Избыточные управленческие звенья – бич любой государственной системы. Искусственные министерства и ведомства наносят двойной вред. Во-первых, дезорганизуют управление, бурно имитируя кипучую текучку. Во-вторых, стимулируют лишние мысли у подведомственного народонаселения. Одного чиновника-дармоеда оно стерпит, но когда переливанием из пустого в порожнее занимаются сотни озабоченных столоначальников, это вызывает сомнения в годности всего государственного механизма. Когда сумма действия этих факторов обретает синергетический эффект, верховной власти приходится идти на кардинальные меры.

pyyprazmeС подачи премьер-министра Дмитрия Медведева президент Владимир Путин ликвидировал сразу три ведомства с громкими названиями – Министерство регионального развития, Федеральную службу по оборонному заказу (Рособоронзаказ) и Федеральное агентство по поставкам вооружения, военной, специальной техники и материальных средств (Рособоронпоставку). Причина проста – ненужность этих «пятых колёс», попавших под элементарную оптимизацию. Любопытно, что все эти структуры были созданы в пору двух первых президентских сроков Путина. Минрегион и Рособоронзаказ – в 2004-м, Рособоронпоставка – в 2007-м. Попытаемся разобраться в причинах их появления.

Проще всего дела обстоят с Минрегионом. Здесь предтечей стали петербургские губернаторские выборы 2003 года, когда крепкого хозяйственника Владимира Яковлева не без трений сменила кремлёвская фаворитка Валентина Матвиенко. Однако Владимиру Путину было ещё не с руки ссориться с элитой малой родины. Даже в случае политически малоамбициозного Яковлева. Так на свет и появилось Министерство регионального развития.

Минрегион отвечал за всё сразу и ни за что конкретно. Однако фундамент под ним треснул лишь когда было создано Министерство строительства и ЖКХ, созданное для затыкания дыр на олимпийских стройках

Его функционал не мог не впечатлять. Госрегулирование развития регионов, национальная политика, разграничение полномочий между органами исполнительной власти, межрегиональное сотрудничество, а также вопросы ЖКХ, градостроительства и архитектуры. Всего 84 функции. В общем, отвечало министерство за всё сразу и ни за что конкретно.

minregsovОднако наличие ведомства ощущалось. Например, Минрегион активно вторгался даже в вопросы отраслевого нормотворчества, мимо него не могла проскочить ни одна мало-мальски важная бумага. Вполне естественно, если учесть, что во главе министерства побывали такие неординарные персоны, как Дмитрий Козак или сдающий сейчас дела Игорь Слюняев. При этом конкретика оставалась в стороне. Взять ту же строительную отрасль. Её практики раз десять просили учредить специальное ведомство, с которым можно было бы решать вопросы. Однако их регулярно посылали. В Минрегион.

Фундамент под Минрегионом треснул лишь осенью прошлого года, когда было создано Министерство строительства и ЖКХ. Вряд ли речь шла о номенклатурной спецоперации по удалению Слюняева. Просто тогда наметился кризис со строительством олимпийских объектов, вот для затыкания дыры и создали Минстрой во главе с интеллигентным Михаилом Менем. На удивление многим, структура оказалась не одноразовой и даже дееспособной. Одновременно всё более отчетливо проявлялась искусственность самого минрегионального «голема».

Вчера президент разрубил номенклатурный гордиев узел. Функции Минрегиона разбросали по другим ведомствам. С бюрократической точки зрения забавно и даже как-то неправильно, что при этом некоторые структуры, в частности – по делам Дальнего Востока, Крыма и Северного Кавказа – появились позднее Минрегиона. Единственное, что их роднит – ситуативность их появления на свет. Вроде овощного министерства под конец СССР.

Главной функцией Рособоронзаказа значился контроль и надзор за выполнением норм и правил в сфере государственного оборонного заказа. Однако, как теперь выясняется, с этим могли справиться и другие ведомства

rocobzakАналогичная история приключилась и «рособоронами», никак по большому счёту не отметившимися на оборонной ниве. Ничего удивительного. Главной функцией Рособоронзаказа значился контроль и надзор за выполнением норм и правил в сфере государственного оборонного заказа. Того самого, выполнение которого в последние годы вызывало массу нареканий. Рособоронпоставка занималась вроде бы более конкретным делом – выполняла функции государственного заказчика в рамках всё того же гособоронзаказа. Быть может, вся соль – в этой фразе из её функционала: «…за исключением специальной техники и материальных средств, номенклатуру которых утверждают руководители федеральных органов исполнительной власти, являющихся государственными заказчиками государственного оборонного заказа»? То есть структура занималась больше мелочёвкой, её не допускали до решения действительно важных вопросов?

Тогда всё понятно. Для распределения берцев и стройбатовских лопат достаточно и прежних ведомств. Хотя и здесь происходила бурная деятельность. Достаточно сказать, что только за 2014 год Рособоронпоставка объявила торги более чем по тысяче позиций (1600 лотов), заключила почти 1,2 тысячи контрактов и провела без малого 2,5 тысячи комиссий по закупкам. Как теперь выясняется, с этим могли справиться и другие ведомства. Не только Минобороны.

В общем, из обоймы министерств и ведомств выпали явно ненужные звенья. Нельзя сказать, плохо это или хорошо для массового зрителя. Скорее всего, в ближайшей перспективе это на нём никак не скажется. Что касается доводов о том, что ликвидации позволят на чем-то сэкономить, то это вряд ли. Слюняеву уже подыскивают очередное подобоающее кресло. Его бывшие подчинённые тоже наверняка разбредутся по другим ведомствам.

Детища Путина приказали долго жить по предложению главы кабинета министров, но вряд ли речь идёт о каком-то реальном перераспределении полномочий на олимпе российской власти

В связи со всем вышесказанным небезынтересно, что сама проблема гособоронзаказа наиболее выпукло проявилась в последние годы, в пору премьерства Медведева. При этом во время всевозможных тайных и явных разносов те же Рособоронзаказ и Рособоронпоставка практически не упоминались. Не менее важно, что детища Путина приказали долго жить по предложению главы кабинета министров. Вряд ли речь идёт о каком-то реальном перераспределении полномочий на олимпе российской власти. Скорее всего, президент решил, что премьеру тоже пора дать слово. И ни о какой подковёрной борьбе за передел сфер влияния речь идти не может.

Все центры силы давно определились. Недаром некоторые наблюдатели говорят, что подлинным инициатором нынешних пертурбаций является никто иной, как министр обороны Сергей Шойгу. А проблема оснащения российских вооруженных сил, актуальная во все времена, в свете последних событий выходит едва ли не на первый план. Если это действительно так, то вот тогда текущие номенклатурные процессы могут стать существенны не только для чиновников из расформированных организаций.

 Николай Кольский, «В кризис.ру»

У партнёров