Идея импортозамещения, выдвинутая президентом РФ в условиях нарастания западных санкций, обрела реальные очертания. На совещании 28 июля в Ново-Огарёво с представителями высших властей и руководителями ВПК Владимир Путин выдвинул амбициозную задачу: освободиться от зарубежной зависимости по ключевым оборонным направлениям.

В Ново-Огарёво заявлена самая серьёзная задача для России с момента развала СССР

zameschСогласно принятым в Ново-Огарёво решениям, руководство государства и оборонной отрасли должно добиться этого в кратчайшие сроки: три, максимум пять лет. Заявлена самая серьёзная задача для России с момента развала СССР. Ведь с этого времени экономика страны вообще и ВПК в частности утратили свою прежнюю «замкнутость» и «цикличность».

С одной стороны, некоторые направления практически полностью деградировали. Фактически уничтожена промышленная база, исчез соответствующий квалифицированный персонал, утрачены многие технологии. Это касается и ситуации с современными станками (включая металлорежущие). Их производство в России практически отсутствует. Кроме того, РФ в значительной степени утратила, например, технологии производства стали для атомных субмарин. Сейчас для исполнения воинских заказов приходится использовать оставшиеся «в запасе» корпуса от «лодок», не пошедших ранее по тем или иным причинам в массовое производство.

Положение усугубляется тем, что ряд ключевых предприятий советского ВПК, работавшие на российскую «оборонку», остались в Украине. Прежде всего это двигателестроение. Как авиационно-ракетное, так и корабельное.

РФ попала в иностранную зависимость в области производства микроэлектроники и производства навигационных приборов. Такое положение очевидно оформилось при президентстве Владимира Путина

Но особенно чувствительной для Москвы стала утрата собственного производства микроэлектроники, прогрессирующая деградация производства навигационных приборов, в результате чего РФ попала по данным направлениям в иностранную зависимость. Примечательно, что такое положение очевидно оформилось при президентстве Владимира Путина. Несмотря на серьёзность сложившейся ситуации, на которую периодически обращали внимание СМИ, до сих пор власти не предпринимали реальных мер. Несмотря на непосредственную угрозу стратегической безопасности страны.

zrkcЗапад даже в лучшие годы взаимоотношений с Кремлем отказывался поставлять России элементную базу и микроэлектронику. Выход был найден не в модернизации собственного ВПК, а в развитии военно-технического сотрудничества (ВТС) с «азиатскими тиграми», развившими к этому времени соответствующие современные технологии. В результате российская военная электроника, в том числе применяемая при создании самой современной боевой техники, включая ЗРК С-300 (основа нынешней ПВО и ПРО РФ), оказалась в полной зависимости от поставок из Южной Кореи и Малайзии – сателлитов США в Восточной и Юго-Восточной Азии.

Важно, что совещание в Ново-Огарёво было созвано практически сразу после того, как Вашингтон официально обратился к Сеулу с призывом прекратить ВТС с Москвой. Ситуация для США максимально упрощается тем, что многими предприятиями, «завязанными» на Москву, руководят американские граждане. Куала-Лумпур также получает напоминания о необходимости более чётко следовать в кильватере американской политики по китайскому и российскому направлениям.

Реализация программы импортозамещения затрудняется дополнительными западными санкциями. В том числе против конкретных российских предприятий и компаний, особенно судостроительных. Положение усугубляется срывами сроков  поставок соответствующей продукции не только российскому ВМФ, но и иностранным заказчикам, включая Индию. Это отмечалось ещё до введения санкций, которые могут лишь усугубить и без того безотрадную ситуацию. Добавим фактический разрыв деловых связей с украинским Николаевским заводом, поставлявшим двигатели для российских кораблей.

В условиях нынешней экономики, обслуживающей в основном нужды узкого круга олигархов, переход к импортозамещению нереален. Единственным способом минимизировать зависимость от «прозападных» производителей остается развитие сотрудничества с Китаем

Зависимость от поставок той же иностранной микроэлектроники пока не критична. У России имеется запас такой продукции на несколько лет. Налицо шанс за это время если не избавиться от подобной слабости, то минимизировать её последствия. Как показывает исторический опыт России 1912-1917 годов, подобные проблемы решаемы. Но для этого надо создать соответствующую основу. В условиях нынешней экономики, обслуживающей в основном нужды узкого круга олигархов, переход к импортозамещению нереален. Для этого необходим иной тип экономики, где олигархам нет места. К таким радикальным преобразованиям явно не готов сам президент, не говоря о правительстве, которое действует в диаметрально противоположном направлении.

cotrckitЕдинственным способом минимизировать зависимость от «прозападных» производителей остается развитие сотрудничества с Китаем и подобными режимами (далеко не все из которых находятся на соответствующем технологическом уровне). Подобная ситуация подчёркивает нереалистичность планов Кремля. Особенно оторванными от жизни видятся идеи вице-премьера Дмитрия Рогозина о «полном» импортозамещении, растиражированные рядом СМИ.

Сами представители правящего режима начинают осознавать поспешность данных обещаний. Не случайно всего через две недели тон заявлений стал менее оптимистичным. Так, 14 августа на форуме «Оборонэкспо-2014» тот же Рогозин сказал, что Москва «не намерена идти по пути самоизоляции и разрывать связи с зарубежными партнерами».

Как бы там ни было, перед Москвой теперь стоят амбициозные задачи. Масштабное импортозамещение требуется осуществить в ближайшие годы. В противном случае обороноспособность РФ окажется под угрозой, а внешнеполитические амбиции режима будут сведены на нет.

Сергей Балмасов, специально для «В кризис.ру»

Промышленность

У партнёров