Сегодняшний день в определённом смысле оправдал имидж пятницы 13-го числа. Госдума приняла в первом чтении пакет репрессивных актов. К экстремизму оппозиционная деятельность фактически приравнена давно; теперь законодательно размывается грань между оппозиционностью и уже терроризмом. Под пособничество террористам в принципе может быть подведена любая акция или публикация с «невосторженным образом мыслей». Очень характерно, что практически одновременно стало известно о замене руководящий команды крупного информационного ресурса РБК («РосБизнесКонсалтинг»). До последнего времени отличавшегося не то, чтобы оппозиционностью, но относительной объективностью и некоторой степенью независимости.

закокнс1Пакет законопроектов представили в апреле председатель думского комитета по безопасности Ирина Яровая и председатель комитет по обороне Совета Федерации Виктор Озеров. (Оба, ясное дело, из «Единой России».) Под маркой антитеррора предлагалось ужесточить цензурные порядки и ограничить для неблагонадёжных право выезда из страны. В законопроекте имелись формулировки вроде «публичное оправдание терроризма», под которые в принципе может быть подведено любое нелояльное высказывание. Как в памятные годы, по которым ностальгически вздыхают сейчас многие носители власти. Почему не вывесил дома портрет товарища Сталина? Потому что хочешь, чтобы его не было. Значит, собираешься убить. Статья 58 пункт 8. Сейчас – по той же методичке, только с привязкой к ИГИЛ (запрещённому в РФ) или «Правому сектору» (запрещённому там же).

Но поскольку времена меняются, и на марше гуманизм, высшая мера наказания подозреваемым не грозит. За публикации в Интернете, признанные «публичным оправданием», с автора по суду возьмут миллион рублей. Если ему повезёт, и не посадят на семь лет. «Пособничество террористам» обойдётся уже до двадцати лет. Как писал советский поэт Расул Гамзатов: «Родился сын, и в честь рожденья сына послал я, горец, пулю в потолок. Но пуля, подчиняясь рикошету, иного направленья не найдя, пробила, отлетевшая к портрету, навылет грудь великого вождя…» Подал двустволку в такой ситуации – вот и пособник. А поскольку возможности врагов неизмеримо возросли при новых технологиях: опубликовал в своём блоге картинку такого характера – тоже пособник. Если не сам террорист.

Та самая 58-я включая 12-й пункт: «недонесение о готовящемся контрреволюционном преступлении». Полагалось за это от шести месяцев до расстрела. Теперь за аналогичное деяние, точнее недеяние, установлена верхняя граница: всего три года лишения свободы. И уголовная ответственность наступает с 14 лет. А не с 12, как было установлено в 1934 года.

закконс2Есть и ещё кое-какие новации, связанные с бурным научно-техническим прогрессом XXI века. Операторам сотовой связи вменяется в обязанность три года хранить записи телефонных переговоров SMS и MMS. Чтобы по первому запросу представить спецслужбам. Любопытно, что даже правительство Дмитрия Медведева  (того самого, «свобода лучше, чем несвобода»), давшее своё добро на эти законодательные инициативы, рекомендовало трёхлетний срок уменьшить. Хотя бы исходя из технических возможностей операторов.

Ну и, наконец, враг должен всегда быть под рукой. Он – предмет первой необходимости для определённого рода режимов. Поэтому компетентные инстанции смогут отказывать в выезде за границу человеку, «которому было объявлено официальное предостережение о недопустимости действий, создающих условия для совершения преступлений террористической направленности, развязывания войны и геноцида». На ближайшие пять лет после предостережения.

Учитывая, что в современной РФ называют «развязыванием войны», а что «восстановлением исторической справедливости», можно представить характер будущего правоприменения. Ладно бы думские инициативы, на то и… депутаты. Звучат куда более веские голоса. «Ряд инициатив сейчас внесён министерством. Необходимо рассмотреть вопрос об установлении запрета на выезд из страны лиц, которые обоснованно подозреваются или имеют непогашенную судимость за экстремистские преступления и намереваются выехать за рубеж», – это сказал заместитель начальника Главного управления по противодействию экстремизму МВД РФ генерал-майор полиции Владимир Макаров. Сказал ещё 17 марта, выступая в Совете Федерации. Как видим, услышав «надо», парламентарии тут же ответили «есть».

Ознакомившись со всем этим, впору усомниться, в какой стране находишься. Насколько известно, война и террор – это быт Сирии. Отчасти Украины. Но мы ничего не слышим о подобном законодательстве вышеназванных стран. Даже о сирийском, не говоря об украинском. Это предлагается ввести в России…

слежка-праваНо удивиться впору лишь тому, что пакет антитеррористических законов столкнулся с официальной критикой. Даже в самой Госдуме. Скажем, представители КПРФ возмутились тому, что за международный терроризм предлагается установить наказания, более суровые, чем за российский. «Когда всё это пишется, волосы встают дыбом, – это уже депутат от ЛДПР Сергей Иванов. – Лучше бы дать деньги на изучение языков стран, откуда могут приехать террористы, а то сейчас допросить не могут. Приняв этот законопроект в этом виде, мы покажем, что Госдума зарплату получает зря». Оппозиционер Дмитрий Гудков охарактеризовал законопроект как «уничтожение несогласных с властью».

Выказался и президентский Совет по правам человека: «Безопасность нельзя укреплять за счёт нарушения Конституции». В Основном законе России, если кто забыл, много говорится о правах и свободах человека. А эксперты-правозащитники обязаны этот документ читать, когда делают свои заключения для самого Путина. Кстати, в Кремле уже давно сообщили, что «ничего не слышали» об инициативах Яровой–Озерова.

Интересно, слышали ли там что-нибудь о кадровом погроме в РБК. Из уважаемого медиахолдинга ушли сегодня шеф-редактор Елизавета Осетинская, редактор газеты РБК Максим Солюс, гендиректор одноимённого информагентства Роман Баданин. Заместитель министра связи массовых коммуникаций РФ Алексей Волин поторопился объявить, что «в уходе топ-менеджмента нет политической подоплеки». Согласились с этим не все. «Конечно же, увольнение руководства любого СМИ связано с тем, что редакционная политика не устраивает. Публикации РБК были достаточно жёсткими, активными. Касались высшего руководства страны», – сказал главред «Московского комсомольца» Павел Гусев. «Нет», – ответил Дмитрий Песков. Пресс-секретарь президента РФ, как всегда, убедителен.

Владельцем РБК принято считать Михаила Прохорова. Давно оставившего, от греха подальше, политические увлечения времён междуцарственной медведевской оттепели. Ксения Собчак рассказывала, что предупреждение Прохоров получил ещё в феврале, за публикации РБК о делах, которые в Кремле рассматриваются как частные и семейные. А потом – отстранённые, но довольно подробные обзоры «панамского скандала». После чего – обыски в прохоровском ОНЭКСИМе, потом уголовное дело «по факту хищения 25% акций компании «Байт-Телеком». И это ещё удачно оборачивается для «консалтинга». Поскольку новый закон в силу пока не вступил.

Анатолий Щетишников, специально для «В кризис.ру»

в России

У партнёров