The Municipal Library in Vyborg opened after restorationЛюди постарше помнят, как издевалась советская пропаганда над закупками Пентагона. Могущественное военное ведомство оплачивало свои хозяйственные нужды на порядок дороже, чем обычные американцы. Скрепки для US Army стоили десятки долларов штука, то, что они скрепляли – сотни долларов лист. Похоже, эта «скрепа» докатилась до России. Фактов мало, так на то военная структура. Закрытость по определению позволяет вершить всё что угодно. Причём на вполне законных основаниях.

Глава президентской администрации Сергей Иванов (знавший о многомиллиардных хищениях вокруг системы ГЛОНАСС, но два года молчавший, чтобы не спугнуть злоумышленников) рассказал о новых фактах коррупции в системе гособоронзаказа. Мол, при строительстве военных кораблей поставщики завысили в 10 раз стоимость кондиционеров. Что за корабли, кто был поставщиком, о какой сумме речь – это всё пока остаётся военной тайной. Наверное, высокопоставленный чиновник опять «боялся спугнуть». Не вдаваясь в тонкости, расскажем о самой сути схем военной коррупции. Как раз на судостроительном примере.

Скажем, на верфи стоит крейсер. На нём продолжаются работы. Экипаж спокойно ждёт в сторонке, когда начнётся передача корабля. Тут и начинается самое интересное. Офицеры ходят с рулетками и обмеривают свои объекты. Обнаруживают, что котёл на пару сантиметров отклонился от своего законного места, а артустановка до конца обклеена материалом по технологии «стелс». Наступает время подписания акта, и в доселе спартанских каютах появляются новые телевизоры, полированная мебель и прочие удобства. Заметьте – проектом в принципе не предусмотренные. Зато акт подписан. Работяги получают свою законную премию за выполнение плана, а флот – очередную боевую единицу. И никто не спрашивает, на какие шиши были закуплены все эти «архитектурные излишества». Что уж говорить о картинах, поставляемых в кают-компании шарашками прикормленных художников. Порой эти полотна по цене тянут едва ли не на творения Тициана или Рембрандта. Шутка, конечно.

Это – стандартная схема, причем – далеко не единственная. Есть и вообще элементарные вещи. Скажем, у командира части на складе есть свободное место, а у его знакомого предпринимателя есть товар, который это место с удовольствием займет. В итоге довольны все. Бизнесмен получает хранилище, да ещё под охраной вооружённых караулов, офицер – небольшой приварок к денежному содержанию. И средства преодолеть эти схемы пока не изобретено.

Разве что кто-нибудь совсем зарвётся. Тогда можно и реальный приговор схлопотать. Или как минимум скандал, подобный случившемуся в пилотажной группе «Стрижи». Но заметьте, бывший командир этого элитного подразделения ВВС РФ, обиравший подчинённых, отделался пускай солидным, но всё-таки штрафом, за решётку не сел. Тем временем поборы с тех же контрактников практически процветают. Обычно накануне очередного отпуска. Так что главное – не попадаться.

korrupciya_v_MOВпрочем, если наверху схвачено, то можно и рискнуть. Тот же Сергей Иванов полагает, что в деле Анатолия Сердюкова судебная точка поставлена. А если Евгения Васильева, находясь под домашним арестом, ведёт активную светскую жизнь, то почему бы в ожидании суда ей этого не делать? Зато существуют регулярно обновляемые планы по противодействию коррупции в Вооружённых Силах Российской Федерации, сдобренные целым ворохом соответствующих строгих приказов. Похожих на тысячепервое китайское предупреждение.

Конечно, в целом борьба с коррупцией идёт. Общая установка на ужесточение и мобилизацию не может обходиться совсем без этого. Тот же Сергей Иванов упомянул, что только за последние полгода за мздоимство были наказаны (как именно, другой вопрос) 3,7 тысячи чиновников, 162 уволены с госслужбы. Под раздачу попал даже высокопоставленный чин МВД Евгений Кужель, руливший дальневосточной полицией. Тот самый, который еще года полтора назад давал интервью под заголовками типа «Борьба с коррупцией и пресечение экономических преступлений – наша приоритетная задача». Правда, повод забавный: его супруга не внесла в декларацию мужа свою недвижимость. И уже высказано мнение: Кужель был как раз «правильным ментом» снят за чрезмерное антикоррупционное рвение.

Глава президентской администрации напоминает о презумпции невиновности.  И заявляет, что в основной своей массе российские чиновники вовсе не являются потенциальными или реальными взяточниками и коррупционерами. Вступая в заочную дискуссию с Петром Великим, который говорил о чиновничестве: «Сия должность воровская, большей оплате не подлежит!» Не говоря о Салтыкове-Щедрине с его «пьют и воруют».

Кстати, насчёт – пьют. Пока обычные россияне затягивают пояса в обычных магазинах, чиновники самоотверженно отказываются ль праздничных сабантуев. Делопроизводство рестораторов бесстрастно свидетельствует: резко падают заказы на устройство новогодних корпоративов. Столоначальникам предлагается выпивать и закусывать за свой счет, а к такому они не привыкли. Да и, откровенно говоря, что праздновать-то? Даже в элите впечатления текущего года далеко не самые радостные, а перспективы уходящего тоже не располагают к гулянке. Да и сам факт лимитирования – хотя бы декларативного – коррупции и роскошества, много о чём говорит. Не о самоограничении элиты. Но о явной её растерянности. Ещё Оруэлл описал эту коллизию в «1984»: «Как администратор член внутренней партии вынужден знать реальное положение дел».

 Николай Кольский, «В кризис.ру»

У партнёров