• 27 декабря 2011 Власть

    Приднестровцы проголосовали за неясные, но перемены

Второй тур президентских выборов в Приднестровской Молдавской Республике закрепил победу бывшего спикера местного парламента Евгения Шевчука. Его конкурент Анатолий Каминский (председатель Верховного Совета, лидер партии «Обновление» и, как считается, прямая креатура Москвы) уступил разгромно – около 20% против более 70. Бессменный с 1990-го глава Приднестровья Игорь Смирнов проиграл еще в первом туре. Что же теперь ждет самопровозглашенное государство, не признанное мировым сообществом, однако реально существующее? Одно очевидно: в его истории пройден кардинальный рубеж.

Многие уже сравнивают приднестровскую ситуацию с югоосетинской. Сходство действительно налицо. Обе республики сформировались в огне локальных войн начала 1990-х. Обе имеют заклятых врагов – грузинских и румыно-молдавских националистов, которые как минимум влиятельны в тбилисских и кишиневских коридорах власти. Обе два десятилетия опираются на военно-политическую и финансово-экономическую поддержку РФ, без которой выживание ПМР и РЮО оказалось бы под большим вопросом. Важен еще один объединяющий параметр. В отличие от армяно-карабахского или албано-косовского движений, приднестровское и югоосетинское (наряду с абхазским) изначально были, утрированно говоря, не прозападными, а промосковскими.

Но есть и различия. Южной Осетии, что называется, в принципе «некуда деваться». У Приднестровья свобода маневра все-таки присутствует. В первую очередь в ее основе лежит определенный промышленный потенциал (больший, нежели на правом берегу Днестра). Второй козырь – географическое положение: ПМР находится пускай на окраине, но в Юго-Восточной Европе. Если сложить два этих фактора, в сумме получается бизнес-система «Шериф».

Крупнейшая предпринимательская группа Приднестровья явно переросла правление Смирнова, застывшее на красно-директорском и советско-исполкомовском уровне. Что характерно, в «Шерифе» работали и Шевчук, и Каминский. Более того – последний в своей предвыборной кампании во многом опирался на организационные и финансовые ресурсы «Шерифа». Тем более впечатляет победа Евгения Шевчука.

Неожиданна она только на первый взгляд. Объяснение феномену Шевчука простое – сравнительно молодой политик, не замешанный в коррупционных скандалах, к тому же с имиджем гонимого властями. Он собрал практически весь протестный электорат. Оказавшийся в ПМР весьма многочисленным.

Шевчука поддержали избиратели, которые в первом туре отдали голоса Олегу Хоржану, Андрею Сафонову и Дмитрию Соину. Ведь известно, что абсолютное большинство не анализирует глубоко программы кандидатов. Не говоря о том, что в Приднестровье эти программы почти неотличимы.

Местные аналитики утверждают, что нового главу ПМР ожидают нелегкие испытания на прочность. У него нет сплоченной команды, нет опыта службы в исполнительной власти. Шевчуку придется балансировать между основными элитными группами – «Шерифом» и административным окружением Смирнова. Учитывать их противоречивые интересы, действовать в обозначенных ими рамках. Поначалу новый президент еще сможет опираться на взлетевший рейтинг, но это зыбкая основа. Вынужденная несамостоятельность быстро проявится, а харизматиком Шевчук явно не является.

Это накладывается на экономический кризис. Дефицит бюджета ПМР составляет 70%, без поддержки извне республиканскому хозяйству грозит коллапс. Спросим прямо: до ПМР ли сейчас российским властям? Да еще при том, что поддерживали они не Шевчука, а Каминского.

Все чаще озвучивается мысль о том, что оптимальная перспектива для Приднестровья – вхождение в состав Украины. Тем более что там есть силы, которые Шевчука поддерживают. Только вот у Украины своих проблем поболее, чем у России. Да и безнадежно портить отношения с Кишиневом Киеву никак не резон.

Остается вариант воссоединения с Молдавией (возможно, на федеративной основе). Но это наверняка встретит активное неприятие народа – здесь помнят кровь 1992-го – и поставит крест на репутации любого политика, который заикнется об этом. Здесь вообще ценят независимость и ориентированы на самостоятельное развитие.

Однако избранный президент дает оптимистичные интервью. Так или иначе, приднестровцы разомкнули двадцатилетний круг авторитарного правления. Перспективы туманны, но они, по крайней мере, появились. Евгений Шевчук готовится к инаугурации.

У партнёров