• Власть 28 февраля 2012

    Во втором туре президенту-старцу предстоит борьба с бывшим подчиненным

Сенегал по африканским меркам страна действительно развитая. Третья в Западной Африке экономика, после Нигерии и Кот д’Ивуара. Ключевой союзник Франции в регионе, влиятельный член Международной организации франкофонии (сообщество франкоязычных стран). Природными ресурсами Сенегал не очень богат, но добыча нефте- и горнодобыча обеспечивают экспортные доходы. В обрабатывающей сфере преобладают пище- и химпром. Развиты сельское хозяйство и рыболовство. Все большее значение приобретает туризм, преимущественно из Франции. Атлантические пляжи Сенегала превращаются в заметный экономический фактор.

На фоне большинства соседей Сенегал может считаться даже демократическим государством. Разумеется, весьма относительно – достаточно сказать, что более чем за полвека независимости в стране сменились лишь три президента. Первые 20 лет правил поэт-лирик Леопольд Седар Сенгор, теоретик негритюда, идеолог единой африканской нации и континентальной социал-демократии. Следующие два десятилетия власть принадлежала его преемнику и соратнику по социалистической партии Абду Диуфу. Правление было, конечно, авторитарным, но это был не тот социализм, что в Гвинее при Секу Туре, в Мали при Кейте и Траоре или тем более в Экваториальной Гвинее при Масиасе Нгуэме. Партия Сенгора-Диуфа держалась в русле принципов Социнтерна и сохраняла многопартийность. Сенегал избежал характерной для Африки череды военных путчей, гражданских войн и откровенных диктатур.

Однако полновластие «лирических социалистов» (так порой именовал свою социальную концепцию Сенгор) способствовало разрастанию непотизма и коррупции. В стране нарастало недовольство. Демократические механизмы дали ему ненасильственный выход. В 2000 году соцпартия проиграла выборы широкому оппозиционному альянсу. Диуф уступил президентский пост лидеру праволиберальной демократической партии Абдулаю Ваду.

Вопрос, стал ли Сенегал при Ваде более демократическим обществом, весьма спорен. Сам президент утверждает, что да. Оппозиция – калейдоскоп из наследников идей Сенгора, троцкистов, консерваторов и бывших соратников самого Вада – обвиняет главу государства в диктаторских поползновениях. В частности, конституционные поправки 2008 года позволили ему в третий раз баллотироваться на высший государственный пост – хотя ранее предполагалось, что практика многократно переизбиравшихся Сенгора и Диуфа будет прекращена. В ответ Вад откровенно признается: «Конечно, я сам написал эту конституцию. Один». И далее поясняет, что в свои 85 лет пошел на третий срок прежде всего ради блага сенегальцев. Которым его правление приносит новые дороги, мосты, электростанции и аэропорты.

Эти утверждения по-своему резонны. Но с другой стороны, Сенегал сталкивается с множеством проблем, обостренных глобальным кризисом. Примерно половина 14-миллионного населения живет за чертой бедности. Без работы более четверти сенегальцев, а среди молодежи – двое из каждых пяти. Внешний долг страны составляет примерно четверть ВВП. Эти доводы звучат весомее, нежели указания на возраст Абдулая Вада. Тем более что для Африки президент-старец (именно так, «старцем» кличут сограждане своего лидера) отнюдь не в диковинку. Тот же Сенгор покинул президентский дворец в 75 лет, а, скажем,зимбабвийцу Роберту Мугабе и вовсе 88.

Непримиримые противники Вада из «Движения 23 июня» («M 23»), где задают тон леворадикалы, призывали к активному бойкоту выборов. Напряженность нарастала неделю за неделей. Месяц назад полиция брала под арест координатора «M 23» правозащитника Алиуна Тина. Последние дни столица Дакар была охвачена беспорядками. Ответственные оппозиционеры составили конкуренцию Ваду.

Наиболее влиятельны среди них экс-премьеры Макки Салл и Идрисса Сек. Оба они бывшие соратники Вада. Другая пара – противники как бы идейные, из партии Сенгора-Диуфа: вице-президент Социнтерна Усман Танор Дьенг и глава одного из прежних социалистических правительств Мустафа Ньясса. Всего оппозиция выдвинула 13 кандидатов.

По предварительной информации из Дакара, наибольшее количество голосов набрали Абдулай Вад и Макки Салл. В свое время Салл был близок к президенту, руководил нефтяной госкомпанией и кабинетом министров. Но несколько лет назад они со скандалом разошлись – Салл обвинил в коммерческих злоупотреблениях сына президента Карима Вада. В социально-экономическом плане разница между ними невелика. Как и нынешний президент, Салл намерен продолжать либеральный курс с африканской спецификой.

Основная мотивация поддержки Салла – сугубо политическая, антиавторитарная. Вад настолько надоел сенегальским «несогласным», что они готовы поддержать хотя бы человека из его ближнего круга, лишь бы не его самого. Не исключено, что во втором туре протестный электорат консолидируется и прокатит авторитарного старца. Хотя бы ценой избрания его недавнего сподвижника.

Власть

У партнёров