Если судить по официальным сообщениям Минобороны, «спецоперация» проходит весьма успешно. Однако, судя по тем же официальным сообщениям, для великих побед уже попросту не хватает служак. Путин издал указ о необходимости доукомплектовать армию ещё 137 тысячами бойцов. Минобороны завалило города и веси необъятной завлекательными приглашениями на службу по контракту.

И вероятно, в преддверии долгого противостояния, готовит смену. Прямо со школьной скамьи. Ищутся примеры для подражания. Собственно, один уже есть, но о нём детям почему-то не планируется сообщать. Хотя этот замечательный пример мужества и стойкости восславил на всю страну бесогон Михалков. Его героем стал преступник-рецидивист Константин Тулинов. Известный садист, обвинявшийся в пытках заключённых питерских «Крестов». Завербовавшийся убивать украинцев и сам убитый ими. Пример более, чем показательный. Лучше, кажется, выбрать было просто невозможно. Однако желающих пустить по этому поводу патриотическую слезу и вступить в доблестные ряды российских контрактников почему-то не прибавило.

Возможно, потому что Минобороны ― не единственная структура, вербующая народ для «спецоперации». В Питере, например, с министерством конкурируют Пригожин и Беглов. Каждый ― со своей спецификой.

Надо отдать должное повару Путина. Его дела идут весьма успешно. Вероятно, благодаря смекалке и трудолюбию, коего совершенно лишены смольнинские чиновники и чины Минобороны. Он привык действовать решительно и с размахом. А главное ― не считаться с условностями. Как уже известно, в ЧВК Вагнера, которую прочно связывают с Пригожиным, набирают уголовников. Сам Пригожин не чурается агитировать зеков, разъезжая по исправучреждениям. По себе, мол, знаю, обращается он к слушателям, что и заключённый может родину любить. И помереть за неё тоже может. За разумные деньги. Короче, мужики, даю два миллиона рублей (не считая зарплаты и премий).

И вот что опять же отличает Пригожина. Слова не расходятся с делом. По данным СМИ, в Украине уже погибли десятки навербованных зеков. Им не обещали, что тела будут возвращены на родину, но некоторых всё-таки возвращают. В начале августа в Петергофе похоронили погибшего на Донбассе уголовника Александра Романовского. Десять дней назад Пригожин лично посетил его могилу и возложил цветы. Сказав при этом, что считает своим долгом отдать дань уважения погибшему. Это прозвучало весомо, впечатляюще. Даже как-то вдохновляюще. Но на то он и Пригожин ― выходец из лихих и героических девяностых. Реально близкий к народу, пусть даже и специфическому. Это вам не михалковский бубнёж про искупление вины. Причём, неясно какой вины ― за наркотики или за пытки.

Однако самый неудачный проект получился, конечно, у Беглова. Судьба у него, похоже, такая, особенная. За что не возьмётся ― кроме гомерического хохота и откровенных издевательств не вызывает. На этот раз, в очередном патриотическом порыве, тоже отличился. Вербует именной батальон… среди бомжей. На днях в знаменитую питерскую «Ночлежку» явился чиновник администрации Фрунзенского района, принёс пачку листовок с предложением службы по контракту. Всем желающим от девятнадцати до шестидесяти лет. Чиновника вместе с листовками прогнали вон. Как выяснилось позже, районная администрация к этому отношения не имеет ― личную-де инициативу гражданин проявил. Такое, конечно, возможно. Но в листовке, говорится, что правительство СПб каждому завербовавшемуся приплачивает 300 тысяч рублей.

И откуда губернатор столько денег брать собирается? Если судить по начавшимся на этой неделе в ЗакСе «нулевым» чтениям бюджета, денег городу не хватает. Ни на что. Во всяком случае все денег просят. Не только КГИОП, которому деньги по сути и не нужны ― как выяснилось, по их разрешениям «инвесторы» за свои деньги крушат и ломают всё, что осталось от старого Питера. Надо полагать, если в комитете вдруг закончится бумага для «экспертных заключений», чиновников с радостью обеспечат «инвесторы». Прямо-таки завалят. Да и само существование городского комитета по охране памятников по вопросом. Не зря же Следственный комитет уже дважды за год побывал там, а председатель СК специально приезжает в Питер, чтобы лично разобрать дела по незаконному сносу исторических зданий. Однако более шестисот дополнительных миллионов рублей КГИОП всё-таки выканючил.

Не хватает денег комитету по благоустройству города. Десять миллиардов (!) рублей. На противотаранные устройства вокруг Зимнего дворца. И не простые, а отвечающие всем эстетическим требованиям. Они позарез как нужны для борьбы с терроризмом. Озабоченность чиновников своей безопасностью в общем-то понятна. Но всё-таки вызывает некоторое опасение за их адекватность. Вроде бы Зимний уже больше ста лет как музей. Его вряд ли кто станет теперь штурмом брать. А городское начальство ― вроде бы ― в Смольном заседает… Или всё-таки в Зимнем? В тайне от диверсантов. В любом случае, бюджетная комиссия ЗакСа, которую теперь возглавляет Беглов (да, да, именно так!) деньги, разумеется, на это благое дело выделила.

Если учесть, что с нового года в Питере в очередной раз подорожает проезд на городском транспорте, то на противотаранные ежи наскрести можно. А если прибавить к этому средства, которые российские граждане будут платить за коммуналку ― не только за себя, но и за соседа, который по каким-то причинам платить не хочет или не может ― то и на другое хватит. К примеру, на увеличение штата Центра информационного обеспечения градостроительной деятельности, относящегося к комитету по градостроительству. На сто единиц всего. Нет, строить они ничего не будут. Но будут давать справки. Нет, не гражданам, а чиновникам комитета. Деньги на это нужны плёвые ― всего-то 161 млн рублей. Их, кстати, уже пообещали.

Но как выяснилось, денег не хватает даже кладбищенским работникам. На приведение в порядок и покраску могил. Вероятно, воинских захоронений и других официальных надгробий. Ведь дело ухода за частной могилой ― дело частное, никак не связанное с городским бюджетом. Однако депутат-«заправдивец» Амосов уверяет, что получает кладбищенские жалобы именно от частных лиц. И заявляет, что никогда ранее не видел такого количества.

Что опять же возвращает к вопросу о контрактниках. Пригожин не обещал зекам ни пышных похорон, ни даже безымянных могил. Только деньги. Однако своих уголовников даже самолично оплакивает. Другое дело ― «губернаторские» наёмники. В их контрактах вроде бы это как-то должно оговариваться. Но, похоже, надувают. По крайней мере по части похорон. Экономят. Но больше не будут. Смольнинский комитет по промышленной политике получит на это 163 млн рублей. Почему по промышленной политике? Наверно, планируется благоустройство захоронений в промышленных масштабах.

В Питере насчитывается порядка 50―60 тысяч бездомных. Даже, если предположить, что лишь половина из них мужчины, а из них ― лишь половина призывного возраста, то выходит весьма мощная сила. Не три батальона, как планировалось («Кронштадт», «Нева», «Павловск»), а как минимум пятнадцать. Впрочем, за два месяца с момента объявления кампании не набралось и одного. Похоже, что-то Беглов не досмотрел с патриотическим воспитанием.

Акулина Несияльская, специально для «В кризис.ру»

У партнёров