Итоги восьмой встречи союзников Украины в Рамштайне многих удивили и обескуражили. Упрямство, с которым Германия отказывалась передавать Украине танки Leopard 2, кажется необъяснимым. Разговоры про немецкую травматическую память о Второй мировой, про «пусть сначала американцы», про отсутствие свободных танков звучали не слишком убедительно. Наконец, давление союзников и депутатов заставило сдаться канцлера Шольца и его министров. Решение принято: танки едут. Но сколько и когда – неизвестно. Зато понятно, что мало и не сразу. Как это понимать на фоне деклараций поддержки?

Если присмотреться ко всем поставкам военной техники Украине – это сплошное нагромождение необъяснимостей. Необъяснимо, почему так и не заработал объявленный в мае 2022 года ленд-лиз. Необъяснимо, что только на одиннадцатом месяце «спецвоеноперации» только одна, не самая могучая в военном отношении страна – Нидерланды – заявила о готовности поставить Украине боевые самолёты. Необъяснимо, почему поставка англичанами всего четырнадцати танков Challenger вызвала бурную реакцию. Как будто танковая рота что-то меняет хотя бы на бригадном уровне.

Необъяснимо, почему Макрон сперва говорил о будущей передаче украинцам танков Leclerc, а потом начал оговариваться: это возможно, только если не приведёт к эскалации конфликта (т.е. в реальности передавать танки французы не собираются). Почему в списке вооружений появились, а затем исчезли новые РСЗО HIMARS и ракеты к ним с дальностью в 150 километров Президент Украины Владимир Зеленский резюмировал танковую непонятицу: несколько десятков танков, которые Украина может (!!) получить от Запада, ситуацию не изменят, но моральный дух украинских солдат поддержат. То же самое можно сказать и про всю остальную помощь – горстки БМП и кучи колёсных бронемашин, мало подходящих для украинского театра военных действий.

Летом советник Зеленского Михаил Подоляк говорил: для военной победы Украине необходимо 1000 гаубиц, 500 танков и 300 РСЗО. В ноябре главнокомандующий ЗСУ Валерий Залужный снизил планку до 300 танков, 500 гаубиц и 600–700 БМП (разумеется, всё это должно быть западного производства). Поставить всё это Украине для стран НАТО на самом деле ничего не стоит. В конце концов, пока идёт «СВО» на украинской территории, непосредственно Европе ничего не угрожает. Технику можно передать, а потом включить военные заводы и восполнить убыток.

Относительно причин западного торможения с военной помощью Украине сказано уже много. В первую очередь указывают на страх перед Третьей мировой, к тому же ядерной. Этого опасается Запад, если «передавит» на РФ. Далее перечисляются алчность Запада, не готового расстаться с российскими поставками дешёвого сырья и импортом западных товаров, недоверие к «киевской коррупции», недостаток вооружений у самих стран Запада и т.д. Но всё представляется гораздо проще и циничнее.

В начале «СВО» западные политики испугались. Эксперты оценивали рост российской военной мощи по официальным пропагандистским заявлениям Москвы и по размерам военных расходов. Если отталкиваться от них, то к концу февраля 2022 года военная мощь РФ должна была оказаться всесокрушающей. Это не говоря об опасениях, что отказ от российских углеводородов спровоцирует тяжёлый экономический и социальный кризис в Европе. Который потрясёт основы демократического устройства.

Поэтому первой реакцией Запада был ступор. Мало кто сомневался, что войска РФ оккупируют Украину в считанные недели, если не дни. Западные лидеры обдумывали, как строить отношения с повелителями Москвы после падения Киева. На публику платилась дань идеям демократии, свободы и мирного сосуществования: звучали рассуждения о сочувствии Украине и готовности помогать, угрозы Кремлю санкциями и вообще разверзшимися вратами ада.

Когда стало ясно, что Украина сопротивляется, причём успешно, Западу пришлось «отвечать за базар». Начались первые поставки оружия. Медленно, но увеличивались. Однако по мере наступления украинской армии и отступления западных опасений уменьшалось и западное внимание.

На двенадцатом месяце конфликта коллективное отношение Запада выглядит примерно так. Путинская РФ оказалась «бумажным тигром». Военной угрозы с востока Европа больше не ощущает: маленькая Эстония спокойно передаёт Украине все (!) гаубицы – «страшные русские» перестали страшить.

С энергетической зависимостью примерно то же. Половина зимы позади, а цены на энергоносители даже снижаются. Газохранилища заполнены до отказа. Страхи по поводу будущей зимы снижаются – готовится разработка месторождений газа в Израиле, Греции, Кипре, Турции и Аргентине.

Происходящее перестаёт восприниматься как пролог к ядерной Третьей мировой. Теперь это больше напоминает Югославские войны 1990-х. Огорчительные, нуждающиеся во вмешательстве, но не угрожающие ни существованию, ни даже благополучию Запада.

Очень показательна новая волна экологических протестов, на сей раз связанная с пролонгированием работы АЭС и расконсервацией угольных ТЭС. Это противоречит экологической доктрине Европы и Запада в целом. Которая предусматривает ускоренный переход к «зелёной» энергетике. Отход от «зелёной» стратегии связан с украинскими боями: отказ от российского газа и нефти вынудил продлевать работу АЭС и ТЭС. Но сегодня эта причина не кажется убедительной для многих европейцев. В Германии массы протестующих на месте разработки бурого угля вступили в противостояние с полицией; весь мир обошли кадры с Гретой Тунберг, которую немецкие полицейские тащат за руки и за ноги. Европейцы переключаются на экологию. А их политики вынуждены учитывать любые капризы избирателей.

Украину почти приняли в НАТО и Евросоюз. Но для евроэлиты Украина всё равно не своя. Может быть, именно потому, что оказалась способна на такое сопротивление… Здесь веет эпохой «угля и стали», недавними веками, о которых толерантно-расслабленный европеец постмодерна хотел бы забыть. Можно восхищаться стойкостью украинских войск и лично Зеленским, сочувствовать украинским беженцам. Но это всё равно чужое, а где-то даже пугающее.

Уже не первый месяц некоторые эксперты высказывают мнение: Запад помогает Украине ровно в той мере, в какой украинская армия должна быть способна выдерживать противостояние и не допускать поражения. Но помощь явно недостаточна для победы на поле боя. Согласно их логике, Западу выгоднее не поражение, а постепенное истощение РФ. Хотя бы потому, что резкое поражение в Украине может побудить Москву к реваншу где-нибудь в Закавказье.

Андрей Илларионов, бывший советником президента РФ (этого самого, нынешнего!) в далёкие времена, недавно сообщил: в 1941 году США начинали программу ленд-лиза в расчёте $40 млрд в месяц. На современные деньги. И посетовал: сейчас военная помощь Украине в 30 раз меньше. Это может объясняться только одним: тогда американская администрация считала, что без полномасштабной, всеобъемлющей помощи Великобритании и СССР над Старым светом неминуемо установится гитлеровская власть, грозящая Америке. Теперь же США убедились – для них самих никакой угрозы нет, а угроза для союзников в Восточной Европе минимальна, если не вообще эфемерна. В таких условиях тратиться на масштабную помощь Украине не возникает большого желания. Примерно так же думают и действуют европейцы. Они вздохнули с облегчением, поняв, что «русские танки» не появятся не только под Варшавой и Берлином, но и под Таллинном или Вильнюсом. Можно привычно расслабиться и заняться чем-то более близким и приятным.

Конечно, что обещано – то свято, и определённую помощь Украина будет получать и дальше. Свободное общество не может игнорировать в политике моральные и гуманистические аспекты. Но на первое место их не ставят. Зарплаты и пенсии, налоги и экология – то, что беспокоит западное общество в первую очередь. Прочее оттесняется на второй план.

До следующих танков. От которых опять спасёт кто-то другой.

Сергей Петровский, специально для «В кризис.ру»

Вооруженные силы

У партнёров