Внутриполитическая жизнь в РФ, мягко говоря, стухла. Или свелась к репрессиям. Разгоны, запреты, захваты, аресты, приговоры затеняют редкие иные события. Например, отказ вице-спикера Госдумы Игоря Лебедева от участия в сентябрьских выборах и от политики вообще. Самое тут интересное даже не конкретные противоречия отцов и детей. Партия Владимира Жириновского всегда была чётким политиндикатором. По ней угадывались намерения Кремля и криминала в их диалектичном сплаве. Так что присмотреться стоит.

Повод стал известен от парламентских инсайдеров. Депутат Игорь Лебедев недоволен продвижением депутата Василия Власова. Самый молодой (двадцать шесть лет) парламентарий, зампред фракции ЛДПР, Власов известен экстравагантными инициативами: о голосовании с шестнадцатилетнего возраста (как в Иране после исламской революции), о выходных для людей, чувствительных к погоде, о поощрении некурящих сокращением рабочей недели, об ипотеке для четырнадцатилетних, об открытии комнат матери и ребёнка в крупных торгцентрах… Приглашал Грету Тунберг выступить в Госдуме РФ. Впрочем, Власов предлагал и отмену «ненавистной» 282 статьи УК РФ. Так что личность неоднозначная. Но с точки зрения Лебедева, повышение партийного статуса Власова – а это перераспределение политических и финансовых ресурсов – излишне. Однако решать доводится не ему.

Игорь Владимирович Лебедев – сын Владимира Вольфовича Жириновского. Владимир Вольфович – это ЛДПР. «Говорим: партия, подразумеваем: Жириновский. Больше подразумевать решительно некого» – писал обозреватель столичной либеральной газеты Анатолий Костюков в незапамятном 1995 году. Перед выборами во вторую (по новому стилю) Госдуму. С одной стороны, так было и осталось. Никто, кроме 75-летнего отца-основателя, не определяет партийной политики. Никто не является узнаваемым публичным лицом. Но нельзя сказать, чтобы в ЛДПР совсем никогда не бывало иных движущих сил.Иначе ЛДПР не стала бы одной из двух (вторая КПРФ, но тут удивляться нечему) российских партий, фракция которой неизменно присутствовала во всех составах Госдумы. С 1994 года и по сей день. Конечно, успех на выборах 1993-го – первое место по партийным спискам, 12,3 млн голосов, 23% – больше не повторялся. Но и меньше, чем почти 6%, эта партия никогда не получала. По результатам голосования в 2016 году ЛДПР вышла на третье место: почти 7 млн избирателей, свыше 13%, 39 мандатов из 450. Нет сомнений, что и в году нынешнем фракция сохранится на восьмой раз. Такой мощный задел был создан бесшабашной первой кампанией Владимира Вольфовича с личным триумфом 12 июня 1991 года.

«У вас устойчивый электорат, сложившийся уже за два десятилетия», – констатировал Владимир Путин, обращаясь к Владимиру Жириновскому осенью 2013 года. И вежливо просил тёзку не хамить по национальному признаку хотя бы ради «фундаментальных интересов нашей страны». Общение было более чем политкорректным. Эта партия была нужна режиму. Для чего заключалось это джентльменское соглашение? Могут ли его теперь нарушить?

Название партии ЛДПР всегда произносится именно так, по аббревиатуре. Или попросту – «партия Жириновского». Редко когда употребляется название-расшифровка: Либерально-демократическая партия России. Именно так – либеральная и демократическая. Начиная треть века назад свою большую игру, юрисконсульт издательства «Мир» и активист Общества еврейской культуры «Шолом» планировал делать карьеру на таких идеях. Хотя сразу демонстрировал вопиющий креатив. С сильным оргресурсом и бесперебойным финансированием. Его либеральный демократизм формировался под эгидой Московского горкома КПСС и известного советского учреждения, связи Жириновского с которым поныне документально не доказаны. Разве что косвенно – уникальной справкой, выданной Жириновскому В.В. в том, что он никогда не служил в Комитете государственной безопасности СССР.

Партия Жириновского учреждалась в конце 1989 года как всесоюзная ЛДПСС. И уже этим выделялась как провластная. Подыгрывающая тогдашней правящей элите – номенклатуре КПСС. Идеологическая балалайка тут не имела значения, либерализм так либерализм. Тем более, он быстро сменился имперским национализмом – Жириновский сообразил, что у такой карты игра будет дольше.Первые российские выборы 1993-го он проводил на скорую руку, включая в список кого попало. От А.М.Кашпировского, президента Фонда исследований феномена А.М.Кашипировского, до собственных охранников, которым обзавёлся издавна (Игорю Владимировичу тогда только-только исполнился двадцать один год, он ещё начинал помощником депутата. Упор делался на максимальный эпатаж, и это оправдало себя. Вожаков хулиганских компаний кликали «Жириновскими». Электоральная база отыскалась на задах низов. «За кого вы голосовали? – спрашивал корреспондент пошатывающегося покупателя на выходе из алкоотдела. – За Жириновского. – Почему? – А за кого ещё?»

Партия управлялась исключительно лидером, зачастую посредством рукоприкладства. Он яростно критиковал либерал-реформаторов: «Час суда для вас придёт!» При полной лояльности верховной власти, президенту Ельцину и его администрации. В любом серьёзном голосовании Кремль полагался на фракцию ЛДПР как не мог на партию Гайдара.

Но подлинный расцвет ЛДПР пришёлся на вторую половину 1990-х. Выборы 1995-го не были столь успешны, как двумя годами ранее, но тоже – второе место в командном зачёте. Кандидатуры определялись вдумчивее. Новую ставку Жириновский сделал ставку на региональные бизнес-сообщества лихого призыва. Это придало партии что-то вроде «классового лица». Но когда к выборам 1999 года Жириновский поставил вторым после себя Анатолия Быкова, это вызвало непредвиденно жёсткий отпор властей. «Вызовом обществу» назвал список ЛДПР тогдашний председатель Госдумы коммунист Геннадий Селезнёв. И Жириновский – всегда способный свернуть горы, когда дело касается личного интереса – тут шагнул назад. Переделав «честный и мужественный» список ЛДПР в невнятный «Блок Жириновского». С Жириновском же во главе.

Именно на тех выборах-1999 Жириновский едва не лишился фракции: 5,98%, минимальный показатель. Но сумел устоять. Сумел доказать лояльность новому властителю после отставки Ельцина. Неизменно имел достаточную административную поддержку, чтобы получать в пределах 8–13% и 36–56 мандатов. Оставаясь лидером партии и фракции, провёл Игоря Владимировича на немалый в парламентской иерархии пост вице-спикера. С которого Лебедев-Жириновский-младший не слезал десятилетие.

Свою главную идею Жириновский открыто (отдадим должное) декларировал ещё при Ельцине. Она элементарна: партия всегда примет сторону власти. Это принцип. И понятно, что должно было случиться с ЛДПР за минувшие два десятилетия. Идеологически партия сползла в самый гнусный отстой. Пересказывать державные визги лидера неинтересно – скорей всего, от этой тошниловки ему самому уже перестало быть смешно.

Зато ЛДПР неколышимо (как «капуста в банке») утвердилась ветвью комплексной партии путинской власти. Со всеми административно-финансовыми причиндалами. Но когда говорится о «личном коммерческом проекте Жириновского», это только часть правды. Более глубокую характеристику дал полтора десятилетия назад обозреватель Александр Архангельский: «пиявочная партия». Отсасывающая потенциально опасное недовольство маргиналов и криминала в бессмысленный и беспоследственный изврат ни о чём.

Номенклатурная олигархия неплохо оплачивает таких джентльменов. Нужная функция.

Так они и жили. Так и живут поныне. Жириновскому нравится. Нравилось и Лебедеву. Пока он не ощутил приближения чего-то иного. Ибо правящему режиму в его новом формате эти игры уже не нужны. Придётся выстраиваться иначе, и очень возможно, при пониженном комфорте. Старшему уже без разницы, встанет как угодно. Младший, как оказалось, имеет амбиции. Оно и понятно: он ведь сейчас ненамного старше, чем Жириновский на выборах-1991.Но вот что существенно. Был в парламентской эпопее ЛДПР эпизод, о котором никто не любит вспоминать. Сентябрь 1998 года. Только что на Россию обрушился финансовый дефолт, определивший политическую драму страны. Ельцин пытается снова назначить премьер-министром Виктора Черномырдина. Но коммунисты и консервативные губернаторы с Явлинским на подхвате мощно продвигают Евгения Примакова. Единственная фракция, поддерживающая Черномырдина и голосующая против Примакова – ЛДПР.

«Мы не ждём от Примакова ни новых идей, ни новых дел, нужных стране. Даже во внешней политике, где он всегда ходил под премьером и никогда не был самостоятельной фигурой», – говорил в комментарии для петербургской газеты депутат Станислав Жебровский. Заместитель Жириновского, не светившийся под юпитерами, зато весьма авторитетный в деловой части парламента. Кстати, избираться от «Блока Жириновского» Жебровский в следующем году отказался.

Примаков был утверждён главой правительства. И эта история осела странными слухами за партией Жириновского. С какими-то моментами обманов и злоупотреблений. Которые к тому времени шлейфом тащились за лидером ЛДПР. Что показательно, особенно резко отзывалась о данном думском коллеге депутат Галина Старовойтова.

Она была убита менее чем через три месяца с тех горячих думских дней. Владимир Жириновский не раз демонстрировал в этой связи глубочайшую скорбь. Это чувство задокументировано и зафотографировано, тут вопросов нет. Но за исполнение убийства осуждены сотрудники неформально, но тесно связанного с ЛДПР охранного предприятия. За организацию убийства – Михаил Глущенко, бывший депутат от ЛДПР.

Предстоит Глущенко и процесс по делу об убийстве другого бывшего депутата от той же фракции – Вячеслава Шевченко (вместе с деловым партнёром и секретарём-референтом). Шевченко состоял во фракции, но не в партии ЛДПР. В отличие от Глущенко, он был заметен как депутат и даже – редчайший случай в ЛДПР – не скрывал конкретных разногласий с председателем фракции. Но в его гибели не было политического мотива. Глущенко подозревается в заказе и организации убийства по сугубо финансовым соображениям: Шевченко не считал нужным платить ему $10 млн за охрану от самого себя.Был ли политический мотив в убийстве Старовойтовой, вопрос значительно сложнее. Его стараются не то, что не задавать – пресечь даже в мыслях. «Заказчик» убийства определён другим заказом – социальным и политическим. Владимир Барсуков (Кумарин) – известный петербургский предприниматель, считался лидером «тамбовского бизнес-сообщества». Среди его деловых партнёров был и Вячеслав Шевченко, в убийстве которого подозревается Михаил Глущенко. Ну и не логично ли, что именно Барсукова назвал осуждённый Глущенко – под следственный протокол«заказчиком убийства Старовойтовой»?

Барсуков находится в заключении скоро четырнадцать лет. Устранение «ночного губернатора Петербурга», сильно мешавшего смольнинской номенклатуре, федеральной олигархии и московским ворам в законепроведено образцово-показательно. Приписано ему многое, как не многим.

«Рейдерские захваты» – со слов ныне покойного прежде известного рейдера. «Организация покушения» на миллиардера Васильеваоправдание судом присяжных, включение механизмов «спецправосудия», обвинительный приговор. Потом «вымогательство» («ночной губернатор», по версии следствия, разменивался на $10 тысяч). Потом «организация преступного сообщества»из двух человек, с отозванными показаниями свидетелей обвинения, и всё равно признан виновным с длительным сроком. На подходе ещё две «организации убийств» – оба раза близких партнёров и личных друзей (больше же некому, как Барсукову).

Увенчать весь этот сериал призвано обвинение в убийстве Галины Старовойтовой. Чтоб никого не влекла стезя «ночного губернатора». Дело Барсукова тянется издавна, но лишь сейчас в полной мере становится понятной его политическая суть. И роль Михаила Глущенко делается символичной со всех сторон. Не только криминальной, но и вполне политической. Особенно теперь, на фоне выжженной политики.Впрочем, в губернаторы «дневные» проходить тоже не рекомендуется. Для этого случая есть пример Сергея Фургала. Тоже члена ЛДПР – но другого типа. Которого, заметим, ни партия, ни лидер, повозмущавшись пару дней для порядка, не стали особенно защищать. И вполне удовлетворились присылкой на Хабаровск жириновского банного партнёра.

Не совокупность ли всех этих факторов, не доминанта ли общественной атмосферы побудили Игоря Лебедева шагнуть в сторону от политики? За многолетнее участие в которой он, естественно, поблагодарил отца. И в сторону – к «другим интересным проектам и начинаниям, в которых ЛДПР всегда поддержит его».

«Я чувствую. Я всегда чувствую», – говорил Доцент из «Джентльменов удачи». Владимиру Жириновскому нравится этот фильм.

Виктор Тришеров, специально для «В кризис.ру»

в России

Власть

У партнёров