• Власть 20 августа 2012

    Власть у себя дома важнее домов за рубежом

Законопроект внесли в Госдуму 1 августа депутаты Вячеслав Лысаков, Валерий Трапезников, Андрей Луговой, Александр Агеев и Олег Денисенко. К столь благому делу подключились все парламентские партии. Лысаков и Трапезников представляют «Единую Россию», Агеев – «Справедливую Россию», Луговой – ЛДПР, Денисенко – КПРФ. В борьбе с зарубежной собственностью госслужащих продемонстрирован межпартийный консенсус. Нарушителей нового порядка предлагается карать вплоть до пятилетнего заключения. Следить за соблюдением запрета депутаты намерены поручить не только Росфинмониторингу, но и ФСБ, и профильным подразделениям МВД.

Прежде подобный законопроект анонсировал депутат от СР Илья Пономарёв, видная фигура внепарламентской протестной оппозиции. Его вариант вменял в обязанность следственным органам проверять каждого представителя исполнительной и законодательной власти, который хранит вне пределов РФ более половины своих сбережений. Но нынешний проект сформулирован жёстче – однозначный запрет.

Вчера депутат Лысаков сообщил о некоторых деталях. Чиновникам дают время на улаживание своих заграничных дел. За полгода принадлежащие им активы должны быть переведены в Россию, где размещены по усмотрению владельца.  Вдвое больший срок отводится на то, чтобы отрегулировать юридическую сторону, связанную с наследственными правами на зарубежную собственность. Прежде всего речь идёт о недвижимом имуществе.

«Деньги надо вкладывать в нашу экономику, а не в экономику зарубежных стран», — дополнил коллегу-единороса его соавтор Валерий Трапезников. Зато оппозиционер Пономарёв критически отозвался о проекте, альтернативном своему. По его мнению, этот «перегиб» ничего в лучшую сторону не изменит и на масштабы коррупции не повлияет. Зато стимулирует теневые махинации с крупными активами. Жёстче – не всегда эффективнее.

Не говоря о сомнениях в том, будет ли жёсткость реальной. Несмотря на прописанные в проекте пятилетние отсидки, десятимиллионные штрафы, распространение запрета на супругов и детей госслужащих, многие уверены: способов закон обойти найдётся достаточно. Скажем, счёт в иностранном банке разрешён при представлении медицинской справки о лечении за границей. Не допускается оформления собственности на несовершеннолетних детей, но взрослые дети оставлены за скобками. Наконец, вместо родственника может выступать и друг. Но главное даже не в конкретных «лазейках». Законно в РФ то, что устраивает чиновника.

Запрет на зарубежную собственность госслужащих поддержали 66% опрошенных Фондом «Общественное мнение». Интереснее всего мотивация большинства этих людей: прекратится утечка капиталов, деньги будут работать на российскую экономику. Так считает четверть респондентов. Ещё 16% видят в таком запрете антикоррупционный рычаг. При этом лишь 1% поддерживает законопроект потому, что «чиновники должны жить как простые люди», и только 4% требуют от чиновников патриотизма. Как видим, срабатывают прежде всего соображения экономические, а не порождённые «уравнительным инстинктом» или «особой духовностью».

Весомые 10% респондентов возражают против законопроекта. (При том, что доля чиновников всех уровней в населении России составляет, по разным подсчётам, 2-3%. Это, кстати, немного по меркам развитых стран. В США госслужащих почти 7%, в Швеции более 11%. Зато в Китае всего полтора процента.) 4% россиян полагают, что нельзя никому указывать, как распоряжаться личными деньгами. Если начать это с чиновника, завтра тот же чиновник «с полным моральным правом» начнёт диктовать это всем и каждому. Другие считают данную меру просто бессмысленным популистским пиаром, отвлекающим внимание от по-настоящему серьёзных проблем.

Отношение депутатского корпуса к законопроекту неоднозначно. Кое-кто в «Единой России» прямо советует не считать себя сумасшедшим – так звучит ответ на вопрос, готов ли депутат Андрей Макаров отказаться от своей испанской недвижимости. Ещё больше единоросов хранят выразительное молчание. Скорее отрицательно смотрят на проект в ЛДПР. Игорь Лебедев, сын Владимира Жириновского и вице-спикер Госдумы, не советует экспериментировать в духе «железного занавеса» — якобы начнётся исход с госслужбы (любопытное представление об отечественном чиновнике). Даже от КПРФ пока не исходит однозначной поддержки. Юридически подкованные коммунисты не видят надёжных механизмов контроля за исполнением закона. Пожалуй, наиболее позитивны к законопроекту справоросы. Особенно Геннадий Гудков.

Законодательная инициатива, ограничивающая персональные права собственности чиновников, уже стала заметным политическим событием. Станет ли проект законом? В том или ином виде, вероятно, да. Каким окажется закон и будет ли соблюдаться? Это зависит от реальных побуждений реальных инициаторов.  Если группа партийных политиков делает жест на публику, появится расплывчатый документ без серьёзной проверки исполнения. Но не исключено и другое.

Законопроект может быть адресован не обществу, а действительно госаппарату. Перманентное политическое противостояние, длящееся более полугода, требует серьёзных мобилизационных шагов. Власти проще их предпринять, нежели оппозиции. Если чиновникам напоминают, что основой их собственности является управленческая функция, а не наоборот, и заводить запасные аэродромы не рекомендуется – закон, запрещающий владеть носителям власти владеть имуществом вне России, будет введён в жёсткой форме. 

У партнёров