• 16 мая 2012 Власть

    Новое правительство формируется в закрытом режиме на фоне борьбы с «оккупай»

Никогда еще в нашей постсоветской истории правительство не формировалось в атмосфере такой таинственности. Состав кабинета уже предложен утвержденным премьер-министром на рассмотрение вступившего в должность президента. При этом персональный список министров остается за семью печатями. На момент данной публикации официально не оглашена ни одна фамилия. Аналитикам и журналистам оставлен простор для гаданий, которые уже малоинтересны значительной части граждан. Процесс развивается на фоне небывалой «прогулочной герильи» в Москве.

Никогда прежде президент не относился столь холодно к предложениям премьера. Вряд ли в данном случае речь идет о серьезных разногласиях по поводу ключевых кандидатур. Даже если бы проблемы такого рода и существовали, что крайне маловероятно, времени на их обсуждение и снятие было более чем достаточно.

Но при всей конфиденциальности консультаций утечки из Кремля и Белого дома идут одна за другой. Утверждается, будто Дмитрий Медведев получил президентское согласие на подбор своих кандидатур. Главная фигура в этом контексте – Аркадий Дворкович, которому якобы отводится вице-премьерство с функциями курирования промышленности, транспорта и агросектора. Другая фигура в том же ряду – Михаил Абызов, которому прочат то ли координацию «Открытого правительства», то ли даже Минэнерго.

Оба в определенном смысле символические фигуры. 40-летний Дворкович, будучи помощником президента Медведева, олицетворял тенденцию экономической либерализации. В частности, именно он всячески продвигал планы приватизации госкомпаний. Правда, продвигал исключительно на уровне риторики, не имея административных полномочий. Зато часто и громогласно. Абызов, которому еще не исполнилось 40 лет, – известный бизнесмен энергосектора. Достаточно сказать, что в свое время в РАО «ЕЭС» он был заместителем Анатолия Чубайса. Если министром энергетики станет такой деятель, это будет означать серьезный отход от наследия Игоря Сечина. Именно поэтому многие эксперты сомневаются в подобном назначении.

Муссируются слухи об уходе из правительства Эльвиры Набиуллиной (она якобы предпочла предложенному вице-премьерству по социалке научную стезю). Заменит ее во главе Минэкономразвития, как предполагается, Андрей Белоусов, руководивший департаментом экономики и финансов в аппарате правительства Владимира Путина. Белоусов наряду с силовыми министрами, главой Минфина Антоном Силуановым и руководителем Федеральной антимонопольной службы Игорем Артемьевым рассматривается как прямая креатура президента.

Не высказывается сомнений в позициях Игоря Шувалова. Он остается первым вице-премьером, курирующим финансовый блок. Вроде бы утряслась интрига с вице-премьером Владиславом Сурковым, которого ждут на кураторстве правительственного аппарата, инноваций, науки и культуры одновременно…

Определенная нервозность, сопровождающая кадровый процесс в верхах – беспрецедентная закрытость, тень Чубайса на фоне победных реляций консерваторов и т. д., – косвенно свидетельствует о политической растерянности. Уличное брожение мешает четкому самоопределению власти. Непропорциональное применение силы против «Марша миллионов» 6 мая вызвало озлобление. Неожиданная терпимость к «контрольной прогулке» 13 мая и даже к лагерю «Оккупай Абай» – град насмешек и давно не виданный всплеск новых анекдотов. Буквально «верхи не могут управлять по-старому», а по-новому просто не знают как.

Поворот к мерам строгости в отношении уличного протеста не сильно улучшил положение. С одной стороны, лагерь у памятника Абаю Кунанбаеву создает опасный прецедент. Акции «оккупай», пусть и ограниченного масштаба, поползли по стране. Сам лагерь превращался в постоянно действующую школу оппозиционного политпросвета. Более того, оказалось, что новым формам движения не так уж нужны известные лидеры. А значит, изоляция назначенных СМИ вождей просто бесполезна.

С другой стороны, силовая ликвидация лагеря вернула бы ситуацию к положению 7–8 мая. Это не только создало бы не лучший фон для участия премьера в кэмп-дэвидском саммите G8 (президент туда просто не едет, занимаясь формированием правительства без назначенного главы), но и утвердило бы протестующих в сознании своей силы. Казалось, нашелся обходной маневр с иском жителей Чистопрудного бульвара, которым акция, вероятно, и вправду доставляла неудобства. Апелляционная жалоба председателя «Яблока» вряд ли даст эффект. Но креатив подпортили исполнители, начавшие проводить в жизнь судебное решение, еще не вступившее в силу. Это поставило под вопрос правомерность действий по удовлетворенному иску.

Решение Басманного суда касается лишь одного конкретного места, неожиданно вошедшего в историю. Кстати, налицо всплеск интереса к творческому наследию казахского поэта Абая Кунанбаева, подобно тому как в декабре обрушивались от посещаемости сайты, посвященные математику Гауссу. А Бульварное кольцо – оно длинное, более девяти километров. Да и других мест хватает. Лагерь уже переместился в сквер у высотки на площади Восстания (Садовой-Кудринской). Мирная городская герилья продолжается. Россия вносит свой оригинальный вклад в мировую копилку форм протеста.

Интересно, что даже на таком насыщенном фоне не потерялась новость, характеризующая методы российской закулисной политики. Напомним, что при голосовании в Госдуме по кандидатуре нового премьер-министра не хватило одного голоса для конституционного большинства в 300 депутатов. Для утверждения достаточно и простого большинства, которое с избытком обеспечивалось голосами «Единой России» и ЛДПР. Но политически эффектно было бы конституционное.

Обеспечить его могли бы нарушители фракционной дисциплины в КПРФ и особенно в «Справедливой России». Уламыванием депутатов занимался заместитель начальника Управления внутренней политики администрации президента Радий Хабиров. Ему не впервой выполнять деликатные поручения – в сентябре именно он обрушил «Правое дело» Михаила Прохорова, на чем приобрел широкую известность. Однако на этот раз задание оказалось проваленным. Привлеченные пять членов фракции «Справедливой России» исключены. Семь депутатов «сказались в нетях», возможно среди них были и объекты неудачной обработки. Радию Хабирову приходится оставлять пост. Таковы превратности административно-политического рынка…

У партнёров