«И стиснула сердце кручина, что можно на горном плато теперь на тропе Хо Ши Мина пропасть ни за что ни про что…» Стихи из советского агитпропа времён Вьетнамской войны вспомнились от свежих новостей. Секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев возлагает в Ханое цветы к мемориалу Хо Ши Мина. «Социалистическая Республика Вьетнам высоко ценит успехи Российской Федерации», – отвечает министр общественной безопасности СРВ То Лам. Генералы довольны друг другом.

Официально центральная тема визита Патрушева – борьба с пандемией COVID-19. Во Вьетнам доставлена партия вакцины «Спутник V». Предоставлена безвозмездно, в силу дружественных отношений между государствами и ведомствами госбезопасности. То Лам выразил горячую благодарность и похвалил РФ за эффективное сотрудничество «в контексте сложной эпидемической ситуации». Надо сказать, во Вьетнаме – по крайней мере, по официальной статистике – ситуацию удержали в жёстких рамках. Заболевших с января прошлого года немногим более 2,5 тысяч, умерших тридцать пять человек, на данный момент пациентами признаны 363. В почти 100-миллионной стране.Во Вьетнаме привыкли быть настороже ко всему, исходящему из Китая. Будь это хоть главный военный противник, хоть главный торговый партнёр. С прошлогоднего марта в страну закрыли въезд иностранцам и установили двухнедельный карантин для вернувшихся из-за границы вьетнамцев. При обнаружении очагов заболеваемости – локадаун и блокирование. Вплоть до более чем миллионного города Дананг или почти двухмиллионной провинции Хай Зыонг. Под армейским контролем были созданы семь десятков карантинных лагерей на 40 тысяч мест. Контроль ограничений осуществляли не только полиция и МОБ, но и военные патрули. Половина прошлого апреля прошла в общенациональной изоляции – и не как в России, а снова под военно-полицейской гарантией. Несоблюдение карантинных правил гарантировало уголовное преследование. Параллельно правительство выделило $2,6 млрд прямой помощи понесшим экономический ущерб от пандемии и более $12 млрд компенсации коммерческим банкам.

Видную роль сыграла и система госагитпропа. В СРВ она организована куда чётче, нежели в РФ. Не какой-нибудь вечерний мудозвон, а Центральный отдел пропаганды Компартии Вьетнама (КПВ). Во главе генерал-полковник Нгуен Чонг Нгиа, карьерный политкомиссар. Эта структура, контролирующая все официальные СМИ (а прочие запрещены), образование, науку и культуру, развернула мощнейшую кампанию восхваления однопартийной системы – которая только и способна спасать от коронавируса. Надо заметить, на свободном Западе эта глубокая мысль нашла-таки отклик. Грозная сила тоталитарного государства, усмиряющая чуму XXI века – это образ. Привлекший многих «полезных идиотов» нашего времени. Режим КПВ много сделал для его создания. А чем такая благодать оборачивается – так многие ли стараются узнать реальную вьетнамскую жизнь?

Тем временем специальная хакерская группа, знаменитая «Кобальт Китти», повела кибератаки на официальные сайты китайского МЧС и городской администрации Уханя. Как говорят, под правительственным прикрытием (официальный Ханой это возмущённо опровергает). Для изъятия конфиденциальной информации, да и в отместку вообще. Покатилась антикитайская националистическая волна: на гостиницах и магазинах появились таблички «Гости из КНР не приветствуются», в Интернете обрушился вал требований закрыть северную границу страны.

Правительственные меры поддержали, по опросам, 89% (в мире не выше 67%).  В общем, борьбе с пандемией вьетнамские власти могли бы поучить российских коллег. Да и всякому прочему, пожалуй, тоже. Недаром ведь То Лам с Патрушевым встречается не первый раз.Глава МОБ СРВ уже принимал секретаря СБ РФ в июле 2017-го. Мир доковидных времён был проще, опасности яснее. «Обсуждена проблематика «цветных революций», рассмотрены вопросы законодательного регулирования деятельности неправительственных организаций», – сообщалось по итогам переговоров. Во Вьетнаме это умеют. Не забыто и сегодня, ибо ковид проходит – революция остаётся. Между Москвой и Ханоем действуют несколько договорённостей о сотрудничестве в сферах безопасности. Согласованы процедуры совместных расследований, розысков, проверок и экстрадиций. Основательно То Лам с Патрушевым побеседовали на эти темы и в нынешний визит.

Генерал То Лам – служебно-политический наследник легендарного основателя вьетнамских карательных органов Чан Куок Хоана. Сподвижник Хо Ши Мина возглавлял МОБ и МВД почти тридцать лет. Это было становление коммунистического режима в непрерывной войне. 50 тысяч казней только по приговорам, не считая бессудных расправ, 100 тысяч заключённых – статистика первой половины 1950-х. Минимум полмиллиона прошедших «лагеря перевоспитания» после падения Сайгона – вторая половина 1970-х. Полной статистики вьетнамских репрессий пока не обнародовано. В «Чёрной книге коммунизма» опубликовано прорвавшееся на волю письмо группы заключённых тюрьмы Тхи Хоэ: «Если современное человечество пасует перед «непобедимостью» вьетнамских коммунистов, просим Международный Красный Крест, гуманитарные организации всего мира, всех людей доброй воли срочно выслать для каждого из нас по ампуле цианистого калия. Будем бесконечно признательны». Тогдашнее человечество действительно пасовало.

В госбезопасности СРВ приветствуются династии. Отец То Лама служил в ведомстве Чан Куок Хоана. С детства То Лам готовился к этой стезе. Но времена изменились. Классовые чистки, лагеря, «акульи джонки» в прошлом. В прошлом и антикоммунистическое повстанчество, боевые рейды несгибаемого Хоанг Ко Миня. Изменились и органы, которыми То Лам руководит уже пятилетку. Гуманизация и правовой контроль – ну, за некоторыми исключениями. Рука об руку с оперативностью, дисциплиной и неусыпным партийным руководством – это без исключений.

Выборочные, но жёсткие удары по диссидентам. Упреждающее пресечение молодёжных протестов. К мирному протесту здесь отношение не пренебрежительное, как опять-таки в РФ, а серьёзное. Давить изначально, пока не перешло в нечто серьёзное. Не сомкнулось с рабочими забастовками. Или с «чёрными сообществами» – криминальными группировками и теневыми структурами. Создающими зоны общественной альтернативы и бросающими свой вызов партократии. То, что лишь прикидывал в проекте Лоту Гули, во Вьетнаме давно в ходу. А диктатуры не терпят соперников. Тем более хорошо организованных.

Словом, проблемы сходны. Что до решений… Во Вьетнаме всё жёстче, дисциплинированней, прочней и мрачней, нежели в России. Но там ведь и оппозиция гораздо упорней. Так что пропорционально.Сходны и тенденции верхов. Генеральный секретарь ЦК КПВ Нгуен Фу Чонг, подобно извечному китайскому сопернику Си Цзиньпину, явно не намерен сменяться. Совместив высший партийный пост с высшим государственным, он сделал то же, что Путин – года на полтора раньше. Ему проще: для коммунистической системы – а режим СРВ таков, несмотря на развитый частный бизнес и культ богатства-успеха – не требуется обнулительных референдумов. Достаточно партийного решения. Которое в особых случаях генсек может принять и самолично. В высших интересах номенклатурного класса, разумеется. Более сознательного, чем российская социальная родня.

Член Политбюро ЦК КПВ То Лам всеми экспертами рассматривается как единственный властный соперник Нгуен Фу Чонга. С его позицией приходится считаться – слишком серьёзный потенциал в руках шефа госбезопасности. Серьёзны и его политические амбиции. Именно через То Лама осуществляется жёсткое давление на общество консервативно-номенклатурных сил. Примат стабильности и безопасности, сакральность власти и полиции, партия над государством, государство над человеком, духовные скрепы от воевавших дедов под знаменем Хо Ши Мина… Николай Патрушев непременно находит у него благодарное понимание. Они друг другу просто зеркало души, оба стражи режимных ценностей. Конечно, Патрушев не соперник, а преданный приверженец Путина. Но идейно-политических расхождений между То Ламом и Нгуен Фу Чонгом тоже не замечается.

Так что ни малейших шероховатостей от сегодняшних переговоров не ожидалось и не случилось. Кроме небольшого казуса: не все вьетнамские авторы ориентируются в русских Ф.И.О. Отчество могут принять и за фамилию. «Đại tướng Platonovich, thư ký Hội đồng an ninh Nga, đang dẫn đầu đoàn đại biểu cấp cao – Генерал Платонович возглавляет высокопоставленную делегацию Совета безопасности России» – пишет комсомольская газета «Туой Че», считающаяся «реформистской».

Несомненно, отношения и дальше будут складываться эффективно. Как с Камбоджей, где министр обороны Теа Бан обсуждает с Шойгу задачи вооружённых сил по защите властей от «цветных революций». Как с Лаосом, где подписан с РФ договор об обмене заключёнными. Только вот с Китаем могут возникнуть сложности. Историческое вьетнамо-китайское противоборство. Незабытый след не столь уж давней Тридцатидневной войны. При администрации Барака Обамы Вьетнам рассматривался фактически как военный и геополитический союзник США в противостоянии с КНР.Но эти моменты, конечно, второстепенны. Всего превыше мировая контрреволюция. (Знали бы Мао Цзэдун и Хо Ши Мин, чему присягают наследники!) И если Китай по праву мощи берётся возглавить этот «священный союз» чиновных государей против своих и чужих народов… Ну, вероятно, Вьетнам будет вести себе более независимо, нежели кремлёвка. Но это уже детали.

…В программе визита «генерала Платоновича» беседы с генсеком-президентом Нгуен Фу Чонгом и премьер-министром Нгуен Суан Фуком. Открытие в Ханое памятника Пушкину. «Послушны воле своенравной, бедой шумели знамена, и налагал ярем державный ты на земные племена». Так они и мыслят. Пока не случается непредвиденное ими, зато предвиденное Антоновым или Хоанг Ко Минем.

Никита Требейко, «В кризис.ру»

в Мире

Власть

У партнёров