Вчерашний день ознаменовался двумя важными событиями. О первом скажем вскользь, ничего нового мы там не услышали. Второе было несколько в тени, но по статусу едва ли не соперничало с первым. Град и мир услышал то, что хотел услышать. Теперь мы знаем, что враг у ворот. Впрочем, он от них никогда не отходит.

conference1Суть любого публичного общения – это в первую очередь возможность обмена мнениями между его участниками. Желателен даже спор среди носителей разных точек зрения. Но против формата не попрёшь. Если президент открывает «прямую линию» с гражданами РФ с перечисления основных достижений России в 2014 году, то он задаёт тон всему мероприятию. Если говорят, стране нужно гордиться присоединением Крыма, работой в сложных экономических условиях, успешной Олимпиадой, то что можно добавить? Не каждый же день Гагарин в космос летает.

Но вчера не только Путин общался с народом. В Москве открылась конференция по международной безопасности. В двухдневном мероприятии принимают участие более четырёхсот представителей оборонных ведомств и экспертов из семидесяти государств и международных организаций. Учитывая сложную обстановку в мире, от таких форумов можно ожидать как минимум оживлённой дискуссии по самым насущным проблемам. Первые три доклада сделали представители России – Сергей Шойгу, Сергей Лавров, Валерий Герасимов. Их предварило приветственное послание Владимира Путина, которое зачитал секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев. Отметим только одну цитату, привязанную к предстоящему 9 мая: «Эта дата напоминает нам о том, какие угрозы несёт героизация нацизма, претензии на мировое господство, поощрение ксенофобии и экстремизма».

Далее на трибуну вышел министр обороны РФ Сергей Шойгу. И одной из первых фраз объяснил, зачем, собственно, все здесь собрались: «В стремлении вовлечь Киев в свою орбиту США и их ближайшие союзники перешли все мыслимые черты, что не могло не вызвать нашей реакции… В результате антиконституционной смены власти страна была ввергнута в гражданскую войну… Народ Крыма сделал законный выбор, воспользовавшись правом нации на самоопределение». Дискуссия, говоришь?

conference2Остальной набор был традиционен. «Ряд стран, посчитавших себя победителями в холодной войне», «планы достижения абсолютного силового превосходства», «НАТО активно стремится к захвату геополитического пространства, последовательно наращивая военный потенциал в Европе, приближаясь к российским границам». Особо глава Минобороны отметил феномен «цветных революций», который, по его мнению, приобрёл глобальный характер. Свежей струёй в этом контексте прозвучало упоминание акций протеста в Гонконге и Венесуэле. Шойгу посчитал их «звеньями одной цепи».

Но самой загадочной оказалась такая словесная конструкция. «Хотелось бы напомнить активистам «совместного управления ядерным оружием» в НАТО о последствиях безудержного стремления к военному доминированию. 6—9 августа мир будет вспоминать о последствиях применения ядерного оружия в Хиросиме и Нагасаки. Остается только гадать, какие последствия для Европы имела бы подобная ретивость в отношении использования ядерного оружия, появись оно у американской армии несколько раньше». Так и хочется добавить бессмертную цитату: «Можно помедленнее! Я записываю!».

Казалось бы, перевести разговор в более профессиональное русло мог начальник Генерального штаба Вооружённых сил РФ генерал армии Валерий Герасимов. Однако он начал с темы, находящейся скорее в ведении спецслужб. Генерал заговорил о глобальном терроризме – африканском, ближневосточном и центральноазиатском. (К слову, насчёт определения Центральной Азии дискуссии не утихают до сих пор. Понятно, что Герасимов имел в виду Афганистан. А таможенно-союзный Казахстан? А стабильный до невозможности Узбекистан? А китайский запад с уйгурским движением?) А дальше, с широким геополитическим размахом, разумеется, перешёл к Украине. И ничего нового: «националисты», «русофобы», «неофашисты», «западные кураторы», «агрессия Киева» (странно, что не «киевской хунты»)… Это уже воспринимается как зачин: в некотором царстве, в некотором государстве. Впечатление, что доклад начальнику генштаба готовили не военные специалисты, а составители нынешних телевизионных «блокнотов агитатора».

conference3Удивило, например, причисление системы «Иджис» (Aegis) к ПРО. Это – многофункциональная боевая информационно-управляющая система, в которой ПРО – лишь один из компонентов. Или взять замечательную фразу: «…применять и крылатые ракеты типа «Томахок». Для непосвященных – такие ракеты вообще-то привычно называют «Томагавк», «Томахок» же – просто перевод латинского написания Tomahawk на кириллицу, применяемый в очень узком кругу. Недаром, читая эти слова, Герасимов слегка смутился. Наконец, говоря о международном терроризме, как можно сказать: «Если в 60—70 годах прошлого столетия во всем мире численность членов различных экстремистских организаций составляла, по разным оценкам, около двух тысяч человек (Если не считать тех, кого в порядке интерпомощи подкармливал СССР— авт.), то в 90-е годы эта цифра возросла до 50 тысяч, а на сегодняшний день достигла более 150 тысяч»? Понятно, что в нынешней России понятия «терроризм» и «экстремизм» стали практически синонимами. Но это – в России, в остальном мире их чётко разграничивают. Если не забывать, перед какой аудиторией выступал начальник российского генштаба, то за державу становится несколько обидно.

Когда знакомишься с точкой зрения военачальника на нынешнюю обстановку вдоль западных и южных границ России, вспоминается диспозиция вермахта накануне 22 июня. Тут полный комплект – и расширение численности враждебной коалиции, и рост её военной группировки, и создание плацдармов для грядущего нападения, и учащение манёвров, и многое другое. Правда, генерал Герасимов скромно умолчал о том, что только с весны прошлого года российские армия и флот провели 3,5 тысячи учений. Впрочем, не забудем, что «шпионы» – это одно, а «разведчики» – совсем-совсем другое…

Мелькали в выступлениях и здравые мысли. Например, о том, как перестают работать многолетние механизмы глобальной и региональной безопасности. И насчёт «справиться с общими вызовами и сохранить мир можно только коллективными усилиями» – тоже верно. Только вот беда – такие конференции влиятельные западные гости предпочитают не посещать. И на этот раз Европа была представлена лишь министрами обороны Греции и Сербии, а также спецпредставителем МИД Франции по развитию отношений с РФ известным социалистом Жаном-Пьером Шевенманом. Остальным неинтересно.

И наконец, очень удачно легли в тональность конференции слова президента Путина, произнесённые в тот же день на «прямой линии»: «Мы никого врагами не считаем — я имею в виду из участников международного общения».

Николай Кольский, «В кризис.ру»

в России

Власть

У партнёров