«Верно, явится завтра в приказе благодарность войскам, господа: сам фельдмаршал воскликнул в экстазе: «Подавайте Европу сюда!» – некрасовская сатира на николаевских патриотов из «Англицкого клоба» давно стала внешнеполитической доктриной РФ. Но с особым захаровским колоритом, как в рекламе советского цирка: «Маша-клоунаша для манежа находка!» Сегодняшняя МИДовская реприза – «НАТО идёт ва-банк». Инструктирует Волкова, как зажигать фонарики за Навального в День святого Валентина.

Акция, запланированная на 14 февраля – вопрос особый. Увы, факт: жестокость властей пока пересиливает упорство оппозиции. Замена уличных протестов включением фонариков не есть успех. И только захаровы с соловьёвыми всеми силами вселяют оптимизм – рассказами, какая страшная угроза таится в этом замысле. «Когда я впервые прочитал это предложение Волкова, оно не вызвало у меня энтузиазма. Показалось каким-то несерьёзным, – рассказывает оппозиционный публицист Игорь Яковенко. – У нас ведь цель режим свергнуть, а тут – фонарики. Но с другой стороны, если целое НАТО триллион долларов на кон ставит… Пойду светить фонариком».

Сколько раз уже замечено: власти и агитпроп мобилизуют массы на борьбу с режимом эффективнее оппозиции. Запредельное омерзение, производимое одним видом вороватых насильников-духоскрепов, перерастает в озлобленность и ярость. Что бы они ни сказали, эффект един. Проще было благородной девушке из стихов того же Николая Алексеевича: «Пулю я недаром берегу…»Но вернёмся к внешней части. Смех смехом, но Европу действительно сюда подали – приехала и уже уехала. В лице Жозепа Борреля. Зампреда Еврокомиссии, представителя ЕС по международным делам и безопасности. «Россия отдаляется от Европы и рассматривает демократические ценности как экзистенциальную угрозу» – таков итоговый вывод. Правящий кремлёвский режим верхушка Евросоюза называет «Россией». Одного этого достаточно, чтобы ничего серьёзного оттуда не ждать.

«Россия не оправдала ожидания по становлению современной демократии, – отчитывался Боррель в Европарламенте. – Между Европейским Союзом и Россией – глубокое разочарование и растущее недоверие. У меня не было иллюзий перед этой поездкой. Однако теперь я ещё больше обеспокоен». Продуктивная дипломатия, ничего не скажешь. Зато, по оценке Борреля, «открытый и честный диалог» с Лавровым. После чего – «агрессивная пресс-конференция», организованная МИД РФ. И обмен высылками дипломатов: из России – германского, шведского, польского, албанского; из этих стран – российских.

Это уже не «отдаление», как корректно выражается Боррель. Это расхождение. Сказать проще и грубее (в духе лавровско-захаровской дипломатии): расход. Именно это понятие охватывает и объясняет теперь российскую общеполитическую ситуацию. И вовне, и внутри.

Долгими годами в российской оппозиции – во всяком случае, либеральной и общедемократической – считалась за аксиому поддержка демократических государств. Их ещё называли «цивилизованным миром». Такой подход вошёл в привычку. Но не всякая привычка адекватна. Западная политика сравнительно короткого исторического периода с середины 1970-х по конец 1980-х почему-то стала рассматриваться как естественная и постоянная.Между тем, это было скорее исключением. Связанным с конкретными именами Джимми Картера, Рональда Рейгана, Маргарет Тэтчер. Картер, каков бы он ни был, серьёзно относился к идее всемирной универсальности прав человека. Рейган вёл глобальную антикоммунистическую борьбу, Тэтчер поддерживала Рейгана. Такой курс действительно создавал опору советским диссидентам.

Но это отнюдь не правило для западных правительств. Наоборот, кратковременное исключение. Если на то пошло, исторически Запад чаще помогал авторитарно-имперским властям России. В заботе о торговых путях, геополитическом равновесии и прочей мировой стабильности. Опричники-немцы на службе Ивана Грозного отличались особым усердием. Европейские инструкторы формировали для Алексея Михайловича «полки иноземного строя», одолевшие разинских повстанцев. «Умелые люди» из Англии и Америки консультировали романовскую охранку по розыску террористов и устройству тюрем. Вильгельм II предлагал Николаю II свой бронированный кулак для подавления Русской революции 1905 года.

«Торговать и с людоедами можно» – учил мудрец Ллойд Джордж выстраиванию отношений с правящими большевиками. На этом принципе основывалась «разрядка» 1970-х. Которую настоящие носители западных ценностей, вопреки своим властям, называли предательством человечества.

Если уж говорить о международной солидарности демократических сил, то её создают не правительства. Не брюссельская евробюрократия с «ещё большей обеспокоенностью», устремляемой в бесконечность. Не администрация Байдена, дополняющая «жёсткий разговор по телефону с Путиным» пролонгацией нужного Путину договора СНВ-3. Есть другие силы – сотни и батальоны украинского Майдана, арабские повстанцы Ливии и Сирии, демонстранты и мятежники Венесуэлы, протестующие и реконтрас Никарагуа, уличные манифестанты Анголы, бунтующие профсоюзы Фиджи… Как и в 1980-е, когда освободительный ход в Советском Союзе крепко переплетался не только с польской борьбой «Солидарности», но с повстанческими движениями в горах и джунглях. «Племенной акцент вместо государственного».

Но мало кто в России сейчас согласится с этим. Это на демократических митингах 1989 года кричали: «Привет освобождающимся народам Восточной Европы!» Оборотная сторона того расхода. Может быть, вернётся в расход нынешний.Господин Боррель показал себя очень наблюдательным политиком. Отдаление, расхождение – замечаем и мы. Излишне уточнять, что отношения к геополитике (которой потчуют аудиторию агитпроповцы курам и миру на смех) это не имеет. Тут действительно ценностный конфликт. Опять же, как заметил Боррель, «экзистенциальная угроза от демократических ценностей».

Гражданские права, политические свободы, сменяемость власти, общественное самоуправления. Да, всё это повергает правящую элиту РФ уже в иррациональный ужас. Но исходные мотивы вполне ясны. Социальный интерес номенклатурной олигархии. Весомый, грубый зримый. Плюс мракобесная идеология самодержавно-чекистской и крепостнической гнили – этому интересу соответствующая. И не будем умножать сущности – более ничего.

$62 млрд – таков, по сдержанной оценки Forbes, прирост состояния первой сотни российских магнатов за время пандемии. Цифра заведомо минимальна, ибо тамошние критерии многого не включают. Но и она позволяет обойтись без комментариев. «Давить и грабить мужичьё – вот право древнее моё! Попы, стригите свой приход, разделим братски ваш доход! Префекту мы даём наказ, чтоб смерд не бунтовал у нас! Вперёд, холопы и пажи, бей мужика и не тужи!» – это тоже сатира. Французская XIX века. Надо же так суметь хозяевам РФ, чтобы при всех дворцах и бункерах залететь персонажами в комические куплеты. Но, как говорили в излюбленные ими же времена: «Это не смешно, товарищи!»

Чтобы сохранить такое положение, им нужно закрыться. Замкнуться. Закупориться. Как призывно визжат их соловьи. Не Борреля они боятся. Боятся российской сцепки. Даже не той, что уже увидели. Следующей, что придёт в расходе.

Константин Кацурин, специально для «В кризис.ру»

Власть

У партнёров