5 сентября части GPS – спецназа гвинейской армии – захватили административные здания в столице страны Конакри и арестовали президента Альфа Конде. Политические потрясения в Чёрной Африке уже не такая обыденность, как в прошлом веке, но всё же не из ряда вон событие. На свежей памяти события в Мали, свержение Мугабе в Зимбабве, гибель Деби в Чаде… Бывает, вся суть в том, что президент из одного племени, а взбунтовавшийся сержант из другого. Или военным несколько месяцев не платят. Ну и, разумеется, в африканских джунглях, саваннах и пустынях сводят счёты мощные державы, крупные компании, могущественные организации. Но гвинейский случай стоит особого рассмотрения. Он просто-напросто может касаться нас.

К несчастью, за полвека независимости общество в большинстве африканских стран так и не перестроилось на современный лад. Уровень образования остаётся крайне низким. Трудовая этика ещё ниже. Конечно, если судить по понятиям Северного полушария… Так или иначе, этот бульон сам по себе чреват переворотами.

Гвинея – вполне среднестатистическая страна Чёрной Африки. Бывшая колония Франции, в 1960–1980-е строила социализм. Результат получился бананльным – тоталитарная диктатура Ахмеда Секу Туре. Его режим был снесён в 1984 году, сразу после смерти диктатора. Но через четверть века республика впала в хронический социально-экономический кризис и политическую турбулентность. Богатые природные ресурсы – в Гвинее – до 2/3 мировых запасов бокситов, крупные месторождения железных руд, золота и урана – не принесли гвинейцам процветания. Они остаются крайне бедны. Зато добыча и экспорт бокситов превратились в государствообразующую отрасль. В которой активно работает компания РУСАЛ Олега Дерипаски.

До позавчерашнего дня Гвинеей правил президент Альфа Конде. Он пришёл в политику как демократ. Выигрывал выборы в 2010-м и в 2015 годах. Но не захотел ограничиваться разрешёнными конституцией двумя президентскими сроками и поменял основной закон. В 2020 году Конде провёл конституционный референдум, а заодно и выиграл очередные выборы. В Конакри вспыхнули протесты, подавленные вполне по-африкански: полиция стреляла в демонстрантов боевыми патронами. Лидеры оппозиции были арестованы.

Кризис, связанный с пандемией COVID-19, больно ударил по Гвинее. Цены на продовольствие и бензин выросли. Особенно болезненным было 40%-ное повышение цен на хлеб и сахар. Одновременно уменьшилось финансирование армии, что в африканских странах всегда опасно. Армия является фактически единственной организованной структурой, способной на какие-то действия. Некоторые СМИ утверждают, что командир спецназа полковник Мамади Думбуя поссорился с министерством обороны. Ему грозил арест, и он решил сыграть на опережение.

Утром в воскресенье спецназ арестовал президента и членов правительства. Думбуя выступил по телевидению: армия берёт власть, поскольку Конде не решал проблемы страны. Гвинеей теперь управляет Национальный комитет по сплочению и развитию, возглавляемый, разумеется, самим Думбуя.  Иностранные журналисты сообщили, что гвинейцы радостно приветствовали переворот. Само по себе это ничего не определяет: любые мятежники всегда найдут сторонников. Но пожалуй, в данном случае эти впечатления отражают реальный общественный настрой. Правление Конде разочаровало страну. Иначе не пришлось бы ему играть в путинские «обнулительные» игры.

В мире вовсю рассуждают, кто стоит за переворотом. Полковник Думбуя служил во французском Иностранном легионе. Это сразу повлекло подозрения в причастности Парижа. В наших СМИ уже гуляет такая версия: Россия выжимает Францию из Африки (имеется в виду ЦАР, и, по мнению некоторых – Мали), вот французы и решили выпроводить наших из Гвинеи. А там, помимо РУСАЛа, работает компания Nordgold Алексея Мордашова. И вроде бы, как теперь водится, бдят на защите режима ребята из ЧВК «Вагнер». Но если так, то они не очень-то справились. Вряд ли гвинеец Конде будет им благодарнее суданца Башира.

В 2016 году Альфа Конде участвовал в работе Петербургского экономического форума. Он встретился с президентом РФ Владимиром Путиным и пообещал ему, что Гвинея станет «штурмовой бригадой» РФ в Африке. Тёплая дружба погорячела два года назад, на саммите «Россия – Африка». Западные СМИ (в частности, Bloomberg) утверждали, что во время политического кризиса в Гвинее в 2020 году РУСАЛ поддержал Конде. Бывший офицер ГРУ Виктор Бояркин превратился в главного политического консультанта гвинейского президента. В общем, Конде эволюционировал в понятном направлении. Он сам выбрал себе ориентир на неминуемый крах. Вот уж «урок царям».

Однако присутствие Китая в Гвинее масштабнее российского. Только в 2017 году Пекин предоставил Конакри кредит в $20 миллиардов. А в целом китайские инвестиции, вероятно, достигают $45 миллиардов. Китайцы получили колоссальные концессии на добычу бокситов и железных руд, а также фактически контролируют инфраструктуру Гвинеи. Оппоненты Конде обвиняли его в том, что он продал страну Китаю. Нередкая ситуация для современной Африки.

По формальной логике, поскольку Китай является глобальным противником США и Евросоюза, западные спецслужбы в принципе могли поучаствовать в организации переворота в Гвинее. А заодно подвинуть и Россию. Однако это не так. Западные интересы в Гвинее, конечно, есть. Но они не столь масштабны, как китайские и российские. Если бы американцы и французы серьёзно зарились на гвинейские месторождения, то сто раз могли их купить. Однако не проявили интереса. Бокситы и железную руду им выгоднее и спокойнее покупать в Бразилии и Австралии, чем Гвинее. Не приходится завидовать РУСАЛу, не вылезающему из африканских проблем.

Более того. И администрация США, и государства ЕС поторопились выразить пресловутую «озабоченность». Точнее говоря, серьёзное недовольство гвинейским переворотом. Казалось бы, что им до Конде? Но нет. Путинский идефикс насчёт «легитимности», «недопустимости свержений», вся эта контрреволюционная истерика замшелой номенклатуры превращается-таки в тренд для любых правительств. В том числе демократических. Если режим контролирует территорию, трогать его нельзя. Будь он хоть каким угодно непопулярным, антинародным, диктаторским и коррумпированным. Вот и наблюдаем: гвинейцы переворот приветствуют, «цивилизованное сообщество» осуждает. Что и требовалось Кремлю с Чжуннаньхаем.

Но если Думбуя удержит власть, ему придётся, как и Конде, и его предшественникам, искать партнёров. Денег-то в Гвинее нет. Трудно представить, чтобы он выгнал РУСАЛ и китайских инвесторов. Вашингтон и Париж не предложат за это златых гор. Значит, бравый спецназовец начнёт лавировать между Парижем, Москвой, Пекином и Вашингтоном. Возможно всем по очереди пообещает «штурмовую бригаду». Так поступали все гвинейские лидеры, начиная с марксиста Секу Туре, дружившего с СССР, но активно заигрывавшего и с Пекином, и бывшими колонизаторами, и с «американскими империалистами». С какой стати Думбуе вести себя по-другому?

Думбуя вывел спецназовцев из казарм не по наущению Джеймсов Бондов. А потому, что решил убрать потерявшего популярность Конде и занять его место. Естественное стремление для африканского полковника. Оказавшись в президентском дворце, он, вероятно, начнёт думать о том, кому бы продать то, что не успели продать предшественники. И как содрать побольше за уже проданное. Но совпадут ли такие намерения с побуждениями гвинейского народа, который сейчас готов носить полковника на руках?

Евгений Трифонов, специально для «В кризис.ру»

в Мире

У партнёров