ХАМАС осуждает действия минского диктатора. Северная Корея рекомендует не летать над владениями Лукашенко. О реакции на захват самолёта Ryanair в беларуском небе со стороны мексиканских наркокартелей и сомалийских пиратов ничего пока не сообщалось – вероятно, не находят цензурных слов. Оппозиционного журналиста Романа Протасевича «президент» Лукашенко объявляет «террористом», предъявляет ему беларуский переворот и украинскую войну. Заодно требует от Евросоюза денег за спасение от Протасевича. Слово «безумие» применительно к этому персонажу – уже не лирика. Но в руках пациента – европейская страна и народ-заложник.

Всё происходившее с 23 мая остаётся на слуху. Однако есть смысл ещё раз напомнить последовательность событий. В воскресенье власти Беларуси совершили акт воздушного пиратства и государственного терроризма. В аэропорту Минска был принудительно, под военным конвоем, посажен самолёт ирландского лоукостера Ryanair. Совершавший через воздушное пространство Беларуси рейс Афины–Вильнюс.

Поводом послужило явно подложное сообщение о бомбе на борту. Диспетчерская служба потребовала приземления в Минске. При том, что до пересечения литовской границы оставалось две минуты лёту. Требование сделалось убедительнее, когда в подкрепление был поднят истребитель беларуских ВВС. Странная настойчивость быстро стала понятна – на борту находился бывший главный редактор телеграм-канала NEXTA Роман Протасевич. NEXTA являлась не только информационной, но и организующей структурой массовых антилукашистских протестов 2020 года. Теперь очевидно, что Лукашенко воспринимает Протасевича как личного врага. В аэропорту он был задержан. С ним подруга София Сапега, студентка магистратуры Европейского гуманитарного университета в Вильнюсе и российская гражданка.

Бредовый детектив о письме «солдат ХАМАСа» (на русском языке), якобы грозивших взрывом самолёта в качестве антиизраильского акта, рассыпался мгновенно. По-видимому, мудрые чиновники придумали первое попавшееся, насмотревшись телевизора. И кстати, получили теперь в лице ХАМАС серьёзного и жестокого врага. Такой удар по имиджу – втягивание в терроризм, да ещё с идиотской выдумкой – реальные солдаты ХАМАСа вряд ли простят. Трогательно прозвучала фраза Лукашенко в его сегодняшнем выступлении: «ХАМАС, не ХАМАС – это сегодня не имеет значения». Конечно-конечно. «Поздняк метаться» – говорят в таких случаях в определённых кругах.

Судя по всему, Протасевича «вели» уже в Афинах. Потом сопровождали в самолёте. Не исключено, что это были сотрудники российских спецслужб. Во всяком случае, из Минска в Вильнюс не добрались не только Роман и София, но и некие российские граждане, летевшие тем же рейсом. А из минского аэропорта в Москву вылетел частный борт Тараса Козака – депутата Верховной Рады Украины от пропутинской партии «Оппозиционная платформа – За жизнь».

Почти полдня самолёт Козака стоял с включённым транспондером. Это радиолокационный ответчик, используемый для идентификации воздушного судна диспетчерскими службами. Обычно на стоянках его отключают. Но тут были готовы к взлёту в любой момент. Беларуские оппозиционные источники предполагают, что именно этим бортом вернулись загадочные россияне.

5 ноября 2020 года – это был период, когда протесты шли на спад, а лукашистская реакция разворачивала контрнаступление – Роману Протасевичу были предъявлены обвинения по нескольким статьям УК РБ. Предъявлены заочно, сам он находился в Польше. Организация массовых беспорядков. Разжигание вражды по социальному признаку (к карателям, естественно). Через две недели КГБ Беларуси внёс Протасевича в список лиц, «причастных к террористической деятельности», хотя тут формального обвинения не выдвигалось. Соответствующая статья беларуского УК предусматривает наказание вплоть до смертной казни.

Одновременное задержание Романа и его подруги дало в руки силовиков убедительное средство давления. Молодые люди оказались заложниками по отношению друг к другу. Судя по всему, именно этот шантаж стал главным орудием вскрытия на «признательно-покаянные» выступления. Хотя нельзя исключать и элементарного физического воздействия. Не говоря об общих условиях беларуских ИВС и СИЗО, как и ИК (до сих пор неизвестно точное место содержания Романа и Софии). Автор этих строк имел возможность сравнить собственный опыт пребывания в СИЗО КГБ СССР 1982–1983 годов – с рассказами товарищей, прошедших СИЗО КГБ РБ после декабрьских событий 2010 года, а также места заключения года 2020-го. Беларуские тюрьмы несравненно ближе к образцам сталинских времён, чем к «вегетарианскому» позднесоветскому периоду.

Публикация «признаний» становится традицией беларусского КГБ. Можно вспомнить сходные ролики с известным литературоведом и историком Александром Федутой. Задержанным в Москве российскими коллегами беларуских костоломов и обвинённым в заговоре с целью свержения Лукашенко. Не все держатся как лидер Беларуской христианской демократии Павел Северинец, только что осуждённый к семи годам лишения свободы, социал-демократ Сергей Спарыш, осуждённый на шесть лет, лидер его же партии «Народная грамада» Николай Статкевич и его одноделец Сергей Тихановский, суд над которыми ещё не закончился.

Пущено в ход информационное оружие. Софию обвиняют в ведении телеграм-канала «Чёрная книга Беларуси». Этот ресурс деанонимизировал силовиков, отличавшихся особой жестокостью. Публикуется якобы титульный лист её дипломной работы «Телеграм-канал “Чёрная книга Беларуси” как созидательный проект “Новой Беларуси”». Фальшивка сляпана весьма топорно. Возможно, даже сознательно, издевательски. Вплоть до имени «куратора» (кураторов при дипломных работах нет, есть научные руководители): «доцент Дуда А.С.». Видимо, с намёком на польского президента Анджея Себастиана Дуду. Да и тема совершенно не соответствует ни профилю специальности, ни реально утверждённому названию работы.

Роману усиленно создаётся образ «неонациста». В строку идёт и участие в киевском Майдане, и  фотография на фоне поваленного памятника Ленину, и журналистское присутствие при антитеррористической операции на Донбассе. Прежде Лукашенко не давал негативных оценок Украинской революции, не осуждал АТО и не отличался приверженностью «вождю мирового пролетариата». Меняются, как видим, времена.

Но беларуское руководство во главе с хозяином явно не предвидело последствий (впрочем, после «солдат ХАМАСа» странно было бы ждать иного). Саммит Евросоюза рекомендовал европейским авиакомпаниям отказаться от полётов в Беларусь и над территорией Беларуси, запретил полёты Белавиа в страны ЕС и над их территорией. Это не только ставит под вопрос дальнейшее существование компании, но и лишает Беларусь поступлений от аэронавигационных сборов. Несколько десятков миллионов долларов в год – цифра не самая большая. Но при жёстком сокращении валютных поступлений чувствительная. Более значимыми могут оказаться санкции против компаний и лиц, выступающих  «кошельками» главаря.

По цитатам в некоторых СМИ можно понять, что Лукашенко не очень представляет последствия фактической воздушной блокады страны. В его воображении беларуские самолёты будут летать «над нейтральными зонами Балтики и Средиземного моря». Куда летать? Если никто не принимает?

В то же время, эти санкции бьют не только, а может быть, и не столько по властям и околовластному бизнесу. Тяжелы последствия и для граждан. В частности, гораздо сложнее станет покинуть Беларусь. В том числе и тем, кто хотел бы избежать политических преследований.

Уже упомянутое выступление человека, называющего себя президентом Беларуси, слушается как истерика. Оно даже не транслировалось в прямом эфире и доступно только в изложении пресс-службы и СМИ. Тональность напоминает речь другого человека, называющего себя президентом другой страны, произнесённую 9 мая. Кругом враги, бунты, удушения… Конечно, ещё нацисты. Тут ближе к делу – в том смысле, что режим Лукашенко (как и его восточных покровителей) демонстрирует явственные черты фашизма. Привычное «держи вора».

Обращает на себя внимание предупреждение со стороны Лукашенко в адрес российского руководства. Очевидно, накануне послезавтрашней встречи. Поглощение Беларуси создало бы «головную боль» для РФ: «Это был бы такой подарок для американцев и коллективного Запада, если бы Россия ставила своей целью включить Беларусь в состав России. Это был бы конец». Уточнить бы ещё, кому конец. Похоже, Лукашенко не теряет надежды обеспечить себе подпорку от Путина и сохранить при этом остатки суверенитета. Раньше такое удавалось. Теперь далеко не факт.

Одновременно с заявлением Лукашенко выступили представители оппозиции. В основном находящейся в изгнании. Офис Светланы Тихановской, Координационный Совет, Народное антикризисное управление, штаб Цепкало, Bypol. Они заявили о «подготовке к новой активной фазе протеста». Но насколько эти планы соответствуют массовым настроениям, сказать трудно. Мощная энергия сильно растрачена в безрезультатных действиях прошлого года. Не без участия лидеров, так и не решившихся тогда на «активную фазу».

Для россиян события в соседней стране значимы ещё и потому, что беларуские процессы последней четверти века упреждали наше будущее. Беларусь оказывалась экспериментальной площадкой авторитаризма. Обкатанные там формы и методы диктатуры с большим или меньшим запозданием реализовывались в РФ. «Эта ночь наступает надолго», – писала Светлана Алексиевич, когда Владимир Путин только перебирался на незаметную должность в администрации президента Ельцина.

Ныне соревнование за звание «последнего диктатора Европы» продолжается. Его могут остановить народы. И беларусы, и россияне. Больше просто некому. При оптимистическом варианте развития, естественно. Который не гарантирован. Но и не исключён.

Павел Кудюкин, специально для «В кризис.ру»

Власть

У партнёров