• 10 февраля 2012 Власть

    Штурм, захват и реанимация ради повторных выборов

Ситуация в Южной Осетии развилась по худшему сценарию. Гражданский конфликт переведен в силовой формат. Штаб оппозиционного кандидата Аллы Джиоевой штурмом взяли КГБ и ОМОН. Поступила информация об избиении Джиоевой. Представители силовых структур ее опровергают, однако факт налицо: после занятия помещения, где она находилась, вооруженными людьми, Джиоева попала в реанимацию. Ей диагностирован инсульт головного мозга и неполный паралич. Таким радикальным методом предотвращена назначенная на сегодня церемония инаугурации Аллы Джиоевой.

Противостояние в Южной Осетии нарастало с ноября, когда в республике состоялись президентские выборы. Во второй тур 27 ноября вышли республиканский министр по чрезвычайным ситуациям Анатолий Бибилов и бывший министр образования Алла Джиоева. После подсчета голосов югоосетинский Центризбирком официально констатировал победу Джиоевой. Однако Верховный суд республики аннулировал результаты голосования.

Сторонники Джиоевой начали кампанию протеста, собравшись на центральной площади республиканской столицы. Их оказалось достаточно много, чтобы вынудить власти к поиску компромисса. Который, казалось, был достигнут 9 декабря: Эдуард Кокойты (на тот момент президент Южной Осетии) заключил с Джиоевой соглашение о «нулевом варианте» и повторных выборах с новыми кандидатами. Кокойты подал в отставку. В исполнение президентских обязанностей на переходный период вступил глава правительства Вадим Бровцев.

Однако оппозиция, сплотившаяся вокруг Джиоевой, постепенно ужесточала курс. 18 января кандидат отозвала свою подпись под соглашением о политическом урегулировании. Свое решение она мотивировала нарушениями договоренностей с противостоящей стороны. Предполагалось, что административный аппарат так или иначе не допустит «сбоя» и второй раз оппозиции – кто бы ее не представлял, пусть даже не Джиоева – победить уже не позволят. Джиоева потребовала восстановить статус голосования 27 ноября в версии ЦИК и объявила, что 10 февраля вступит на пост президента.

И. о. президента Бровцев охарактеризовал этот план как попытку государственного переворота. К частному дому Джиоевой, где расположен ее политический штаб, стянулись сотрудники госбезопасности и бойцы ОМОНа. Демонстрацией силы дело не ограничилось. Сила была применена.

Десять лет назад Алла Джиоева была сторонницей Эдуарда Кокойты. Выступала его доверенным лицом на выборах, входила в его правительство. Потом отношения испортились. Президент уплотнял систему кланового контроля над местными административно-хозяйственными ресурсами, а главное – над освоением российской помощи. Министр проявляла недопустимую степень самостоятельности. Кончилось коррупционными обвинениями в адрес Джиоевой, отставкой и опалой. Но подоспела и поддержка. Энергичная женщина-учитель хорошо подходила в качестве публичного оппозиционного лидера. А социальная база у югоосетинской оппозиции все расширялась. Группы и сообщества, подвергнутые прессингу властей, консолидировались и готовили отпор. Это достаточно серьезные и авторитетные в республике силы. Символизируются они даже не столько Джиоевой, сколько тренером сборной России по вольной борьбе Дзамболатом Тедеевым и бывшим министром обороны Южной Осетии Анатолием Баранкевичем.

Кокойты и его сторонников многое разделяет с оппозиционерами. Социальные интересы, экономические и политические притязания, личные амбиции, взаимная неприязнь, переходящая в ненависть. Но есть два параметра, по которым они полностью сходятся. Во-первых, независимость от Грузии. Во-вторых, теснейшие связи с Россией. На министерском посту Джиоева всячески сотрудничала с профильными российскими структурами. Что тут говорить, если с 2007 года она заслуженный учитель РФ. Сколько-нибудь серьезных антироссийских сил в югоосетинской политике нет. Оппозиция настроена столь же пророссийски, сколь и правящий клан.

Однако на ноябрьских выборах Москва делала ставку на преемственность. Точнее, на Анатолия Бибилова, фактического кандидата группы Кокойты (лично он, впрочем, готов был признать победу Джиоевой). Ставка оказалась проигрышной. Недовольство властями в Южной Осетии слишком велико, большинство поддержало оппозицию. Но переориентироваться казалось поздно, да и выглядело бы это политическим отступлением. На выборах, предполагаемых 25 марта, российская поддержка вновь оказывается представителям прежних властей. Конкретно – кандидату Юрию Дзиццойты, представляющему группу Кокойты. Настолько, что, по официально неподтвержденным данным, при захвате дома Джиоевой якобы были замечены сотрудники российских спецслужб.

Позицию югоосетинских властей изложил заместитель генпрокурора Георгий Кабулов. По его словам, Джиоеву госпитализировали с сердечным приступом (случившимся, надо полагать, от эмоциональных переживаний). Ни ареста, ни тем более избиения, по официальной версии, не было. Дело за малым: чтобы в это поверили многочисленные сторонники Аллы Джиоевой. Тем временем Вадим Бровцев дал понять, что на достигнутом власти не остановятся: «Я беру на себя всю ответственность по пресечению попыток переворота». В отношении Джиоевой возбуждено уголовное дело о приготовлениях к насильственному захвату власти.

Вероятно, дальнейшее направление развития событий определится сегодня.

У партнёров