После десятидневного отсутствия президент России показался на публике. Он не только встретился со своим коллегой, президентом Киргизии, но и нашёл время поговорить о слухах, возникших в связи с его долгим отсутствием. Он сказал, что без сплетен будет скучно. С этим трудно не согласиться, за эти дни мы узнали самую главную тайну нашей страны. Как и во времена СССР, это – состояние здоровья вождя. Даже в эру всепроникающих информационных технологий тема остаётся за семью печатями. Вред для страны очевиден.

putinsviz2То, что Владимир Путин, мягко говоря, не отличается особой пунктуальностью, знает весь мир. Но до недавних пор он хотя и опаздывал на важные встречи, но всё-таки приезжал. И тут вдруг без особого объяснения не поехал с официальным визитом в Астану, где должен был встретиться с Александром Лукашенко и Нурсултаном Назарбаевым. Мини-саммит быстренько перенесли, внятными объяснениями для широкой публики не озаботясь. Хотя с учётом нынешних процессов внутри и вокруг России факт стал экстраординарным. Тут вдруг вспомнилось, что глава государства не появлялся вживую на телеэкранах с начала марта. Версия родилась практически сама собой – со здоровьем Путина как минимум не всё в порядке. Стали подтягиваться старые сплетни про травмы после спаррингов на татами и прочие болячки. Из последних – к Путину, который мучается сильными болями в спине, вызвали некоего австрийского специалиста. Поговаривали и о гриппе, который в эту зиму буквально выкашивал население обеих столиц.

Комментарии Дмитрия Пескова в духе «Н дождётесь, президент живее всех живых!» только добавляли масла в огонь, который разгорался в отдельных головах. Мало кого интересовали рабочие графики Путина на ближайшую перспективу. Больше интриговало, что с ним происходит здесь и сейчас.

Сразу оговоримся: мы чтим российское законодательство даже в его нынешнем малоудобоваримом виде. В том числе, и позицию о врачебной тайне и невмешательстве в личную жизнь. Однако когда эта тайна становится самой главной и самой хранимой в отношении первого публичного лица государства, становится как-то неуютно. И не только от тревог за конкретное физическое лицо.

Рушится весь построенный за последние полтора десятилетия миропорядок, при котором Владимир Путин практически ежедневно встречается в прямом эфире то с министром, то с губернатором. И вот – как отрезало. Взамен нас потчевали застарелыми сюжетами о давно прошедших рабочих встречах, многочасовыми картинами про систему подготовки российских женщин-космонавтов и анонсами о премьере псевдодокументального фильма о возвращении Крыма в состав России. Кстати, в обрамлении прямой речи президента, который наконец-то рассказал, что там было на самом деле. Вообще-то с теми, кого приручили, так не поступают.

Конечно, здесь можно копнуть в сравнительно недавнее прошлое нашей страны. Например, сводки о здоровье Ленина, считай, транслировались в режиме он-лайн, правда, после того, как в народе пошли разговоры о том, что вождь то ли спятил, то ли помер. Начиная со Сталина, появились паузы. Каково было состояние здоровья очередного генсека, мы, как правило, узнавали. Но не сразу.

Ныне ситуация стала развиваться каким-то парадоксальным образом. В интернете гуляли самые разные страшилки. Одновременно широкие массы телезрителей, из тех самых рейтинговых 86%, видимо, настолько уверовали в вечность нынешнего «лидера нации», что не улавливали никаких несоответствий. Ну не поехал, какая разница? «Лучше вы к нам!». Почти калька с вестей о периодических вбросах о состоянии здоровья различных диктаторов.

putinsvizИ всё бы ничего. Только вспомним никем так и не опровергнутое заявление о том, что пока есть Путин – есть и Россия. Соответственно, в зеркальном отображении уход Путина означает конец России. По крайней мере, в её нынешнем виде. Вот тогда-то и начинается самое главное. Особенность нынешней российской политической конфигурации такова, что вся она сосредоточена на частном мнении одного человека. Общеизвестно, что любое мало-мальски важное решение, особенно на стыке интересов различных структур, нельзя принять без визы первого лица государства.

Теперь же мы имеем то, что имеем. И попутно выясняем, что страна, случись что, мягко говоря, мало приспособлена к резкой смене управления. Тем более – ручного. Посудите сами. Не то, что в тонком механизме государственной власти, порядка нет даже в более-менее простом пропагандистском аппарате. Песковым все дыры не заткнешь, нужны люди, способные на смелые шаги. Но таковых, судя по всему, не осталось. Поляна выжжена. Внятно опровергнуть тревожные слухи и тем самым успокоить – как выяснилось, на такое никто не способен. Зато власть способна создать такой информационный фон, на котором поверишь любым байкам из склепа.

Казалось бы, чего проще, сама жизнь даёт в руки повод для крутейшей пиар-акции. Скажем, со здоровьем Путина действительно творится что-то неладное. Так что мешает ему выступить по телевизору прямо с больничной койки! Или, к примеру, стать участником встречи в Астане – в режиме видеоконференции. Да не кулуарно, а с помпой, на всё страну, в прямой трансляции! Помниться, на нечто подобное пошел Ельцин со своим аортокоронарным шунтированием. И как минимум не проиграл. По крайней мере, массы оценили президентскую открытость.

Но если априори смелый и физически крепкий лидер боится показаться на публике слегка занемогшим, то это означает одно – не такой уж он и смелый, и сильный. Заметьте – мы сознательно не говорим о крайнем раскладе. Потому что в таком случае вообще непонятно, чем эти десять прошедших дней занимались все власть имущие. Конкретно – кто страной-то рулил?

Зато в интернете стали чуть ли не всерьёз обсуждать кандидатуру на пост будущего главы России. Ведь ясно, что для сохранения путинизма в Кремль придёт человек из ближайшего окружения Путина. И абсолютно неважно, как его назовут – либералом или консерватором.

При этом преемник сразу же окажется в проигрышной ситуации – его всё время будут сравнивать с Путиным. Который к тому времени превратиться – если не превратился уже – в легенду, имеющую мало общего с действительностью. И за всем этим будут с тревожной усмешкой наблюдать лидеры западных стран.

Впрочем, у этой истории есть один несомненный плюс. Теперь мы точно знаем, что никаких двойников у Путина нет…

 Николай Кольский, «В кризис.ру»

в России

У партнёров