Подчас события требуют осмысления, а осмысление – времени. Вчерашнее заседание коллегии ФСБ, похоже, из таких случаев. Символично смотрелось само таинство проведения: сокращённая численность, закрытый формат. Глава государства, он же подполковник госбезопасности: «Создать проблемы, спровоцировать нестабильность, подорвать ценности…» В общем, как говорила раскулаченная Настя из фильма про знатоков: «Опять ЧК».

Когда год назад тот же президент-подполковник сообщал об «обнулёвке», своём пожизненном правлении и грядущих преследованиях за непочтительность к духам – в среде оппозиционной интеллигенции было популярно залихватское «а нам-то что? оборжёмся над их суетой!» Но – вот ведь неожиданность – последующие события как-то мало расположили к ржачке. Аресты, травли, приговоры, мракобесные накачки, разгоны и избиения оказались вполне нешуточны.

Надо отдать должное – сейчас ситуация изучается гораздо вдумчивее. Между «их суетой» и порядком транспортировки в автозаках уловлена некая связь. Тем полезнее прислушаться к речам на коллегии ведомства госбезопасности. Большинство из которых, кстати, на публику не оглашаются. Как уточнил президентский пресс-секретарь, «в силу специфики ведомства».

Специфично не только ведомство, но, по ряду признаков, текущая ситуация в нём. Которая тоже не способствует афишированию. Руководство ФСБ – один из центров реальной власти, куда значимее, например, правительства РФ. И там далеко не всё гладко. Не было пока информации о замещении должности первого замдиректора после ухода генерала Смирнова. Претендентов достаточно, но их разногласиями пользуются смежники из ФСО генерала Кочнева. Влияние путинских охранников в госбезопасности, по компетентным оценкам, серьёзно возрастает. И это отнюдь не вдохновляет кадровых коллег. Особенно сотрудников оперсостава, которые вообще к жизни ближе и оценивают её адекватнее кабинетных стратегов-идеологов.

Об этом, конечно, если и говорить, то лишь в закрытом формате. Но дальше предположений тут не зайдёшь. Такой информацией общественность не перегружают. Зато широко распиарены вчерашние высказывания президента. Про срывы, проблемы и ценности.

«В выступлении Путина был радикальный момент новизны, – констатирует политолог Александр Морозов. – Он никогда не начинал с темы борьбы с внутренним политическим врагом. Во вчерашнем выступлении первым приоритетом он поставил борьбу с «последовательной и весьма агрессивной линией, направленной на то, чтобы сорвать наше развитие»… По сути Путин дал отмашку фабриковать дела против гражданских активистов по линии «зарубежного вмешательства». Он совершенно однозначно ставит знак равенства между нежелательной для Кремля политической активностью и «инструментами из арсенала (западных) спецслужб». Такого не было за всю историю выступлений на коллегии. Борьба с диссидентами приравнивается к борьбе против шпионажа».

Всё точно. Именно в этом смысл оглашённой установки. Впору вспомнить совсем другое выступление из совсем другой эпохи. Великий спортсмен Юрий Власов, ушедший из жизни две недели назад, говорил на историческом Первом съезде: «Одним крылом КГБ защищает народ от внешнего врага, а другим, несравненно куда более мощным, осуществляет особую, специфическую функцию. Нет, я не имею в виду борьбу с коррупцией. После тяжких уроков прошлого с миллионами убитых, всех, без исключения, с прямым участием ЧК–МГБ, угрозу демократии и в наши дни нельзя считать мифической».

Так и сегодня. Точнее, вчера. Путин немало сказал и о терроризме, и о шпионаже, и о «преступных группировках в экономической сфере». Но всё это отходит далеко на задний план перед заявленной сутью. Главными врагами обозначены создатели нестабильности, срыватели «развития» и подрыватели ценностей.

Понятия, которые предписывается защищать, в наше время и в наших краях носят довольно-таки двусмысленный характер. Стабильность – ещё понять можно: руки по швам, лицом к стене, смотри в глаза, отвечай сразу, не трать времени на обдумывание. С развитием уже сложнее – весь пафос нового законодательства, начиная с обнулённой конституции, уж не говоря о госпропаганде, прославляет абсолютный болотный стояк. Что до их ценностей, то с ними познакомлена сотня миллионов – через дворцовый ролик Навального.

Тут действительно есть что хранить и отстаивать. Недаром на конкурс оберегающих амулетов, благословляющих покой и благоденствие номенклатурной олигархии, выдвинуты такие фигуры, как Дзержинский и Андропов, Александр Невский и Иван Великий (не путать с Грозным, это пока впереди).

Идеология, стратегия и тактика чиновно-олигархического прессования страны давно сформулированы, а в прошлом годы представлены на обозрение. В хвалах Бортникова 37-му году. В патрушевский доктрине «духовно-нравственного кукловодства». В «антиэкстремистской» полицейщине. В прыжках-ужимках «заправдашних» и прочих заводных политфриков. В идеологических завываниях из отхожих ям агитпропа.

Но разговоров уже мало.  Переход от режима подкупа и пропаганды к режиму реально карательному – занятие не для слабонервных и не для сибаритов. Репрессивность здешнего розлива имеет любопытную особенность – она довольно ленива. Перед масштабным ударом принято долго топтаться. «Принять ванну, выпить чашечку кофе». Между тем, время не ждёт. Если его потерять, можно на нарваться на сцепку. Не только верхи способны к историческому мышлению, перебирая памятники чекистскому начальству. Низы тоже способны вспомнить заветы XX века.

На помощь кремлёвскому режиму спешит, правда, мировая прогрессивная общественность. В лице, например, почтенной Amnesty International, выключающей Алексея Навального из ранга «узников совести». «Навальный против западного империализма не боролся, права трансгендеров не защищал, к BLM отношения не имеет — какой, к чёрту, узник совести?» – поясняет Юлия Латынина. Левацкое поветрие современности где-то отвратительнее прошлых эпох (впрочем, кое-какие борцы за разрядку и мир успели перелезть под Путина как раз из-под Брежнева). Воздыхатели Си Цзиньпина, плакальщики по Сулеймани, обличители израильской военщины не обходят своими чувствами и нынешнюю номенклатурную кремлёвку. Помогают чем могут. Это тоже даёт временную фору.

Однако любая фора рано или поздно исчерпается. И придётся решать конкретно. Это время близится, о чём и сигнализирует президент РФ коллегам на коллегии.

Виктор Фролинский, специально для «В кризис.ру»

в России

У партнёров