Кабинет министров Румынии во главе с премьером Виктором Понтой ушел в отставку. Причиной стала трагедия в столичном ночном клубе. Уходя, Понта пожал плечами: «Я принял это решение потому, что все эти годы я всегда противостоял моим политическим противникам, но никогда не боролся – и не намерен это делать – с народом». Мнение румынского народа выражено на митингах, прокатившихся по стране. С ним солидарны многие представители народа российского: вот так бы и у нас с правителями: погорели – убирайтесь!

103126712-495011446.530x298Трагедия произошла в минувшую пятницу. В бухарестском ночном клубе Colectiv («Коллектив») давался бесплатный рок-концерт. Желающих насладиться мастерством столичных талантов в здание бывшей швейной фабрики набилось под завязку. Особо претенциозный рок-коллектив Goodbye to Gravity выступал с композицией «День, в который мы умрём». В момент зачина к потолку рванули яркие фейерверки. На ремонте хозяева ночного заведения сэкономили. Плоскости внутри клуба – потолок и стены – были отделаны дешёвой и горючей звукоизоляцией. Возник пожар и сильное задымление. Люди задыхались и сползали по стенам у единственного узкого выхода (пожарный выход оказался заблокирован). Спасающиеся были вынуждены пробираться по телам… Очевидцы с ужасом вспоминают, как из клуба выползали чёрные обуглившиеся фигуры и падали у выхода. Когда паникующая толпа вышибла окна и наконец снесла заколоченную дверь пожарного выхода, пламя рвануло наружу, как из доменной печи. Итог – 31 смерть, 200 обожжённых в больнице.

Жители Бухареста отреагировали 15-тысячным майданом. С трибун неслись обвинения в коррумпированности правительства и всего госаппарата. Протестующие уверены: только взятки чиновникам позволили ночному клубу функционировать без соблюдения элементарных противопожарных правил. Склонялись на все лады имена премьера Виктора Понты и его заместителя Габриэля Опри, министра внутренних дел.

johУрегулировать ситуацию попытался президент Румынии Клаус Йоханнис. Политик более авторитетный, нежели премьер и министры, избранный в прошлом году всеобщим голосованием. Он обрушил гнев на владельцев сгоревшего «Коллектива» – Костина Минку, Алина Анастасеску и Пауля Каталина. Шоу-бизнесменов позавчера вызвали в столичный суд для дачи показаний. При этом Йоханнис метал громы и молнии, заранее обещая напуганным диско-боссам пожизненное заключение. Пристальное внимание столичная пресса уделила также районной администрации. Но погасить народное негодование это не помогло.

Социал-демократическая (вообще-то это название стоило бы взять в кавычки) партия экс-премьера происходит от Фронта национального спасения (ФНС). В свою очередь, ФНС был наскоро создан во время Румынской революции декабря 1989-го. Сколотили его недавние сподвижники коммунистического диктатора Николае Чаушеску во главе с бывшим членом ЦК РКП Ионом Илиеску. Задачей ФНС было сохранение номенклатурного правления после падения коммунизма. При двух президентствах Илиеску в 1990-х и в 2000-х это удавалось. Сейчас 85-летний Илиеску – почётный председатель «социал-демократов». 43-летний Понта – просто председатель. При Чаушеску он не успел достигнуть совершеннолетия, и это очень помогало в сохранении политического имиджа. 54-летний Опря – его правая рука. При Чаушеску он был военным. «Долой Понту, долой коммунизм!» – довольно типичный лозунг румынских протестов последних лет.

Виктор-Вьорел Понта – не самый лучший друг и коллега Клауса Вернера Йоханниса. Но поначалу «социал-демократический» премьер и либерально-западнический президент более-менее ладили. Их прямое соперничество на президентских выборах 2014 года, казалось, подзабыто. Понта проиграл тогда не только из-за неприятия в обществе непотопляемых чиновников с чаушистской подкладкой, но и из-за плохо налаженного оповещения нацменьшинств. Прежде всего венгров Трансильвании, которые помогли ему занять премьерское кресло.

big-alegeri-prezidentiale-romania-alege-intre-victor-ponta-si-klaus-iohannisЙоханнис и Понта после инаугурации, состоявшейся год назад, чуть ли не обнимались на публике. Но у Понты были свои планы, которые вызвали недовольство во дворце Котрочень. Он вообще всегда вёл себя так, как считал нужным. Оглядывался только на теневых боссов, начиная с почётного председателя. Например, этой весной Понта не счёл нужным оповестить президента о своих международных планах и нанес несколько официальных заграничных визитов. Однако глава государства явно пытался перенести гнев толпы на хозяев клуба, объективно выгораживая главу правительства. Защищал он при этом не столько Понту, сколько самого себя, свою Национал-либеральную партию и свою христианско-демократическую коалицию. Прямого удара по премьеру-конкуренту он не наносил. В силу особых доверительных отношений, сложившихся в румынском политбомонде.

Но Понта не избежал яростного огня критики. Не в первый раз. Он уже побывал мишенью румынского Антикоррупционного комитета по 22 эпизодам. В июне этого года Йоханнис был буквально вынужден могущественными прокурорами к демаршу против Понты. Он потребовал от премьера подать в отставку и распустить кабинет. А дальше на фоне президентского безмолвия ухмыляющийся Понта раздавал комментарии прессе: никуда он не уйдёт, ничего ещё не доказано. Всем давали понять, что президент обладает таким специфическим чувством юмора. Сам Йоханнис тоже не особенно настаивал. В конце концов, неизвестно, что вытащили бы на свет прокуроры, потяни они за эту ниточку. В стране, где гангстеры и убийцы отбывают пожизненное заключение в собственном доме, нет ничего невозможного.

Взять хотя бы самое безобидное – обвинения Понты в подделке своей диссертации. До сих пор ищут следы его пребывания в аспирантуре Оксфорда и не могут найти. Но это ерунда по сравнению с мрачным пятном биографии из начала 2000-х. Тогда Виктор Понта уже не первый год занимал пост… прокурора в разных отделениях того самого Антикоррупционного комитета. И отлично знал, как реально функционирует эта система. В 2002-м коллега из Бюро по отмыванию денег Кристиан Панаит вступился за прокурора Александра Леле. В свою очередь заподозрившего в махинациях родственников префекта Бихора. Начальство послало к Панаиту тогда ещё совсем молодого Понту. Панаит рассказал приятелю о состоявшемся разговоре: «Этот пёс Понта меня уделал». Очень скоро коллега будущего премьера «выбросился» из окна при загадочных обстоятельствах. Понта умыл руки и продолжил карьеру. А что? «Всегда и во всём я поступаю так, как учил меня когда-то Патил», – говорил обер-мафиози из индийского фильма «Затянувшаяся расплата». Румынского Патила зовут Илиеску.

elena-udrea-pag-2Всё это время над Понтой висел дамоклов меч обвинений в подлоге, соучастии в уклонении от уплаты налогов, отмывании денег. Корнями всё это уходит ещё в бытность премьера простым адвокатом. Для более успешных времён Понты своё обвинение. Его деловой партнер и однопартиец, скандальный отрицатель румынского следа в Холокосте Дан Сова злоупотреблял служебным положением в интересах бизнеса. За что и поплатился в августе, причём именно в связи с расследованием по Понте. Попытка премьера заступиться за приятеля вызвала очередную атаку со стороны комитетчиков. Ранее Понта не сумел спасти своих прелестных министров туризма и спорта, Елену Удреа и Монику Ридзи от наручников и суда.

Не первый раз румынские премьеры оказываются в эпицентре коррупционных скандалов. Например,  Адриан Нэстасе, тоже социал-демократ, по этому поводу попал в тюрьму. Правда, уже после истечения срока своих полномочий. В 2006 году он был вынужден уйти в отставку с поста спикера нижней палаты парламента под давлением коррупционного расследования. В 2012 году его приговорили к двум годам лишения свободы, из которых он отсидел только 9 месяцев.

1415876909-7059-korruptsiyaВ ЕС высказывают постоянную озабоченность коррупционными рейтингами Румынии. Восприятие коррупции в стране на уровне Греции, Болгарии и Италии. Несмотря на публичные скандалы, коррупционная гидра словно набирает мощи с каждой отрубленной головой. Как выразился почти двести лет назад один английский путешественник, побывавший в Валахии, «у этих людей умение обмануть ближнего почитается за признак блестящих способностей и служит поводом для похвалы и гордости». Но кажется, теперь что-то начинает меняться. Очень медленно и неохотно темные связи выходят на свет.

На то существуют заинтересованные силы. Хотя бы национал-популистская партия бизнес-авантюриста Дана Диаконеску, стремящаяся переломать сложившиеся политрасклады, подвинуть чиновно-политический класс. А главное – массы, обладающие сильными навыками бунта. Судьба Чаушеску не позволяет недооценивать этот фактор. Но печально, что тёмные подвалы румынской политики высвечиваются пламенем горящих ночных клубов.

Роман Одрян, специально для «В кризис.ру»

Власть

У партнёров