В Шотландии официально стартовала агитационная кампания перед намеченным на 18 сентября референдумом о независимости. Судя по всему, северу Соединённого Королевства предстоит жаркое лето. Хотя пока что всё идёт по-британски чинно и размеренно. Для Западной Европы в целом и Великобритании в частности сепаратизм не является страшной разрушающей силой. Но разумеется, консервативно-либеральный кабинет Дэвида Кэмерона не в восторге от инициированного Глазго плебисцита.

refeckottВопрос поставлен о государственной независимости Шотландии. Однако, раз уж шотландский парламент контролируется сепаратистами из Шотландской национальной партии (ШНП), британским правоцентристам ничего не оставалось, кроме как договариваться. Итогом компромисса стало решение о проведении референдума.

Свобода слова и политический плюрализм в Великобритании – порука тому, что нынешняя агитационная кампания проходит в демократической атмосфере

Решение это было принято загодя. И у сторонников сохранения целостности королевства, и у адептов независимой Шотландской республики хватало времени, чтобы убедить избирателей. Свобода слова и политический плюрализм в Великобритании – порука тому, что нынешняя агитационная кампания проходит в демократической атмосфере. Ещё в конце 2013 года однопартийное правительство лидера ШНП Алекса Сэлмонда опубликовало объёмный, в 670 страниц план достижения независимости. В этой «белой книге» даётся конкретная хронология становления независимой Шотландии, со своей суверенной экономикой, внешней политикой и обороной. Если 18 сентября большинство шотландских избирателей скажет «да».

Сторонники независимости напирают на то, что если их план будет поддержан шотландцами, то воспетая Байроном земля вскоре сможет занять 8-е место по размерам ВВП и 10-е по доходу на душу населения. Референдум специально «подогнали» под семисотлетие отмечаемой в июне битве при Бэноккберне, в которой в 1314 г. шотландцы одержали верх над англичанами. Однако не стоит думать, что кабинет Сэлмонда активно использует националистическую риторику. ШНП была и остаётся левой, социал-реформистской партией. Основной пропагандистский упор её лидеры делают на социально-экономические аспекты. Указывая на процветающую благодаря нефтегазовым деньгам Норвегию, Сэлмонд обещает шотландцам превратить страну вереска и виски в «государство северного процветания». Например, посредством снижения налога на прибыль и привлечения таким образом иностранного капитала. В случае провозглашения независимости, обещает Сэлмонд, уже через два десятилетия Шотландия получит суверенный фонд в размере $45-50 млрд. Но именно на этой социально-экономической оси лидеров шотландского сепаратизма ожидают серьёзные подводные камни.

Не зря шотландцы вошли в фольклор западноевропейских анекдотов как люди прижимистые. И противники полного шотландского суверенитета используют  эту черту национального характера шотландцев. В частности, когда утверждают, что в случае победы «да» доходы шотландских домохозяйств заметно снизятся (британский министр финансов Джордж Осборн предрекает, что падение составит 2000 фунтов стерлингов в год), налоги увеличится, товарооборот с оставшейся частью Британских островов сократится, а суверенная Шотландия будет выставлена из стерлингова пространства и окажется вне Европейского Союза. 

Этот последний пункт очень сильно бьёт по кампании ШНП. Кэмерон и Осборн уже неоднократно давали понять: Лондон не пойдёт с независимой Шотландией на соглашение о пребывании Глазго в британской финансовой зоне. «В том случае, если Шотландия покинет Соединённое Королевство, — отмечает Осборн, — она одновременно распрощается с фунтом стерлингов… Любой валютный союз требует политического союза. Без этого единая валюта невозможна». Ответить шотландским националистам, похоже, нечего. ШНП обвиняет правящих в Британии консерваторов в английском шовинизме и недальновидной политике — но это ведь только слова.

Ещё один сложный момент – это вопрос о будущем внешнем долге независимой Шотландии. Эксперты-экономисты считают, что речь пойдёт о 80% ВВП, а в суммарном исчислении этот долг может составить сумму более чем $230 млрд.

Уходя из Британии, Шотландия автоматически теряет свою принадлежность к ЕС. Глазго придётся подавать заявку в Брюссель и становиться в очередь стран-кандидатов. Это будет стоить Шотландии 1,9 млрд фунтов ежегодно

Против сепаратистов сейчас играет и единая Европа. Уходящий глава Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу согласился с доводом официального Лондона: уходя из Британии, Шотландия автоматически теряет свою принадлежность к ЕС. По словам Баррозу, в этом случае Глазго придётся подавать заявку в Брюссель и становиться в очередь стран-кандидатов. Экономисты считают, что такой поворот дела будет стоить Шотландии 1,9 млрд фунтов ежегодно. Очевидно, что не в восторге от перспективы отделения Шотландии и главный стратегический союзник Лондона – Соединённые Штаты. Это тем более важно, что традиционно ШНП провозглашала своей целью выход Шотландии из НАТО и денуклеаризацию независимой Шотландии.

Если ШНП на сентябрьском референдуме может рассчитывать лишь на солидарность со стороны ряда мелких левых групп, не имеющих особого влияния, то все основные общебританские партии — от лейбористов до националистической Партии независимости Соединённого Королевства — однозначно выступают в поддержку единства Великобритании. Ставка ещё не сыграна, но, судя по опросам общественного мнения, более полвины избирателей Шотландии не готовы пуститься в круиз под названием «Независимость».

 Эрик Крещенский, специально для «В кризис.ру»

Геополитика

Общество

У партнёров