Возвращение Алексея Навального, его задержание в аэропорту и тридцатисуточный арест – события сами по себе знаковые. Россияне наконец узнали, при какой системе живут. Заодно – при какой не живут. Обе новости не сильно радуют. Но пора их наконец усвоить. Система меняется. Медленно, но верно подбирается к каждому. Кто не спрятался, они не виноваты. Да и бесполезно прятаться. Придётся встречать.

Дело было так. Вчера в аэропорту Шереметьево приземлился самолёт, на котором Алексей Навальный вернулся на родину после лечения в Германии. Лечился он, как известно, от отравления «Новичком». Который в РФ вроде бы не производят, но почему-то иногда используют. Приземлиться самолёт компании «Победа» должен был во Внуково. Для встречи Навального туда начали собираться его товарищи и сторонники. Не все добрались до аэропорта ― не только в столице, но и в Петербурге задержания сутками раньше поставили на конвейер. Несколько десятков из тех, кому всё-таки удалось прорваться, повязали в аэропорту. В том числе брата Олега. А самолёт посадили в другом месте ― во Внуково что-то сломалось. Именно на той полосе, которая была предназначена для посадки самолёта с Навальным. И аккурат в момент перед приземлением.

Впрочем, в Шереметьево ему тоже подготовили встречу. Но не соратники и поклонники, а сотрудники отдела розыска оперативного управления УФСИН России по Москве. Поджидали прямо на пограничном контроле. И тут же задержали. На основании постановления начальника УФСИН от 29 декабря 2020 года. Дело в том, что 30 декабря у Навального закончился испытательный срок по делу «Ив Роше». А он, как выяснилось, систематически нарушал условия этого испытательного срока. За это 11 января нынешнего года ФСИН потребовала заменить ему условный срок на реальный. По инициативе тюремного ведомства его даже объявили в федеральный розыск. Кроме того, Следственный комитет возбудил в отношении Навального и «иных лиц» дело по части 4 статьи 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере) – из-за растраты средств ФБК. Следствие полагает, будто он – вместо борьбы с коррупционным режимом – израсходовал на личные нужды деньги антикоррупционного фонда. Это режим ставит Навальному в уголовную вину. Как говорил о коммунистах Владимир Войнович: «Кто их любит? Они сами себя не любят».

Но это дело ещё впереди. На первом этапе разбирается претензия ФСИН. Был, мол, вывезен в германскую клинику «Шарите» 22 августа, уже 20 сентября оттуда выписан, 12 октября здоров ― и не явился отмечаться по месту прописки! При том, что те врачи, которым тюремщики доверяют, ещё до отлёта сочли Навального если не здоровым, то, по крайней мере, ничем не отравленным. А уж что там в Германии нашли, так это их проблемы. Ну, и Навального, конечно. ФСИН оно не касается. Положено отмечаться – умри, но отметься вовремя.

Ни журналистам, ни адвокатам, ни самому Навальному так и не удалось понять, по чьему желанию судебное заседание было проведено не в здании Химкинского суда, а во 2-м отделе полиции тех же Химок. То есть прямо на месте, куда был доставлен после задержания (почему тогда не сразу в Шереметьево?). Судья Химкинского горсуда Елена Морозова этот вопрос проигнорировала. Несколько разговорчивей была пресс-секретарь Дарья Захарова. По её версии, это сделано для удобства журналистов – в суде ведь ограничения, не всех пустят, а полиция, как известно, каждого встретит с распростёртыми объятиями. В данном случае 2-й отдел радушно принял Life и «Россия 1». Но и всё. Областное УВД пояснило: у Навального нет результатов теста на ковид, а ну как всех перезаразит. А габреляновцам и киселёвцам уже ничего не страшно.

В итоге судья Морозова удовлетворила требование ФСИН и прокурора. Алексей Навальный арестован на 30 суток. Хотя суд по «Ив Роше» должен начаться 29 января. Отбывать срок Навальный отправлен в «Матросскую тишину». Всё весьма по-взрослому.

Пока происходили эти драматичные события, цивилизованный мир сотрясался. Немедленного освобождения Навального требовали представители ЕС, США, Канады. На что получили официальный ответ от МИД РФ. Лично Лавров заявил, что внимание к Навальному призвано «отвлечь внимание от кризиса либеральной модели развития».

Интересная мысль. Лавров ещё раз официально признал, что правящий режим РФ отвергает либеральную модель. Вообще-то долгий разговор. Лучше бы Лавров сказал это лет двадцать назад, когда Путин называл себя либералом и просился в НАТО – но кого тогда интересовало мнение постпреда в ООН, сражавшегося за право курения в кабинетах? Теперь иные времена – либерализм не оправдал надежд путинской элиты даже по части банального обогащения. Проще отнимать, чем зарабатывать. О политике и культуре говорить нечего – либералу нужны способности, нужны мозги. В этом смысле модель опасна.

Не говоря о главном: словом «либерализм» в РФ стали – совершенно незаслуженно – именовать любую человеческую вменяемость. Всё, что не концлагерь и не дурдом обзывают либеральным. Будь это хоть народовольчество. Не забудем, что образованием хозяева себя не обременяют – их «извозчики довезут».

Предположим, в лавровской неприязни к либерализму сомнений нет. Сомнения, и очень весомые есть в либерализме Навального. Но речь сейчас не об этом. Что же предлагается взамен?

Модель развития нынешней РФ характеризуется по-разному. Одни считают, происходит советско-коммунистическая реставрация. Признаков тому и впрямь немало. Генсек с политбюрошниками, ГБ с ГУЛАГом, процессы над «врагами народа». Наконец, вишенка на торте: портрет сталинского душегуба Генриха Ягоды в кабинете, где Морозова отмеривала срок Навальному. Есть и другое мнение. Режим носит не коммунистический (тем более не большевистский), а фашистский характер. Ведь самое броское отличие фашизма от коммунизма: жлобская откровенность злобы. «Мы увидели, как ошибались те, кто сводил угрозу исключительно к коммунизму. Номенклатурный реванш поднимается на иных идеологических конструкциях. Они даже демагогически не претендуют на гуманизм и прогрессивность. Правит откровенный мрак, грязь и отстой», – писал петербургский политолог Евгений Бестужев ещё несколько лет назад.

Если кому нужен термин, есть вполне адекватное определение: душсантушизм. Вялотекущая диктатура, безыдейная и беспринципная, но жестокая и алчная, в паре с всеохватной госкоррупцией. Эта система зародилась в далёкой Анголе. Почти одновременно с нашей родной Перестройкой. Когда тамошний просоветский диктатор душ Сантуш плавно перешёл к «демократии». Опыт у него куда как побольше, чем у Путина. Поэтому к концу правления, а это без малого четыре десятка лет, получалось у него куда как пожёстче. Оппозицию просто стреляли на улице без излишних процедур. Успешней разбирались, чем в Навальным. Мировое сообщество предпочитало проходить мимо ― Ангола страна богатая. И даже когда душ Сантуш перехитрил сам себя со своей «операцией «Преемник» и оказался в опеле за границей (так вот и доверяй самым ближним) – смягчённая система вполне себе держит олигархическую власть.

Но все теоретические определения меркнут перед простой практикой. Всё наивнее смотрятся рассуждения вроде «ну зачем им это?», «ну почему они так тупо поступают?», «ну не идиоты же они?!» Время таких вопросов кончилось. Искать в действиях режима какую-то логику, рациональность и здравомыслие – бездарная потеря времени. (Да ещё с точки зрения оппозиции, что совсем уж смешно.) «Откуда берётся охота, азарт, неподдельная страсть машинам доказывать что-то, властям корректировать власть?» – Юлий Ким, «Адвокатский вальс».

Включается и движется своим ходом аппарат тотального подавления. У которого своя логика. Вот о чём нужно теперь думать. И Алексею Навальному, кстати, тоже. Режим уже не тот, что был даже год назад. Людям тоже придётся становиться другими.

Акулина Несияльская, специально для «В кризис.ру»

У партнёров