На прошлой неделе депутаты сейма утвердили изменения в преамбулу Сатверсме – Конституции Латвийской Республики. В сущности, покусились на святое – текст преамбулы не менялся с 1922 года. Тенденция налицо: официальное пространство для русского языка всё больше сужается, для латышского же открывается всё более широкая дорога. Казалось бы, куда же ещё? Но оказалось, что неосвоенные пространства всё ещё существуют.

В новой редакции появилось обозначение нацистского и коммунистического режимов в качестве преступных

В сущности, преамбула переписана заново. До сих пор она состояла из одного предложения: «Латвийский народ, в своём свободно избранном Учредительном Собрании, установил для себя следующую Конституцию». В новой редакции появились упоминания «непреклонной государственной воли латышской нации» и «окупационных режимов». Единственный бальзам на душу для противников изменений – обозначение нацистского режима в качестве преступного. Наряду с коммунистическим.

Левые активисты однозначно называют принятые изменения «национал-консервативными». Об этом им говорят как упоминания советской и нацистской оккупаций, так и фраза «Латвия – государство, созданное для сохранения традиций латышского народа на века». Латвийский социалист Тим Настин написал в своём блоге: «Это такой наш, латвийский, аналог российских духовных скреп».

Ещё два года назад Настин говорил: «Проблема русского языка реально существует, но необходимо искать её причины в проблемах нашего общества. Это политический конфликт с чётко артикулированными противоположными точками зрения. Но это не территориальный конфликт, большинство оппонентов выступают за сохранение государства».

Сатверсме – самая старая действующая конституция Восточной Европы

Сатверсме – самая старая действующая конституция Восточной Европы и шестая в мире по этому показателю. Её создавали в 1922 году левые правящие партии – социал-демократы и эсеры. Хотя председателем Учредительного собрания был кадет Янис Чаксте (ставший затем первым президентом), левые действительно доминировали. Впрочем, провести в председатели своего кандидата, известного поэта Яниса Райниса, они не смогли.

Затем Сатверсме пережила не только полуфашистскую диктатуру Ульманиса, но и полувековое положение архивного документа. Когда с неё сдули пыль в 1990-м, она претерпела минимальные изменения – во всяком случае, идеологически. Во времена первой республики была внесена только одна правка, а после восстановления независимости основной закон начали править с незавидной регулярностью. При этом преамбула пережила периоды жёсткого противостояния в борьбе за права русскоязычных в 1990-е и начале 2000-х.

Против принятия нового текста преамбулы проголосовали только депутаты «Центра согласия». Хотя у этой партии больше всего мест в сейме, поправки были приняты подавляющим большинством. Всё-таки консерваторы разных мастей вместе традиционно занимают доминирующее положение.

Ещё в начале года проект преамбулы раскритиковал бывший тогда председателем Конституционного суда Гунарс Кутрис. По его мнению, сторонники поправок оторваны от интересов общества. Поэтому принимать их нужно было не в парламенте, а в Конституционном собрании – по той же модели, как принимали в 1922 году и саму Сатверсме. «Юридически менять конституцию следует, если есть кризис. В Латвии его нет. Я не знаю, кто его сейчас видит», – цитирует Кутриса портал Delfi со ссылкой на агентство LETA. Новый глава латвийского КС Алдис Лавиньш заявил в мае, что поправки в преамбулу необходимо принимать на референдуме.

Поправки приведут к упрочению роли латышского языка, отсекая все возможные пути к возможному усилению русского

Поправки приведут к упрочению роли латышского языка в государстве, считают правоведы. Законодатели нашли путь жёстко закрепить за ним первенство, отсекая все возможные пути к возможному усилению русского языка. Во всяком случае, теперь добиваться этого будет сложнее – недостаточно просто провести референдум. Именно на преамбулу будут ссылаться сторонники усиления роли латышского языка в образовании.

latvistyК тому же, как отмечают юристы, принципиально иначе могут быть истолкованы положения Конституции о всеобщем праве на социальное обеспечение. В изменённом тексте говорится, что каждый обязан заботиться о себе и своих близких. То есть, это может привести к пересмотру понимания ответственности между гражданином и государством.

Кроме того, в Конституции впервые закреплена такая установка: в 1990 году Латвийская Республика была восстановлена, а не провозглашена заново. С одной стороны, это автоматически даёт законную силу документам времён первой республики. С другой, вновь может стать актуальным вопрос об «оккупированных территориях». Напомним, среди латвийских националистов ранее активно обсуждался вопрос о предъявлении к России претензий на Пыталовский район Псковской области. Именно по этому поводу в своё время Владимир Путин произнёс свою знаменитую фразу: «Не Пыталовский район они получат, а от мёртвого осла уши».

По существу, нынешние поправки – это новая веха в истории Латвии. И будет она непростой.

Владимир Пешков, специально для «В кризис.ру»

У партнёров