В Израиле политическое цунами. Биньямин (Биби) Нетаньяху оставил пост премьер-министра. Его сменил Нафтали Бенет. Мандат Бенету вручила причудливая восьмипартийная коалиция, от либеральных сионистов до консервативных исламистов. За нового премьера проголосовала ровно половина кнессета – 60 из 120. «Эпоха Нетаньяху закончилась» – пишут мировые СМИ. Левые – с восторгом, правые – с горечью. Хотя, откровенно-то говоря, водораздел пролегает не по идеологической линии.

Сто лет назад, когда российская гражданская война охватила Хивинское ханство, красные созывали под свои знамёна отнюдь не одних коммунистов. «С нами все, кто против Джунаида!» – такой лозунг работал куда эффективнее, чем тезисы марксистской политэкономии. Нынешняя коалиция против партии Ликуд и её лидера Биби формировалась примерно так же, как тогда против Джунаид-хана. И сработала, как видим.

Сторонники Ликуда в ярости. Даже не из-за проигрыша своей партии и смещения долголетнего премьера. Власть в Израиле меняется регулярно. Нетаньяху уже и терял правительственный пост и возвращался вновь (в общей сложности за 1996–1999-й и 2009–2021-й он побил прежний рекорд основателя Давида Бен-Гуриона). Важно другое: кто и каким образом сейчас отстранил Биби от власти.

Правительственный кризис в Израиле – перманентное состояние последних лет. С апреля 2019-го израильтянам пришлось голосовать четыре раза. 23 марта года текущего правосионистский консервативно-либеральный Ликуд, хотя и понёс заметные потери, вновь вышел на первое место: почти четверть избирателей и ровно четверть кнессета – 30 мандатов. На второй позиции оказалась либерально-сионистская партия Еш Атид – 17 мандатов. Третьей пришла консервативно-иудейская партия ШАС – 9 мандатов. Социал-либеральные сионисты партии Кахоль-Лаван получили 8 депутатских мест.

По 7 депутатов провели четыре партии: правонационалистические сионисты Ямина (её возглавляет Нафтали Бенет), социал-демократы Авода, ультраортодоксальные иудеи Яхадут ха-Тора, правая партия «русской улицы» Наш дом Израиль. Ещё четыре фракции будут иметь по 6: консервативно-иудейская Ткума, правоцентристская Тиква Хадаша, левосионистская МЕРЕЦ и Объединённый список из прокоммунистической Хадаш, арабской левонационалистической ТААЛ, арабской левоцентристской Балад. Последние четыре мандата взял Объединённый арабский список, в котором доминирует исламистская партия РААМ.

Покажи такой расклад лет сорок или даже тридцать назад – люди повертели бы у виска. С конца 1940-х до начала 2000-х политика в Израиле основывалась на двухблоковой системе. Первые три десятилетия у власти стояли израильские лейбористы – партия МАПАЙ, ныне социал-демократическая Авода. Эта сила символизируется такими историческими фигурами, как Давид Бен-Гурион, Леви Эшкол, Голда Меир, Ицхак Рабин, Шимон Перес. С 1977 года с лейбористами стали чередоваться у власти правые национал-либералы – партия Херут, вокруг которой сформировался Ликуд. Здесь свой набор имён символов: Менахем Бегин, Ицхак Шамир, Ариэль Шарон.

Лейбористы опирались прежде всего на общенациональное профобъединение Гистадрут, систему знаменитых киббуцев и кооперативов-мошавов. К ним примыкали небольшие партии левых сионистов. Кроме того, мудрец Бен-Гурион, дабы противостоять харизматичному радикалу Бегину, заключил странный союз социалистов с иудейскими религиозными партиями. Массовой базой Ликуда являлся многоликий и динамичный еврейский базар, фанатично преданный Бегину. Легендарный боевик Менахем издавна считался способным на всё в борьбе. С ним входили в альянс еврейские националисты всех градаций, а временами некоторые ортодоксы.

Тогдашние израильские левые ценили строгость, дисциплину и порядок. Бегин с соратниками поднимались на популистской волне «базарного ора». Социал-демократы старались не выходить за пределы внутренней и ближневосточной проблематики. Бегиновские ликудовцы превратили Израиль в ударный спецназ мирового антикоммунизма, знаменитые «узи» в 1980-х палили на трёх континентах. Различия были серьёзны.

Но фундаментально правые и левые сходились. Израильское общество строилось на демократической основе. Не возникало разногласий и в том, что касалось обороны и безопасности. Тут в единый строй защиты Израиля вставали даже многие коммунисты, что уж говорить о левых и правых. Да и как иначе, когда актив Аводы и Ликуда в равной мере происходил из еврейского антиколониального подполья: Бен-Гурион прошёл Хагану, Бегин – Иргун Цваи Леуми.

Многое с тех пор изменилось. И не во всём эволюция оказалась продуктивной. Израильские левые, разумеется, и теперь выступают за усиление социальных программ и расширение госсектора. Но это уже не прежняя МАПАЙ–Авода. Самое главное – у них теперь принципиально другой подход к проблемам мира с палестинцами. Левые считают, что прочный мир на Ближнем Востоке возможен только при создании полноценного арабского государства в Палестине. С передачей ему всех территорий, оккупированных Израилем в результате Шестидневной войны 1967 года, включая Восточный Иерусалим.

К этому они шли постепенно. По мере усиления этих настроений падало влияние Аводы – всё-таки партия Бен-Гуриона, Эшкола и Голды Меир, выигравшая четыре войны, не могла под этим расписаться. Но исторические соглашения в Осло с Ясиром Арафатом подписывал Ицхак Рабин (поплатившийся за это жизнью от пули ультраправого еврея). Израиль передавал Организации освобождения Палестины (ООП) контроль над арабскими территориями Западного берега реки Иордан и сектора Газа. В обмен на признание ею Израиля и отказ от терроризма.

Вместо мира Израиль получил усиление террористической активности. Особенно из сектора Газа, где у власти утвердилась даже не арафатовская ООП – национал-социалистическая, но хотя бы светская – а исламистское движение ХАМАС. (Западный берег, где правят коррумпированные группы наследников Арафата, используется как ближайший тыл терроризма.) Администрация Палестинской национальной автономии очень снисходительно обращалась с террористами, хотя временами предпринимала показные кампании. Зато выдвигала всё новые требования к Израилю. В том числе заведомо невыполнимые, вроде передачи Восточного Иерусалима.

В последние полтора десятилетия сектор Газа превратился в антиизраильский террористический бастион, заботливо опекаемый левым истеблишментом и левой общественностью «цивилизованного мира». Это объясняется даже не столько антисемитизмом, сколько левацкой ненавистью к Израилю Бен-Гуриона и Бегина, форпосту «старозападных» ценностей. Ничто так не бесит тоталитаристов любой окраски, а также их подпевал из числа «троянских ослов» и «сторонников разрядки», как свобода, умеющая защищаться и побеждать.

«Мирная политика» израильских левых провалилась с оглушительным треском. Она привела к гибели тысяч людей, евреев и арабов. Формула «мир за землю» обернулась банальной сдачей позиций. Всё по известной фразе Черчилля: «У вас был выбор между войной и позором. Вы выбрали позор и получите войну».

Однако новый левый лагерь израильской политики, несмотря на стратегическое поражение, остаётся влиятельной силой. Эти партии регулярно получают почти половину мест в кнессете. Тому есть причины и объяснения. Шквал левой пропаганды, тиражируется европейскими и (в меньшей степени) американскими политиками и СМИ. Израиль – западная страна, и любая ахинея от Берни Сандерса, Джереми Корбина или Стефана Лёвена многими здесь воспринимается всерьёз. Особенно теми, кто живёт вдали от границ с Газой, не хоронит родственников и соседей, не проводит недели в бомбоубежищах.

Израильская писательница Хава Слуцка-Кестин (кстати, коммунистка) показала социокультурный расклад израильских 1950-х коротким, но проникновенным рассказом «В ханукальные дни». Девушка Мириам вспоминает возлюбленного. Соломон не уехал с ней в Израиль – остался в Ираке подпольщиком, бороться с кровавой диктатурой. Рядом другой юноша – Давид, называющий себя Дэйвидом на американский манер. Хороший парень – добродушный, общительный, весёлый. На жизнь смотрит легко: чего там заморачиваться, не грузись, будем веселиться. Мириам хорошо к нему относится. Но: «Дэйвид никогда не займёт место Соломона».

Современные «Дэйвиды» зашли гораздо дальше (тот-то наверняка защищал Израиль в предстоявшей Шестидневной войне). Теперь они готовы, не заморачиваясь, сдать что угодно – ради потребительского комфорта и «прогрессистского» конформизма. Это целая идеология, характерная для значительной части современного Запада. И значительная часть электората. Даже в Израиле, который в общем и целом ещё не забыл себя.

Разбираться в наведённом левыми хаосе пришлось, разумеется, правым. И персонально Биньямину Нетаньяху. Двенадцать лет его второго премьерства являли собой непрестанное трудное преодоление. Аннулировать соглашения в Осло было невозможно, за них горой стоят США, Евросоюз и РФ. Но Биби проводил «политику возможного». Перспективы арабской государственности в Палестине допускались только после гарантированного прекращения террора и снятия необоснованных требований. На теракты израильская армия немедленно отвечала, и с каждым разом всё эффективнее. Успешно велось жёсткое противостояние с Ираном – именно режим аятолл Нетаньяху считал потенциально главной опасностью для Израиля. В Сирийской войне Израиль умело балансировал между воюющими сторонами, ухитряясь время от времени уничтожать иранские военные объекты. Поддержка американской администрации Дональда Трампа обусловила небывалые дипломатические успехи. Израиль обменялся посольствами с Объединёнными Арабскими Эмиратами, Марокко, Суданом и Бахрейном.

С другой стороны, много критики вызывала подчёркнутая лояльность Нетаньяху к правящему режиму РФ, его демонстративная «как бы дружба» с Владимиром Путиным. Пожалуй, на этом направлении действительно совершались серьёзные просчёты. Что стало вполне очевидным, когда Москва заняла откровенно прохамасовскую позицию в последнем ракетном конфликте. Тут «реал-политик», как обычно дала сбой. Ценностное отторжение между Израилем и путинским «духоскрепным» авторитаризмом, поощряющим всяческих толстых, непреодолимо. Приходится признать, что социально-политическое «расслабление» последних десятилетий не обошло и Ликуд. «Друг Менахем» Бегин наверняка занимал бы иную позицию.

Помимо войны и дипломатии, Биби активно занимался израильской экономикой. По сути, он проводил политику, подобную британскому тэтчеризму. Подавление инфляции, сокращение бюджетного дефицита (что при колоссальных военных расходах казалось невозможным), снижение налогов и субсидий при стимулировании трудовых заработков и поддержании традиционной социальной сферы. Госактивы в значительной степени были приватизированы. Хронически убыточные предприятия закрыты, несмотря на протесты профсоюзов. Массовые социальные протесты регулярно вспыхивают по самым разным поводам – от жилищного до  творожного – но социалка не провоцировала глубинного общественного раскола. Находили способ договориться.

Результаты политики Нетаньяху трудно назвать иначе как ошеломляющими. Маленькая страна впечатляет теперь не только военной мощью, но и экономическим прорывом. В предковидном 2019 году ВВП на душу населения составил более $43,5 тысячи.  Это, конечно, не США (свыше $65 тысяч), но и не Россия (менее $12 тысяч). Годовая инфляция ужата до 0,4%, а за чертой бедности жили всего 2,1% населения, что является одним из лучших показателей в мире.

Израиль занимает второе место в мире (после США) по количеству вновь образуемых компаний. Практически вся страна – огромная Силиконовая долина. Этому посвящена популярная у экономистов книга «Страна стартапов» (Start-up Nation) Дана Сенора и Сола Сингера. Помимо местных компаний, свои центры исследований и разработок учредили в Израиле Intel, Microsoft, SAP, IBM, Apple, Oracle, Dell, Google, Cisco Systems, Motorola. Страна без какой-либо сырьевой базы производит и экспортирует (причём в огромных количествах) оружие и боеприпасы, программное обеспечение, электрооборудование, медицинское оборудование, химические и органические продукты, летательные аппараты, ядерные реакторы, лекарства и сельскохозяйственную продукцию. Да, как это ни поразительно, Израиль на 95% обеспечивает себя продовольствием (вот она – забота о продовольственной безопасности!). В сельском хозяйстве занято всего 3,5% населения, но каждый, работающий в этом секторе, кормит 95 человек (в США – 79, в России – 14-15, в Китае – 3-4). И кстати – для тех, кто наивно полагает, будто Израиль живёт на американском содержании: помощь США составляет 4,4% бюджета и 1,2% израильского ВНП.

Развитие страны – это и непременный культурный подъём. В последнее десятилетие мир знакомится с израильской литературой: книги Амоса Оза читают в Москве и Нью-Йорке, Париже и Лиссабоне. Детективный сериал «Фауда» прогремел по всему миру. Поразительно, но киноповествование о борьбе израильского спецотряда с арабскими террористами сделалось самым популярным… в ОАЭ.

Добавим, что Израиль эффективнее всех других стран борется с пандемией COVID-19. Большинство населения уже привито. Среднесуточное количество заболеваний за вторую неделю текущего июня пока сведено к десяти.

В общем, если называть вещи своими именами, Биньямин Нетаньяху – один из самых эффективных глав правительств в мире последнего десятилетия. Причём работавший в особо тяжёлых условиях.

Тем не менее, примерно половина израильтян стали противниками Биби. По разным причинам. Это не только убеждённые (а то и потомственные) левые, которым успехи правого правительства в принципе безразличны, если не враждебны. Другие возмущены коррупционными обвинениями, выдвинутыми против Нетаньяху. Насколько они соответствуют действительности, пусть судят соответствующие инстанции и сами израильтяне. Нам из российского далека представляется довольно странной коррупция, не принесшая властному политику ни миллиардных счетов, ни дворцов, ни яхт. Но в Израиле об этом иные представления.

Коробка и сигар и бутылка шампанского от знакомого богача там уже причина для общенационального скандала и вотума недоверия. Государственный деятель не имеет на это права! А тут ещё несколько чиновников подозреваются в махинациях при германских закупке подлодок. К Нетаньяху это дело отношения не имеет, но как он смел не знать?! Или обсуждал с редактором крупнейшей газеты, подорвёт ли закон позиции медиа-конкурента – это вообще туши свет. Не говоря о подозрениях в протежировании коммуникационной компании или назначении генпрокурора. Дыма-то без огня не бывает…

Более серьёзно другое. Надо признать, правительственный стиль Биби с годами делался всё более авторитарен. Уверенность в своей миссии и народной поддержке – не всегда, мягко говоря, безосновательная – брала своё. Правовые демократические процедуры при принятии решений он соблюдал не всегда. Ходят слухи и «всевластии» его третьей жены Сары, как без этого… Наконец, в принципе – политик, находящийся у власти более десятилетия неминуемо обретает монархические повадки. Да и в мире, прямо скажем, полно дурных примеров: царь в Москве, султан в Анкаре, богдыхан в Пекине… отчего не появиться и в Тель-Авиве новому «царю Давиду»? Где-то не без того. Усталость и неприятие гражданами несменяемого лидера – явление всемирное и естественное. В демократической стране никто не должен править вечно.

Но так получилось – скорее, к худу, чем к добру – что после Бегина, Шамира и Шарона партия Ликуд и вообще правые силы Израиля не смогли выдвинуть политика, не уступающего Нетаньяху в эффективности, опыте и политическом мастерстве. При этом левые на выборах уступали правым и претендовать на формирование правительства не могли. Тогда началась жёсткая и циничная игра на выбивание. Правые вне Ликуда пошли на сделку с политическими противниками – ради отстранения от власти одного-единственного человека.

Политика – грязное дело, скажете вы? Конечно. Но цинизм этого сговора потряс даже видавших виды. Экс-министр обороны Нафтали Бенет, глава правоцентристской партии Ямина, и Яир Лапид из партии Еш Атид договорились с социал-демократами Аводы и леворадикалами МЕРЕЦ. К ним примкнули Кахоль-Лаван, Тиква-Хадаша, «Наш дом Израиль».

Резоны понятны. В блоке с Ликудом они были бы младшими партнёрами, хотя Биби и предлагал Бенету и Лапиду ключевые министерские посты в обмен на поддержку. А в союзе с левыми станут главными. Формально. Вряд ли право-левый гибрид превратит Израиль в новую Венесуэлу. Уровень политической культуры всё же другой. Но «страны стартапов» не станет с большой вероятностью. Стагнация обеспечена.

Но и это ещё не главное. Даже в союзе с правыми, готовыми ради отстранения Биби предать программу развития, левые не имели большинства в кнессете. И новая коалиция сделала неслыханный в политической истории Израиля шаг: заключила союз с арабской партией РААМ. Эта партия близка к движению Братья-мусульмане. Идеологию и практику движения можно обсуждать долго, но заведомо антиизраильская направленность представляется очевидной. Считается, что политику РААМ направляет Совет улемов – высших мусульманских священнослужителей. Правые несколько раз пытались запретить РААМ участвовать в выборах, но каждый раз запрет блокировался левыми. Теперь понятно, что неспроста. Депутаты кнессета от РААМ поддержали «антибибистскую» коалицию, предоставив недостающий депутатский голос.

Группа Бенета–Лапида не раскрывает, каковы условия поддержки, вытребованные коммуно-исламистами. Однако вездесущая пресса утверждает, будто РААМ добилась «прекращения сноса арабских домов и строительства на их месте еврейских». Лидер РААМ Мансур Аббас занял пост заместителя начальника премьерской канцелярии по арабским делам.

Для тех, кто не в курсе: «снос арабских домов» – давняя практика палестинской интифады. Суть такова: арабская семья продаёт дом или участок еврейскому покупателю. Тот является вступить во владение – и сталкивается с толпой арабов, выкрикивающих проклятия и угрозы. Евреи подгоняют бульдозер в сопровождении полиции и сносят проданный дом – для чего и покупали, чтобы построить на этом месте новый. Арабы берутся за камни. Появляются телекамеры, затем репортажи BBC, CNN, Euronews и РТР – о зверствах израильской военщины… К настоящему времени таким образом проданы тысячи домов, но новые владельцы не могут приблизиться к своей собственности. А теперь все такого рода сделки по недвижимости – абсолютно законные – могут быть и вовсе объявлены недействительными.

Есть такое соглашение или нет, но Мансур Аббас после соглашения с Бенетом и Лапидом был очень воодушевлён. Перед присягой нового правительства он выступил в кнессете на арабском языке: «Мы вернём земли, которые у нас отняли, это задача национальной важности». Только он не уточнил, имеет ли он в виду земли, купленные израильтянами в последние годы, или же все земли Палестины.

«Теперь политику кабинета министров Израиля будет определять Совет улемов» – констатируют правые. Нетаньяху назвал право-лево-исламистскую коалицию «аферой века», а новый кабинет – «правительством мошенничества и капитуляции». Его ярость понятна: все достижения последних лет оказались под серьёзнейшей угрозой. И эту ярость разделяет примерно половина израильтян – те, кто живёт под обстрелами из Газы, кто потерял родных и близких в результате терактов. Солдаты и офицеры, не успевающие добраться до дома, потому что надо опять становиться к орудию, садиться в танк или в кресло пилота. Те, кто открыл собственное дело в последние годы. Те, кто устроился на высокооплачиваемую работу куда-нибудь в Intel.

К власти в Израиле пришли политики, поставившие личную антипатию выше судьбы страны. Это самая сдержанная оценка действий новой правительственной коалиции.  притом Израиль – страна воюющая. Противник намерен стереть с лица земли. И не очень-то это скрывает (не так давно не скрывал вообще). Как назвать такой курс? Если не словами Нетаньяху?

Впрочем, неизвестно, долго ли продержится новое правительство с его большинством в один голос. В конце концов, за основными партиями коалиции стоят правые избиратели. Которые явно не любят Нетаньяху. Но любят Израиль, как и Нетаньяху. На этом вполне реально найти общий язык.

Да и сам Нетаньяху отнюдь не лыком шит. Он служил в спецназе. Наработал огромный политический опыт. И прекрасное чувство юмора, помогающее жить и побеждать.

Недавно лидер ХАМАСа Халед Машааль прислал ему «подарок» – коробку с коровьим навозом и сопроводительной запиской: «Вам и всем вами уважаемым сионистам». Нетаньяху незамедлительно послал ответный подарок – красивый пакет с крошечным чипом, заряжающемся солнечной энергией, с памятью в 1,8 терабайт, который может выводить 3D-голограммное изображение на дисплей, способный работать в сотовом телефоне, планшете или ноутбуке. Настоящий шедевр самой передовой в мире технологии. Изобретённый и производимый в Израиле. Сопроводительная записка, собственноручно написанная Нетаньяху на арабском, английском, французском и иврите, гласила: «Каждый лидер нации должен демонстрировать миру самое лучшее».

Справиться с таким политиком будет трудно. И он ещё может вернуться – как возвращался раньше, превращая поражения в победы.

Евгений Трифонов, специально для «В кризис.ру»

в Мире

Власть

У партнёров