Текущая неделя проходит под знаком двух юбилеев. Позавчера исполнилось 90 лет со дня рождения Бориса Ельцина – первого президента России. Вчера отмечал 75-летие Исайяс Афеверки первый и на сегодня пока единственный президент Государства Эритрея. За 55 лет своей политической карьеры юбиляр прошёл тернистый путь от партизанского командира до пожизненного нацлидера. Секрет политического долголетия Афеверки по-африкански прост: когда ему бросают вызов, он становится жёстче.

Большинство россиян мало знают об Эритрее, хотя по одной из версий именно оттуда родом генерал Абрам Ганнибал – «арап Петра Великого», прадед Александра Пушкина. За современной Эритреей прочно закрепилось реноме «африканской КНДР» (в лучшем случае «африканской Беларуси»). А ведь было время, когда на заре эритрейской независимости президент США Билл Клинтон назвал Исайяса Афеверки «лидером африканского ренессанса».

Как и у других африканских государств, границы Эритреи – наследие европейского колониализма, империалистической «драки за Африку». В XI веке земли древнего Аксумского царства подпали под власть Эфиопской империи, с XVI века – Османской Порты. В 1868 году Италия захватила порты Асэб и Массауа. В 1890 году была создана итальянская колония Эритрея, границы которой установились после первой итало-эфиопской войны 1895–1896 годов. Столицей колонии вместо жаркого приморского Массауа стала прохладная горная Асмэра – «маленький Рим», предполагаемая родина предков Пушкина.

В 1941 году итальянскую Эритрею оккупировали британские войска. Англичане хотели разделить мусульманские и христианские районы страны между Суданом и Эфиопией. Сталинский СССР рассчитывал на победу коммунистов Пальмиро Тольятти на выборах в Учредительное собрание Италии в 1946 году. Поэтому советские дипломаты Вячеслав Молотов, Максим Литвинов и Иван Майский настаивали на сохранении итальянской юрисдикции над Эритреей.

В 1952 году ООН по инициативе США приняла резолюцию о создании федерации Эритреи и Эфиопии — под скипетром Хайле Селассие I, последнего эфиопского негуса (императора) из Соломоновой династии. В 1962 году Эфиопия упразднила федерацию и аннексировала Эритрею. Почти полувековая борьба эритрейцев за независимость увенчалась международным признанием в 1993 году.

Большинство из 6,1 миллиона эритрейцев – родственные эфиосемитские народы тиграи и тигре. 3,3 миллиона – последователи миафизитской Эритрейской православной церкви Тевахедо, единоверцы эфиопских христиан Тевахедо и египетских коптов. 150 тысяч – католики. Основателем эритрейской церкви считается евангелист Филипп.

Тиграи говорят на языке тигринья и разделены надвое – соответственно 7,1 миллиона в Эфиопии (в основном в регионе Тыграй) и 3,7 миллиона в Эритрее. 1,8 миллиона тигре считаются потомками аксумитов, сам город Аксум находится в эфиопском Тыграе. В отличие от тиграи, большинство тигре – мусульмане.

На юге Эритреи живёт полукочевой мусульманский кушитский народ афар (данакиль). Из 3 миллионов афар примерно по 400 тысяч живут в Эритрее и Джибути, остальные – в эфиопском регионе Афар. В буферной зоне между тиграи и фара кочуют более 200 тысяч кушитов-сахо, в основном мусульман.

Также в Эритрее живут 120 тысяч (или 10%) беджа (бега), населяющих также суданское Красноморье и спорный «треугольник Халаиба» на границе Судана и Египта. Самая крупная конфедерация мусульманских племен Эритреи – Бени-Амер. 300 тысяч бени-амер говорят в основном на арабском, близки и к кушитам-беджа и к эфиосемитам-тигре.

Исайяс Афеверки родился 2 февраля 1946 года в Асмэре. Его отец Абраха поддержал присоединение Эритреи к Эфиопии и стал чиновником эфиопского министерства земельной реформы. Как и большинство эритрейцев, Исайяс Афеверки – этнический тиграи. Из этого же народа происходят покойный эфиопский премьер Мелес Зенауи и лидер нынешних тыграйских повстанцев-мелесистов Дебрецион Гебремикаэль. А также гендиректор ВОЗ Тедрос Аданом Гебрейесус, который в марте 2020 года объявил о пандемии COVID-19. У эфиопов и эритрейцев нет фамилий в нашем понимании. Просто Исайяс, Мелес, Дебрецион, Тедрос, Абраха, Менгисту.

Эритрейский маоист Исайяс и тыграйский ходжаист Мелес – не только соплеменники, но и дальние родственники. Много лет они вместе боролись против просоветского коммунистического режима Менгисту Хайле Мариама. После победы над общим врагом Менгисту пути Исайяса и Мелеса навсегда разошлись.

В 1965 году Исайяс окончил среднюю школу принца Мэконнына в Асмэре и поступил в Инженерный колледж Университета императора Хайле Селассие I. Однако уже в 1966 году провалил экзамены и уехал в Судан, где вступил в повстанческий Фронт освобождения Эритреи (ФОЭ, «Джабхат»).

ФОЭ был создан в 1958 году в Каире. Среди основателей организации – суннит Ибрагим Султан Али и лютеранин Вольдеаб Вольдемариам. Ибрагим Султан Али – в прошлом лидер Патриотической ассоциации и Мусульманской лиги, представитель Эритреи в ООН, генеральный секретарь Эритрейского демократического фронта. Вольдеаб Вольдемариам – соучредитель первого в истории Африки рабочего профсоюза – Конфедерации эритрейских рабочих, основатель первой газеты на языке тигринья, автор учебников по тигринья, переводчик первой эритрейской конституции с итальянского на английский и тигринья. В 1967 году на сторону ФОЭ перешёл даже Тедла Байру – первый эфиопский губернатор Эритреи. Который и выслал Вольдеаба в Египет.

Социальной базой ФОЭ стали мусульмане. Главным внешним союзником – президент Египта Герой Советского Союза Гамаль Абдель Насер. К новоявленным эритрейским насеристам примкнул этнический тигре Хамид Идрис Авате, возглавивший боевое крыло ФОЭ – Армию освобождения Эритреи (АОЭ). Во время второй итало-эфиопской войны 1935-1936 годов крестьянский сын поступил на службу в туземные войска «аскари» итало-фашистской колониальной армии и даже прошёл курс военного разведчика в метрополии. В годы второй мировой войны дослужился до офицерского чина, хотя большинство офицеров «аскари» были итальянцами. До 1950 года вёл партизанскую войну против британцев. Был амнистирован с правом ношения оружия.

Бывалые «фашисты» – не редкость среди африканских партизан и революционеров. Особенно среди тех, кто ориентировался на насеровский Египет с его идеологией панарабской и панафриканской солидарности. Или на Алжир и Ливию, где правили режимы, идеологически близкие к насеровскому.

В 1969 году к власти в Судане, Ливии и Сомали пришли «свободные офицеры» Джафар Мухаммед Нимейри, Муаммар Каддафи и Мохаммед Сиад Барре. По образцу насеровского Арабского социалистического союза были организованы АСС Ливии, Суданский социалистический союз и Сомалийская революционная социалистическая партия. В молодости Сиад Барре успел послужить в «заптие» – колониальной полиции Итальянского Сомали.

В 1970-е годы в Западной Сахаре был образован фронт ПОЛИСАРИО, попавший в орбиту влияния Алжира и Ливийской Джамахирии. Костяк Сахарской народно-освободительной армии (СНОА) составили как бы «фашисты» – бывшие бойцы туземных «Кочевых отрядов» колониальной армии франкистской Испании.

1 сентября 1961 года Армия освобождения Эритреи начала партизанскую войну. Сейчас эта дата отмечается как национальный праздник – День Революции. Первый бой произошёл у города Адаль. Под командованием Хамида Идриса Авате было всего 13 бойцов с четырьмя ружьями. Один из них, Мохаммед Байрак попал в плен и в 1975 году умер в эфиопской тюрьме.

Силы были не равны. 28 мая 1962 года 52-летний Авате скоропостижно скончался в окружении своих бойцов. В современной Эритрее он почитается как национальный герой, символ борьбы за независимость. На День Революции в 1994 году на его могиле поставили памятник.

В Эфиопии и в кругах эритрейской оппозиционной политэмиграции Авате оценивается как «прислужник Муссолини». И как «бандит», «шифта» – так в Восточной Африке зовут тех, кого на Кавказе именуют «абреками». В этой связи проводят параллель между Авате и Исайясом Афеверки. Интересно, что менгистовский официоз именовал «шифта» своих самых опасных врагов – маоиста Исайяса и ходжаиста Мелеса Зенауи. Не все уже помнят, что нацисты именовали советских, итальянских и других партизан не иначе как «бандитами». Антифашисты прошлого – фашисты будущего, подметил когда-то Черчилль.

Через полгода после смерти Авате, в ноябре 1962 года правительство Эфиопии нарушило резолюцию ООН от 1952 года, упразднило федерацию, распустило эритрейский парламент и аннексировало Эритрею. В 1963 году на саммите в Аддис-Абебе была создана Организация африканского единства (ОАЕ), предшественница Африканского Союза. Первым председателем ОАЕ стал Хайле Селассие I, затем его сменил Насер.

Как мы уже знаем, Исайяс Афеверки тогда ещё учился в школе, а потом оказался в Судане. В том же 1966 году, когда будущий президент Эритреи вступил в ряды «насеристского» ФОЭ, в насеровском Египте затаился лидер ангольской УНИТА Жонаш Савимби – тогда ещё маоист.

В 1967–1968 годах Исайяс учился на политкомиссара в маоистском Китае, в военной академии в Нанкине. Стал очевидцем «культурной революции». Когда вернулся на родину, застал тектонические сдвиги на всём северо-востоке Африки – перевороты в Судане, Ливии и Сомали, смерть Насера и «коррективную революцию» Анвара Садата в Египте, гибель 200 тысяч эфиопов и эритрейцев от голода 1972–1974 годов и свержение престарелого Хайле Селассие I.

Поначалу Садат в Египте, Нимейри в Судане и Барре в Сомали сотрудничали с СССР. Но уже в 1971 году Садат отстранил от власти насеровских «крокодилов», а Нимейри повесил лидеров просоветской фракции СКП. В 1972 году Нимейри на время помирился с южносуданскими повстанцами – при посредничестве Хайле Селассие I, воевавшего с эритрейскими повстанцами. В 1974 году, когда свергали эфиопского негуса, в ОАЕ председательствовал Сиад Барре. В 1977 году Садат и Барре воевали с союзниками Москвы – соответственно Каддафи и Менгисту.

Хайле Селассие I был свергнут 12 сентября 1974 года. Первым руководителем хунты «Дерг» стал генерал Аман Андом – эритреец, лютеранин, выпускник американской миссионерской школы и британского военного училища, бывший военный атташе Эфиопии в деголлевской Франции и США. Когда в 1962 году ФОЭ развернул партизанскую войну в Эритрее, Аман воевал с Сомали, за что получил прозвище «Лев пустыни». Ещё до свержения Хайле Селассие I генерал Аман посещал Эритрею и вёл переговоры с ФОЭ. Разногласия по эритрейскому вопросу привели к расколу внутри «Дерг». В ноябре 1974 года Аман был убит.

Новым главой ВВАС номинально стал генерал Тэфэри Бенти. Но на первый план постепенно выдвигался майор Менгисту Хайле Мариам. В феврале 1977 года Тэфэри был убит прямо на заседании «Дерг». Установилась диктатура Менгисту, позиционированная как марксистско-ленинская. Против режима развернулась гражданская война, которую вели и леворадикальное «Поколение» Эфиопской народно-революционной партии (ЭНРП), и консервативные монархисты Эфиопского демократического союза, и сепаратисты-тиграи ультракоммунистического толка. Именно последним победа и оказалась суждена – вместе с эритрейцами.

А внутри ФОЭ ещё на рубеже 60-х и 70-х возникли сразу три диссидентские фракции – «христианская» и две мусульманские. С опорой на христиан маоист Исайяс Афеверки создал лево-социалистический Фронт независимости Эритреи (с 1970 года – Силы освобождения Эритреи). В 1971 году издал манифест «Наша борьба и наши цели», в котором призвал всех эритрейцев бороться с императорской Эфиопией и местной феодально-племенной аристократией.

В Бейруте же Осман Саббе создал ФОЭ-Генеральный секретариат с боевым крылом на родине – Народно-освободительными силами. Другая мусульманская фракция (Обел) опиралась на племена Бени-Амер. Все три диссидентские фракции противостояли экс-губернатору Тедле Байру. На бейрутской встрече в 1972 году они ненадолго объединились в ФОЭ-Народно-освободительные силы.

Во время голода 1972–1974 годов шла «первая эритрейская гражданская война», унёсшая жизни 3 тысяч эритрейцев – больше, чем за первые 13 лет партизанской войны с эфиопским правительством. Тедла Байру смог одолеть обе мусульманские фракции, но только не Исайяса. В 1973 году фракции Исайяса Афеверки и Османа Саббе объединились во Фронт освобождения народа Эритреи (ФОНЭ, с 1977 года – Народный фронт освобождения Эритреи, НФОЭ). В 1975 году Исайяс был избран председателем Военного комитета ФОНЭ. На первом съезде НФОЭ в 1977 году – заместителем генерального секретаря организации. В 1975–1977 годах численность партизанских отрядов ФОНЭ/НФОЭ выросла с 17 тысяч до 30 тысяч бойцов.

В 1980–1981 годах шла «вторая эритрейская гражданская война» между ФОЭ («Джабхат») и НФОЭ («Шабия»). Поводом стали тайные переговоры ФОЭ с «Дерг» и СССР. И снова победил Исайяс Афеверки. Выжившие «джабхатовцы» бежали в Судан. В изгнании ФОЭ раскололся на три фракции: просто ФОЭ (лидер Абдалла Идрис), ФОЭ-Революционный совет и ФОЭ-Центральное руководство (в 1987 году объединился с НФОЭ).

ФОЭ-РС в 1995 году провёл съезд в мелесовской Эфиопии и снова раскололся. Лидер Ахмед Насер создал Фронт национального спасения Эритреи (ФНСЭ), который вступил в образованный в 1999 году Эритрейский национальный альянс (ЭНА). Ахмед Насер умер в 2014 году в Швеции, его преемник на посту лидера ФНСЭ Хабте Тесфамариам – в 2017 году в Германии.

Свою первую крупную победу над «Дерг» НФОЭ одержал в 1977 году, взяв после полугодовой осады эритрейский город Накфа – пока Менгисту воевал с Сиадом Барре за эфиопский Огаден. До 1986 годах «Дерг» восемь раз пытался отбить Накфу. Город был почти полностью разрушен. Уцелела только мечеть, чей минарет служил «маяком» для эфиопских ВВС. В подземных укрытиях повстанцы организовали больницы, типографии, фабрики, радиостанцию и даже колледж. В память о тех событиях национальная валюта Эритреи называется накфой.

Именно в Накфе в 1981 году Исайяс Афеверки встретил свою будущую жену – этническую амхара Сабу Хайле. У пары трое детей. Сын Абрахам родился в 1985 году, сын Берхан и дочь Эльза – уже в независимой Эритрее.

Внутри собственно Эфиопии главным союзником НФОЭ по борьбе с «Дерг» стал Народный фронт освобождения Тыграй (НФОТ) во главе с Мелесом Зенауи. НФОТ был создан вскоре после свержения Хайле Селассие I. Первоначально организация выступала за создание Республики Великий Тыграй и претендовала на земли Афар. Вскоре этот лозунг был заменён требованием самоопределения всех народов Эфиопии. В 1989 году под эгидой НФОТ был создан Революционно-демократический фронт эфиопских народов (РДФЭН).

Исайяс учился в маоистском Китае. Его родственник Мелес исповедовал учение Энвера Ходжи. В контексте глобальной Холодной войны гражданская война в Эфиопии являла собой «замес» между разными марксистскими группировками – «ревизионистами» из просоветского «Дерг», ходжаистами из НФОТ, эритрейскими маоистами. И в этом смысле стала, помимо прочего, как бы «прокси-войной» между СССР и КНР.

Менгисту получал оружие от СССР и деньги от Каддафи. «Дерговский» аппарат госбезопасности обучался специалистами из ГДР. На границе с Сомали квартировали войска Кубы и Южного Йемена. С 1964–1977 годах в сомалийской Бербере действовала база ВМФ СССР, которую по соглашению с Менгисту перевели на остров Нокра эритрейского архипелага Дахлак.

В свою очередь, в 1980-е НФОЭ расширил круг своих внешних союзников. Финансовую помощь оказывали Кувейт и ОАЭ, гуманитарную – Швеция, Норвегия, Дания и Бельгия. Европарламент принимал резолюции, осуждавшие советское вмешательство. За независимость Эритреи выступали британские лейбористы и «зелёные» в ФРГ, датский и норвежский парламенты. На подконтрольной территории удалось наладить обучение 25 тысяч школьников, с четвертого класса обязательно изучался английский.

В 1987 году НФОЭ и ФОЭ-Центральное руководство провели «Съезд единства». Генсеком НФОЭ вместо Рамадана Мухаммеда Нура был избран его первый зам Исайяс. Вместо маоизма и марксизма-ленинизма ставка была сделана на прагматизм и эритрейский национализм.

С 17-го по 20 марта 1988 года на севере Эритреи шла битва за город Афабет. За три дня боёв 15 тысяч партизан НФОЭ захватили 50 танков и разгромили 20-тысячный армейский корпус «Надью» 2-й армии «Дерг». Победу эритрейцев сравнивали со сражениями под Дьенбеньфу и Эль-Аламейном. В Афабете были пойманы с поличным три советских офицера, которые и планировали «решительное наступление» корпуса «Недью». Четвёртый погиб. Отрицать вмешательство СССР в эритрейский конфликт, играть в «ихтамнет» стало бессмысленно. В феврале 1990 года повстанцы из НФОЭ одержали новую важную победу – заняли порт Массауа, первую эритрейскую столицу.

21 мая 1991 года Менгисту покинул Эфиопию. Тоталитарный режим пал, главари (кроме самого главного) предстали перед «африканским Нюрнбергом». В Аддис-Абебу вошли отряды НФОТ. 24 мая силы НФОЭ заняли Асмэру. 29 мая Исайяс создал Временное правительство Эритреи. «Мы просто официально оформляем администрацию, которая существует в Эритрее пятнадцать лет», – отметил он. Новое эфиопское правительство Мелеса силой разогнало митинг сторонников «Единой Эфиопии» в Аддис-Абебе и согласилось провести в Эритрее референдум о самоопределении по прошествии двухлетнего переходного периода.

23—25 апреля 1993 года 99,8 % эритрейцев высказалось за независимость. Эритрейское голосование проходило одновременно с российским плебисцитом о доверии Борису Ельцину. 13 мая первый президент России подписал указ о признании независимости Эритреи.

22 мая Национальная ассамблея избрала своим спикером и одновременно президентом Эритреи Исайяса Афеворки. 24 мая Эритрея официально была провозглашена независимым государством. На торжества в Асмэру были приглашены 50 глав государств. В том числе Борис Ельцин, который из-за занятости российскими делами приехать не смог.

В феврале 1994 года прошёл третий и на сегодня последний съезд НФОЭ. Организация была переименована в Народный фронт за демократию и справедливость Эритреи (НФДЭС) и стала единственной в стране легальной партией.

Ещё в 1991 году автокефалию Эритрейской православной церкви Тевахеда признал патриарх египетской Коптской церкви Шенуда III. И только в 1998 году – Абуна Павел, патриарх  и католикос Эфиопской православной церкви Тевахеда. За время автокефалии сменились четыре эритрейских патриарха. С 1997 году в Эритрее официально признаны только четыре религиозные общины – мусульмане, церковь Тевахедо, католики и лютеране.

В 1997 году Конституционная ассамблея Эритрея приняла конституцию, предусматривающую избрание президента (не более чем на два 5-летних срока подряд) и парламента на всеобщих выборах, а также свободу на деятельность политических партий. Однако эта конституция так и не вступила в силу.

Как повод для переноса выборов на неопределённый срок Исайяс Афеворки использует напряжённые отношения со всеми соседями Эритреи – Эфиопией, Суданом, Джибути, Йеменом.

Пока Эритрея боролась за независимость, в Судане шла гражданская война между северянами-мусульманами и «неверными» южанами. За полвека погибло 2,5 млн суданцев. Вскоре после подписания мирного Найвашского соглашения 2005 года, в авиакатастрофе погиб умеренный лидер южных повстанцев Джон Гаранг. С началом Арабской весны совпал референдум о независимости Южного Судана. В новом государстве вспыхнул этнический конфликт, унёсший жизни ещё 200 тысяч человек.

Когда в 1989 году власть в Судане захватил Омар аль-Башир, у НФОЭ появился новый враг – «Эритрейский исламский джихад». В декабре 1991 года аль-Башир направил эмиссара в Асмэру. В 1994 году две страны договорились не вмешиваться во внутренние дела друга. Но уже в 1995 году в бывшем суданском посольстве в Асмэре открылся офис антибашировского Национального демократического союза. В 1997 году НДС начал партизанскую войну. В 1998 году аль-Башир разрешил Мелесу использовать небо Судана для войны с Исайясом. В ответ Исайяс стал помогать повстанцам в Дарфуре и Южном Судане. В 1999 году Судан и Эритрея помирились при посредничестве Катара. Затем сам Исайяс посредничал на переговорах между аль-Баширом и Гарангом.

Об окончательном прекращении вражды с Эритреей аль-Башир заявил в 2011 году – на фоне Арабской весны, потери Южного Судана и ужесточения международных санкций против обоих режимов. В 2014 году Исайяс наконец-то посетил Хартум.

В 1995 году  Исайяс пытался «отжать» острова Ханиш у йеменского президента Али Абдаллы Салеха. Международный арбитражный суд в Гааге принял решение в пользу Йемена. В ходе боев за Ханиш эритрейцы по ошибке потопили российское торговое судно. По версии Салеха, Эритрее помогал Израиль. По версии йеменской оппозиции – в 1994 году Салех сам получал от Израиля тайную помощь в борьбе с южными сепаратистами (к слову, бывшими союзниками Менгисту). Но не заплатил израильтянам деньги, за что и был наказан руками эритрейцев.

В 1996 и 2008 годах вспыхивали конфликты с Джибути из-за мыса Думейра. Христианин Исайяс прямо обвинялся в связях с радикальными исламистами в Сомали. В 2008–2017 годах на спорном участке границы базировались миротворцы из Катара.

В 1998–2000 годах шла война с Эфиопией. Армии обеих стран были оснащены в основном советской военной техникой. По некоторым данным, на стороне Мелеса воевали до 500 российских наёмников, на стороне Исаяйса – 300 украинцев. По итогам войны Эфиопия потеряла доступ к эритрейскому порту Асэб. А под эфиопской оккупацией оказался эритрейский город Бадме, где в 2005 году там даже провели эфиопские выборы.

В ответ Исайяс помогал эфиопской оппозиции – «террористам» по версии Мелеса. До 2018 года в Эритрее базировались социал-демократическая повстанческая группировка Ginbot7, основанная бывшими активистами леворадикальной антитоталитарной ЭНРП, и Фронт освобождения Оромо, который боролся против «абиссинского колониального правления» с 1973 года. Помощь от Исайяса получали даже бывшие функционеры менгистовской Рабочей партии Эфиопии и госбезопасности «Дерг». С 1993 года в регионе Гамбела на западе Эфиопии действовала «Армия патриотов единой Эфиопии» – боевое крыло «Единого патриотического фронта Эфиопии». Их этническая опора – нилотский народ нуэр, проживающий также в Южном Судане. Не остался в долгу и Мелес. На юге Эритреи партизанили Афарская демократическая организация Красного моря и Народно-демократическое движение Сохо.

На два фронта, против «близнецов-врагов» Мелеса и Исайяса, сражался Афарский фронт революционно-демократического единства («Угуугумо»), выступающий за воссоединение афарских земель Эритреи и Джибути под эгидой эфиопского региона Афар.

Затяжной эфиопско-эритрейский конфликт был урегулирован только после «революции оромо», когда премьером постмелесовской Эфиопии стал Абий Ахмед Али. 16 сентября 2018 года Абий и Исайяс подписали в Асмэре соглашение о мире и договорились о выводе эфиопских войск из Бадме.

«Революция оромо» ознаменовала масштабные преобразования в Эфиопии, отстранение мелесистов из НФОТ от власти в Аддис-Абебе. И в конечном счёте предопределили конфликт, разгоревшийся в Тыграе в ноябре 2020 года. Исайяс поддержал Абия в борьбе с тыграйскими повстанцами. В том же Бадме (при населении полтора тысячи жителей) были замечены «тысячи» эритрейских солдат. НФОТ нанёс ракетный удар по аэропорту Асмэры.

Кого только Исайяс не пережил из своих врагов. Мелес и Салех покоятся с миром. Менгисту и аль-Башир потеряли власть. Не поколебал позиции эритрейского нацлидера даже мировой «коронавирусный» кризис. Эритрейский режим причисляется к самым жёстким диктатурам планеты. Где-то, возможно, даже опережая в этом одиозном соревновании Туркменистан и Северную Корею. Выборов здесь не проводилось ни разу, глава партии и государства категорически несменяем, оппозиция не допускается в принципе, господствует государственная идеология и тотальная милитаризация.

Ещё в 2001 году было опубликовано «письмо пятнадцати» с критикой правления Исайяса. Среди подписантов – основатели НФОЭ, бывшие министры обороны и иностранных дел. Их бросили в тюрьму без предъявления обвинений. Amnesty International признала их узниками совести. «Когда мне бросают вызов, я становлюсь более упрямым и ещё более негибким», – заявил тогда сегодняшний юбиляр.

Возможно, стабильность режима личной власти Исайяса  Афеверки в Эритрее иллюзорна и эфемерна, как мираж в пустыне Данакиль. Ответ на этот вопрос могут дать только сами эритрейцы.

Ион Брынзару, специально для «В кризис.ру»

в Мире

У партнёров