Алексей Навальный решил официально проинформировать Следственный комитет РФ и Федеральную службу безопасности о совершённом преступлении. «В соответствии со статьёй Уголовно-процессуального кодекса мы делаем сообщение о преступлении. Вы можете смеяться сколько угодно, но другой процедуры здесь не существует», — сказал он в интервью «Эхо Москвы». Смех смехом, но провальная операция с попыткой убийства Навального чётко прослежена по ведомствам, именам и действиям.

И мы-то не посмеёмся. А вот насчёт СК и ФСБ сомнения имеются. Возможно, там как раз будут смеяться до колик. В ФСБ, наверное, громче. Поскольку СК только и сподобился, что пустить дезу о проверке Навального на экстремизм. Который якобы имел место нынешней весной, когда Навальный, выступая всё на том же «Эхе» высказался в том смысле, что власть, вынуждающую людей голодать, надобно сносить. Там же подвисло дело о клевете. Вроде бы Навальный опорочил ветерана, назвав его и ему подобных холуями и людьми без совести за поддержку обнулённой путинской конституции.

Но особенно смешно, повторимся, обращение к ФСБ. Как выяснили два интернет-издания ― российское The Insider и британское Bellingcat ― вместе с американским каналом CNN и немецким журналом Der Spiegel, именно на совести этой замечательной госструктуры отравление «Новичком». Имена отравителей известны. Главную роль сыграло спецподразделение Института криминалистики ФСБ. О том, как всё происходило, рассказал в своём новом ролике сам Навальный. Пересказывать нет смысла. Но главные вехи всё-таки стоит отметить.

За Навальным следили почти четыре года. Было сделано не меньше трёх попыток отравить его. Только последняя, в Томске, стала достоянием гласности. И только потому, что отравление почти удалось. При этом, как выяснило расследование, каждый раз применялся именно «Новичок». Который производится в РФ подпольно. В московском научном центре «Сигнал». Подчинённом Институту криминалистики ФСБ.

Директором Института является генерал Кирилл Васильев. По образованию инженер-химик. Подчиняется генералу Владимиру Богданову, который возглавляет Центр специальной техники ФСБ и замещает директора научно-технической службы ФСБ.

Установлены по крайней мере полтора десятка сотрудников ИК ФСБ, причастных к таким операциям. Минимум восемь из них непосредственно участвовали в последнем отравлении Навального.

Расследование, проведённое уважаемыми медиа, рисует вполне реалистичную картину. Журналисты проследили все звонки и перемещения. Качество проведённой работы сомнений не вызывает. Но, как и раньше, висит вопрос: почему Навальный – к счастью! – до сих пор жив?

По мнению самого Навального, отравители не сумели рассчитать дозу. Чтобы убийство не выглядело убийством. В последний раз почти преуспели, но помешали пилоты. Сразу же посадили самолёт в Омске. И врачи «скорой». Догадались ввести атропин.

Возможно. Но трудно представить, что профессионалы из института, который более полувека занимается отравами, не могут назначить нужную дозу. А ведь команда отравителей ― по крайней мере по квалификации и послужному списку ― составлена была из крепких профессионалов.

Полковник Станислав Макшаков ― руководитель группы ― военный учёный, ранее работал в Государственном институте технологии органического синтеза в закрытом военном городке Шиханы-1 (там разрабатывали «Новичок»). Олег Таякин («Тарасов») ― координатор группы. До прихода в Институт криминалистики ФСБ работал врачом. Затем служил на базе «Белый уголь», в службе специальных назначений ФСБ в Ессентуках, в в/ч 03523 Космических войск. Алексей Александров («Фролов») после окончания московского мединститута работал врачом скорой помощи. Затем стал военным врачом, перешёл на службу в ФСБ в 2013 году. Иван Осипов («Спиридонов») ― врач. Вероятно, на службе в ФСБ с 2012 года. Константин Кудрявцев («Соколов») ― окончил Российскую академию военной химико-биологической защиты, служил в войсковой части в Шиханах. Алексей Кривощеков в ФСБ с 2008 года, до этого служил в Министерстве обороны. Михаил Швец («Степанов») официально прописан в Центре специальных операций ФСБ. Владимир Паняев до отравления жил в одном доме с Навальным. После отравления прописан в штаб-квартире ФСБ на Лубянке, 1. До прихода в Институт криминалистики ФСБ работал в пограничной службе ФСБ, затем стал соучредителем компании, занимавшейся газовым оборудованием.

Казалось бы, этакие профи должны были с порученным делом справиться на отлично. А вместо этого полный облом и мировой скандал. Позорище на всю планету. И закрадывается крамольная мысль: может быть, задачи во что бы то ни стало довести до результата не ставилось? Это могло рассматриваться как желательное. Но всё же – как выйдет, так и выйдет? Важно ещё раз показать стране и миру – вы никто, живёте не своим правом, а нашей недоработкой. Шокировать, деморализовать. А лично Алексея Анатольевича либо убить, либо вынудить к безвозвратной эмиграции.

А если бы убили? Для руководства, конечно, сошло бы. Но вполне могли сделать выволочку: вам разве это приказывали, некомпетентные идиоты? Так что для нулевого варианта могли особо не постараться.

Три дня назад в тегеранской тюрьме Эвин казнён «иранский Навальный» ― журналист Рухолла (Нима) Зам. Он публиковал расследования о коррупции, жестокости, разврате режима аятолл, призывал к борьбе, поддерживал сопротивление. Был похищен и доставлен в Иран. После пыток и публичного покаяния приговорён к смерти и повешен. Не помог даже отец, когда-то личный друг и сподвижник верховного правителя Хосейни-Хаменеи.

Вот где настоящая жесть, настоящая работа спецслужб, настоящий зверский режим. Не путинизм, в раздрызганности подковёрных игр пугающий мир мультиками. Система не только травит, но отравлена и сама. Однако, если сравнивать с Ираном, то и оппозиция там совсем иная. Не сводимая к попыткам Любови Соболь прорваться в Мосгордуму.

Совсем иначе режим ведёт себя, когда видит реальную угрозу. В хабаровских выступлениях. В протестах владивостокских рабочих. В выступлениях националистов и народников. Там, где видит способность к чему-то большему, нежели… Та же Любовь Соболь, заверив, что она «не оранжевая зараза», в целом избежала преследований за «беспорядки» прошлогоднего лета. В тюрьмы попали те, кто противостоял сопротивлением.

Деятельность Алексея Навального, его организации, его движения, ещё не так давно способного выводить массы на улицы, важна для страны. Что его за малым не убили, удивляться не приходится. Но настоящий страх для режима создают другие явления. Против которых и воздвигаются то «конституции», то «законы», то новые права для карателей.  Впрочем, кажется, уже поздно.

Акулина Несияльская, специально для «В кризис.ру»

У партнёров