Подведены итоги парламентских и муниципальных выборов в центральноамериканской Республике Эль-Сальвадор. Президент Найиб Букеле одержал разгромную победу. «Нет больше никаких ограничений на его власть», – резюмирует компетентный эксперт Дэвид Холидей из того самого Фонда того самого Сороса. Но Букеле не диктатор. Во всяком случае, пока не диктатор. Но уже яркий выразитель мирового тренда самоцельной новизны. Враг понятий минувшего века. И носителей этих понятий.

Эль-Сальвадор, или просто Сальвадор – маленькая страна. Территория – 21,4 тысячи квадратных километров, как Ивановская область. Население – 6,5 млн человек, меньше Петербурга с Ленобластью. Но сорок лет назад сальвадорцы заметно влияли на мировые дела. Здесь проходил один из самых горячих фронтов Холодной войны. За сальвадорскими боями следили так, словно партизаны команданте Вильялобоса окружали Белый дом, а батальон «Рональд Рейган» подполковника Круса подступал к Кремлю.

Тогда победила дружба. Тридцать лет назад Сальвадор стал демократический страной. У власти чередовались правые и левые, происходящие из лагерей гражданской войны. Теперь наследники тех, кто тогда воевал и мирился, сметаются с политической арены. И это снова отражает планетарные политические расклады и снова оказывает на них заметное обратное воздействие.Избирателей в Сальвадоре свыше 5,3 млн. На выборы в прошлое воскресенье пришли менее 2,5 млн. Однако голосование состоялось. Более 1,65 млн сальвадорцев проголосовали за «Новые идеи» (НИ) – партию президента Букеле. НИ получает 56 парламентских мандатов из 84 и 136 местных администраций из 262. Такой результат резонно назван «небывалым сверхбольшинством».

Идеология НИ без затей именуется «букелизм». Это ядрёный микс из национал-популизма, социал-консерватизма и экономического либерализма. Но суть букелистской доктрины в ином: всё с чистого листа и без обязаловки. Забыть прежние понятия. Гнать старый истеблишмент. Выстраивать страну заново. Без приказов, без вертикалей, без сцепок – мы не на войне, хватит Крусов и Вильялобосов. Только на энтузиазме обновления.

Найиба Букеле часто сравнивают с Дональдом Трампом. В риторике правда много сходства. В том числе идеологического, вправо от центра. Но не стоит забывать, что пять лет назад Букеле состоял в партии ФНОФМ (Фронт национального освобождения имени Фарабундо Марти). Разворот не стоил для него труда. Вряд ли будет стоить и следующий.

Системные социал-демократы ФНОФМ находились у власти в 2009–2019 годах. А начинали прокоммунистическим партизанством в гражданской войне. На президентских выборах двухлетней давности представитель ФНОФМ не добрал и 15%. Многим показалось, что министр иностранных дел Уго Мартинес был не самым удачным кандидатом. Но это был успех по сравнению с результатом нынешнего года. Теперь за партию, которую олицетворяют мощные политики, бывшие команданте Оскар Ортис и Сальвадор Санчес Серен, проголосовали меньше 7%, чуть поболее 170 тысяч. 4 депутатских мандата, 31 алькальд – что, если не катастрофа, для недавно правящей партии.

Но едва ли это служит утешением для партии АРЕНА (Националистический республиканский альянс) – правых национал-консерваторов, а прежде ультраправых эскадронов неистового майора д’Обюссона. Два года назад кандидат АРЕНА коммерсант Карлос Кальеха собрал почти 32%. Теперь партию поддержали чуть более 12%. 305 тысяч голосов, 14 мандатов, 37 алькальдов. Тоже небывалый провал. Не столько для «технического председателя» Эрика Сальгеро, сколько для перспективного лидера сальвадорских правых бизнесмена-фармацевта Густаво Лопеса Дэвидсона и руководящих «ветеранских семейств» д’Обюссон, Кихано, Кристиани, Кальдерон, Авила.

Прошли в Законодательную ассамблею ещё несколько партий. Правоцентристский Широкий альянс за национальное единство, консервативная Национальная коалиционная партия, Христианско-демократическая партия, либеральная «Идём!», левоцентриская «Наше время». Но их фракции в 1, 2 или 5 депутатов расклада не меняют. Оппозиционные обвинения в фальсификациях тем более пропускаются как шум. «Не стоит говорить о мошенничестве там, где мошенничества нет», – резонно замечает и.о. американского посла Брендан О’Брайен.«Теперь у Букеле карт-бланш строить Сальвадор так, как он считает нужным», – констатирует эксперт Холидей. Карт-бланш вполне осознанный. От двух третей явившихся избирателей. Больше половины, правда, к урнам не явились – но это не активный бойкот, а пассивное согласие. Значительное большинство населения страны явно не имеет ничего против букелистского правления. «Я голосовал за «Новые идеи», потому что вижу: Букеле исполняет обещанное. Это правительство работает для людей».

Что же из обещанного Найиб Букеле успел исполнить за два президентских года?

Удержал власть в конфликте с парламентом, послав армейский отряд в здание Законодательной ассамблее. Трогательно было наблюдать союз ФНОФМ и АРЕНА в защиту парламентской демократии. Правда, конкретное требование Букеле – утвердить запрос на американский кредит в $109 млн депутаты так и не выполнили. Но президентская решительность понравилась его избирателям.

Этот кредит предназначался на силовые структуры. В стране, где оргпреступность выступает могучим социальным классом (спасибо, если не правящим), антикриминальные проекты естественным образом оказываются в фокусе всякой политики. Речи Букеле по этим вопросам звучат грозно, а главное, свежо, с иными оборотами. Ещё креативнее воспринимались конкретные действия. По слухам, президент пошёл на конфиденциальные переговоры с крупнейшим криминальным сообществом Мара Сальватруча и сумел договориться: арестованных бандитов перестают прессовать в тюрьмах – бандиты делают «беспределу – ша!», радикально сокращают количество убийств и поддерживают «Новые идеи» на парламентских выборах.

Естественно, факт такой договорённости официально не признан. Но некоторые косвенные признаки делают такие слухи правдоподобными. Например, сокрушительная победа НИ на выборах.

Даже криминальная тематика в прошлом году оттеснилась пандемией COVID-19. Букеле ввёл режим ЧП, устроил карантинные центры, приказал полиции задерживать нарушителей карантина. При этом объявил двухлетнюю финансовую амнистию по коммунальным платежам. Осенью статистика зафиксировала спад заболеваемости в стране. Меры выглядели опять же решительно. И разумно (особенно на фоне безумия, учинённого в близлежащей Никарагуа).

Букеле гневно обличил «ложных левых», вроде никарагуанца Ортеги и венесуэльца Мадуро. Разорвал дипломатические отношения с Каракасом, признал законным президентом Венесуэлы Хуана Гуайдо. Провозгласил сближение с США. Но досталось от него и «ложным правым». Сам-то он позиционируется как истинный и лучший – и левый, и правый. Большинство сальвадорцев, как видим, либо согласны, либо не спорят.Сальвадор прошёл в прошлом веке серию диктатур, страшный террор, жестокую войну, гибель архиепископа Ромеро, жесть левацкого повстанчества и правацкой эскадронщины. Но в послевоенные годы ни АРЕНА, ни ФНОФМ не помышляли о чём-либо подобным. С обеих сторон хватало бюрократизма, коррупции, олигархических игр. Всего того, что спровоцировало ураган новоидейного движения Букеле. Но авторитарных поползновений не было. Демократические нормы и процедуры принимались консенсусом. Угроза над ними нависла только теперь.

«Можно ожидать очень жёстких авторитарных тенденций», – предрекают американские комментаторы. И отмечают показательный момент: «Сальвадорские избиратели не придают большого значения заигрываниям Букеле с автократией. Президентские обещания яркого будущего и изящные пиар-стратегии оказываются для них важнее». Но тут надо отдать должное: не только обещания, но и реально сниженный уровень преступности, и реально повышенные в ходе пандемии социальные выплаты. Каким образом достигнуто то и другое, среднестатистический избиратель не склонен задумываться. Читать прогнозы скорого экономического спада – тем более.

Между тем, Букеле почти не скрывает желания править без оппозиции. Послушный парламент, игнорируемый Верховный суд, загоняемые в политгетто партии – когда-то резавшие друг друга, а теперь сплочённые в поразительный альянс худшей единой угрозой.

Невооружённым глазом различается неожиданный вроде бы ряд. Владимир Зеленский в Украине (результаты позапрошлогодних выборов в Верховную Раду сравнимы с нынешними сальвадорскими). Эмманюэль Макрон во Франции (его вообще можно считать флагманом тренда). Найиб Букеле – самый, пожалуй, яркий и на данный момент добившийся больше всех. Сверхновая левизна BLM, слегка подзабытый гретинизм – всё это маячит вблизи от своих властных воплощений.

В конкретном сальвадорском случае надежды возлагаются на влияние администрации Джо Байдена. Которая, дескать, не позволит пересечь «красную линию» автократии. Может быть. А может, и нет. В любом случае, сам факт такого расчёта уже говорит о большом провале.Не проще ли было удержать от коррупции ту же партию АРЕНА и сохранить её авторитет? Да вот не проще.

Для этого нужен фанатичный д’Обюссон. «Он был сформирован для Холодной войны и подчинён своей вере. Все мы были для него коммунистами… Переубедить Роберто было невозможно. Всё равно, что говорить со стеной», – вспоминает сестра Мариса Мартинес. «Он не интересовался деньгами. Коррупция в АРЕНА появилась позже», – рассказывает политолог Терри Карл. А ведь одно прочно спаивалось с другим.

Опасные вещи могут явиться откуда совсем не ждали. И в самых потрясающих обличиях. Банально, однако факт. «Помним мы, что движенье направо начинается с левой ноги».

Роман Шанга, специально для «В кризис.ру»

в Мире

Власть

У партнёров