Двенадцатое послание Владимира Путина Федеральному Собранию РФ, озвученное сегодня, не отличалось сенсациями. Потускневший имидж явно не заиграл красками после банальных констатаций актуальных фактов. Те же моменты, на которых глава государства заострил внимание, скорее вызывают недоумение, а у ряда комментаторов – непочтительный смех. Атмосфера послания, как и унылость его тезисов, не располагали к серьёзности.

580x380_gCSxUTm9u7U7k7e0cHurНачалось все с опоздания одного из сидящих в переднем ряду слушателей. В процессе зачитывания послания телекамеры как назло выхватили и удержали в кадре Дмитрия Медведева, героически борющегося со сном. Твиттер, так любимый премьером, мгновенно отреагировал хэштегом #ДимаДержись. Наконец, когда речь зашла о коррупции, операторы как бы невзначай сосредоточились на присутствовавшем в зале генпрокуроре Юрии Чайке.

Не поднял градус серьёзности и сам докладчик, хотя и начал с сирийского вопроса. Зазвучали все те же заезженные тезисы о террористической угрозе и дальних подступах. Путин разразился упреками в адрес некой «части сегодняшней правящей верхушки» Турции. Пообещав, что одними помидорами недавние партнёры не отделаются, президент пригрозил, что они «еще пожалеют, и не раз». С его слов, адекватный ответ готовится – хотя, к унынию квасных «патриотов», ни в коем случае не силовой. Пожалуй, эта часть послания стала наиболее цитируемой и была расхватана на цитаты как сторонниками путинского курса, так и его противниками.

Дальше Путин прошелся по чиновникам и взаимодействию власти и бизнеса. Пообещал, что помимо декларации о доходах госслужащих отныне также будут раскрываться сведения о контрактах, подписанных чиновником с компаниями близких и родственников. Примеры Якунина и Сечина, отказавшихся раскрывать свои доходы, аннулируют все попытки Путина хоть как-то обелить своё окружение. Вместе с тем, это можно было считать и реакцией на доклад антикоррупционного фонда Алексея Навального о теневом бизнесе семьи генпрокурора Чайки. Но в любом случае вышло крайне неубедительно.

Весь экономический блок послания выдержан в очень специфическом духе. Комментаторы отметили его в целом либеральный характер. Путин говорил не только об амнистии капиталов. А заодно о смягчении преследований за экономические преступления – поменьше реальных сроков, побольше залогов и домашних арестов. Тут слышен голос настоящего главы правящего класса, озабоченного судьбой ближнего круга.

123_1Например, в 2014 году Аркадий Ротенберг был вынужден в аварийном порядке сбрасывать акции Северного Европейского трубного проекта, попавшего под уголовное преследование со стороны ФАС. Теперь, видимо, готовятся к разбирательствам по поводу «Платона».

Мертворождённые проправительственные некоммерческие организации (НКО), на которых заострил своё внимание президент, предполагается расширять на региональный уровень. Как было отмечено, участие в распилах федеральных поступлений учтено по просьбе самих «озабоченных губернаторов». Так Путин покупает лояльность на местах.

В авангард борьбы с коррупцией Путин счел нужным поставить ОНФ. Карманная псевдообщественная организация, которая, как и было задумано, по сравнению с ФБК совершенно не ловит мышей, теперь ставится президентом чуть ли не в один ряд с ГУЭБиПК. Такая серьезность к организации-спойлеру означает лишь, что именно ОНФ расчитывают сделать застрельщиком многих будущих кампаний по выявлению «врагов народа».

Социальная часть послания более скромна, с популизмом в ней не переборщили. Продление программы материнского капитала, строгие наказания для медицинских учреждений, отказывающих населению в бесплатной помощи, абстрактная поддержка малоимущих и инвалидов, 50 млрд для строительства и ремонта школ – всё это или традиционно неисполняемые, или распиливаемые еще на подлёте программы. Единственное, что вызывает подозрение – поддержка малоимущих. Сначала увеличить их число, затем поставить под полный контроль «кормящий руки» — есть в этом что-то от методики большевиков…

Ни слова о протестах дальнобойщиков, ничего про уволенных медиков, лишь обещания преференций традиционным сферам предпринимательства, привязанным к властным решениям. Строительство, автопром, лёгкая промышленность, земельные наделы – все традиционные сферы интересов провластных компаний. А чтобы анонсированное «перераспределение» в пользу «более эффективных» шло легче, принято решение сократить число присяжных с 12 до 5-7. Объявленная причина – дороговизна содержания. Истинный мотив – с меньшим числом людей легче договориться.

vladimirputin_201212271032370Красной нитью через все послание прошла идея о том, что экономика находится в сложном, но не критическом положении. Вряд ли сам Путин верит в это. Тем не менее, объявляя очередную войну коррупции, ускоренное (и невозможное в принципе на имеющейся базе) импортозамещение, он делает вид, что пространства для манёвров еще очень много. Это – главная фальшь послания, остальное – лишь следствие. В условиях сжимающейся как шагреневая кожа финансовой базы режима всё это воспринимается как издевательство. Именно таким образом – хохотом и злыми шутками оно и было принято широкой публикой.

И, похоже, такое отношение к высшему должностному лицу государства и его сомнительным инициативам – индикатор поважнее, чем даже вспышки недовольства среди дальнобойщиков, медиков и других ущемленных категорий населения. Впрочем, это вряд ли волнует самого Владимира Путина. Ведь его речь адресована не народу и даже не заявленному депутатскому корпусу. Это – набор сигналов всему классу крупных номенклатурных собственников, которые очень скоро останутся единственными, кто еще не отвернулся от президента.

Руслан Тагиров, специально для «В кризис.ру»

в России

У партнёров