизии на Западе), но изначально рассматривалась как переходная фигура. Как выяснилась, переходная к Алмазбеку Атамбаеву.

В конце прошлого года Атамбаев занял пост премьер-министра Киргизии. До того возглавлял министерство промышленности и торговли. В политике он далеко не новичок: в 27 лет начал «парламентскую» службу в аппарате Верховного Совета Киргизской ССР, потом был зампредисполкома одного из столичных районов, а с 1989-го ушёл в бизнес. В 1990-е годы его структуры осуществляли скупку акций крупнейших предприятий республиканского машиностроения, электротехники и химпрома, создавая на их базе СП с китайскими и турецкими партнёрами. Можно сказать, атамбаевская компания «Форум» многое сделала для спасения киргизской промышленности. Сам же он являлся олигархом как минимум второго эшелона (первый составляли члены президентских семей).

Всё это время Атамбаев совмещал бизнес с политикой. Регулярно избирался в парламент. Именно он ещё в 1993-м создал Социал-демократическую партию. Название СДП Киргизии мало соответствует традиционному значению, ничего общего с политкомитетом при рабочем движении она не имеет. Но на постсоветском пространстве этот бренд обычно используется для создания респектабельного имиджа «партии здравого смысла».

С начала 2000-х годов Атамбаев пребывал в выраженной оппозиции официальным властям, пытался конкурировать с Акаевым на выборах, имел из-за этого неприятности с правоохранительными органами (впрочем, весьма умеренные). Активно участвовал в «тюльпановой революции», выводил колонны на бишкекские улицы. При Бакиеве сначала вошёл в правительство, но быстро примкнул к оппозиции, создав собственное движение «За реформы», а впоследствии партию «Единый Кыргызстан», В руководстве которой, кстати, замечен ныне 91-летний патриарх киргизской политики Турдакун Усубалиев, ставший хозяином республики ещё при Хрущёве и просидевший в кресле первого секретаря через Брежнева до Горбачёва.

Атамбаев показал себя сильным политиком. Он сумел занять пост премьера в 2007 году, преодолев сопротивление президента. Во главе правительства Атамбаев заблокировал приватизацию полупроводникового завода «Кристалл», потенциальным покупателем которого считался Максим Бакиев. Пережив после этого покушение, Атамбаев лечился в Турции. Весной 2009 года баллотировался в президенты, но проиграл Бакиеву-старшему.

Весной 2010 года новая объединённая оппозиция потребовала от властей отменить повышение тарифов на электро- и теплоснабжение, упразднить экономические структуры Максима Бакиева, убрать с государственных постов членов президентской семьи. Теперь лафа заканчивалась если не для «дочки», то для «сынка». Президент попытался применить репрессии, среди арестованных оказался и Атамбаев. Ответом стало кровавое побоище, вынудившее Бакиевых к бегству. Атамбаев оказался в первом ряду очередных победителей, вернулся в правительство, его партия на парламентских выборах заявила о себе как одна из самых популярных.

Роза Отунбаева как временный президент переходного периода в выборах не участвовала. Основную конкуренцию Атамбаеву составили Камчибек Ташиев и Адахан Мадумаров. Первый, в прошлом известный предприниматель, руководитель спортклуба и глава республиканского МЧС – представляет партию «Отечество», которая считается правящей, и выступал как прямая креатура Отунбаевой. Второй был кандидатом «Единого Кыргызстана» — здесь партия с таким узнаваемым названием является, как ни странно, оппозиционной. Выдвигала своего претендента и компартия, но Исхак Масалиев-младший остался далеко внизу.

Оппозиция уже заявила о злоупотреблениях и фальсификациях. Но в целом можно констатировать, что киргизы отдали предпочтение выходцу с севера, компетентному менеджеру, опытному жёсткому политику, показавшему умение держать удары и наносить ответные. Его же демонстративно поддерживали и российские власти. Вопрос в том, удастся ли Атамбаеву найти баланс с основными субъектами киргизской политики – криминально-теневыми сообществами, клановыми группировками и силовиками (типа того же Кулова, возглавляющего сейчас одну из оппозиционных партий). Именно эти структуры — переплетённые и конкурирующие, ненавидящие друг друга и необходимые друг другу – составляют опорную сеть очень специфического и очень сильного «гражданского общества киргизского типа». Которое умеет заставлять власть считаться с собой. Похоже, как нигде на постсоветском пространстве.

У партнёров