Военная тревога в России принимает комические формы. Поскольку кремлёвский ультиматум НАТО и США просто-напросто отвергли как глупость, разменные монеты для предстоящего торга так и не появились. «Торг здесь неуместен», – сказал бы Киса Воробьянинов. И был бы прав. Ибо ультиматум или принимают, или отвергают. После чего говорить становится не о чем. Либо слово берут пушки, либо сторона, выдвинувшая ультиматум и не подтвердившая его силой, оказывается в нелепом положении.

Встречу министра Лаврова с госсекретарём Блинкеном можно характеризовать как очередной дипломатический провал. По итогам мы услышали какую-то невнятицу насчёт «предварительности, о которой предупредили» и «подготовки письменной реакции». Если что и отмечено конкретно, то обещание Блинкена жёстко ответить на любую попытку пересечения российскими войсками украинской границы. Ещё резонанснее прозвучала речь министра иностранных дел Великобритании Лиз Трасс: против смыкания авторитарных режимов выстраивается всемирная сеть свободы. Способная окоротить глобальных агрессоров.

Компенсировать провалы на Западе попытались с противоположного направления. Визит в Москву иранского президента Раиси обставлен с подобающей помпой. Симпатии Кремля к режиму аятолл несомненны, однако вряд ли Иран станет помогать РФ в войне с Украиной. Скорее в очередной раз стребует для себя помощи в Сирии.

Некогда угандийский диктатор Иди Амин объявил войну США и пока в Вашингтоне ломали голову, как на это отреагировать, заявил о своей победе. Так и теперь в верхах РФ явно растерялись, не зная, что делать дальше. Один товарищ во имя подтверждения серьёзности российских намерений предложил нанести ядерный удар по американскому штату Невада, ещё кто-то потребовал выхода Норвегии из НАТО, другие великие умы угрожают разместить российское ядерное оружие на Кубе и в Венесуэле.

Последнее особенно интересно. Похоже, кремлёвский коллективный некто искренне считает, будто Карибский кризис разрешился так, как пишут советских книжках: Москва и Вашингтон пошли на уступки друг другу, СССР вывел ракеты с Кубы, а США из Турции. Хотя это чушь: Карибский кризис закончился полным поражением СССР, а «уступка» Кеннеди была лукавой – решение вывести американские ракеты из Турции было принято за год до того. Вашингтон подсчитал, что ракеты в Турции просто излишни, поскольку достаточное количество баллистических ракет нацелено на Москву с других направлений, прежде всего с подводных лодок. А туркам ещё и деньги приходилось платить.

Чем закончилась карибская авантюра Хрущёва, «кремлёвка» и впрямь может не знать. И верить, будто НАТО обещала Горбачёву не расширяться на Восток – т.е. обещала нарушить собственный устав и устав ООН. Они много чему верят. Тому, например, что США Вудро Вильсон после Первой мировой войны хотел отделить Сибирь от России (хотя, чтобы приписывать ему такие идеи, нужно вообще не знать, кто такой Вильсон).

Впрочем, Бог с ними. Откуда им чего знать. Они даже про своих кумиров не слыхали, вроде генерала Кисасунды или  майора Перека. Тем более не знают они историю своей страны (ведь их страна – СССР, а не Россия). Не знают и ещё многого: например, международного права или мировой экономики. А уж «что такое хорошо, и что такое плохо» подавно знать не хотят. Но когда случайно узнают, безошибочно выбирают второе.

Вернёмся, однако, к конкретике. Воевать по-настоящему они всё-таки не хотят. Силы, сосредоточенные у границ Украины – порядка 100 тысяч – явно недостаточны не только для похода на Киев, но и для масштабных операций, рассчитанных на оккупацию заметной части страны. Их хватит для массированных приграничных ударов – ну а дальше?

Ещё важнее настроения российского населения, а их Кремль мониторит вовсю. Военные приготовления не вызывают у россиян воинственной реакции. Главные вопросы, волнующие соотечественников – цены и зарплаты, кредиты и отдых в Египте. С такими «антипатриотическими» настроениями масс большая война затруднительна. Хотя тут сложнее: вся истерия для того и вздута, чтобы переключить озлобленность на жизнь изнутри режима вовне.

Но одно дело – разжечь ненависть к революционному Майдану, придумав «фашистский поход на Крым и Донбасс», совсем другое – какие-то «гарантии безопасности», затребованные на ровном месте. Тридцать лет обходились, и вдруг «вопрос жизни и смерти, дальше отступать некуда». Надуманность очевидна даже для остервенело пьющего электората «Единой России» из депрессивных посёлков.

Кремлёвский некто ещё не до конца обезумел. И вполне сознаёт, что у России нет сил перевести конфликт с Западом в горячую фазу. Что подтвердил такой беспристрастный аналитик, как Московская биржа: её индекс упал ниже 3500 пунктов. Первое падение было вызвано провалом переговоров Россия – НАТО. Второе, неделей позже, было вызвано статьёй в The New York Times об эвакуации с Украины российских дипломатов (даже на уровне слухов этого оказалось достаточно для падения индексов). Показательно, что обвал произошёл на фоне роста цен на нефть, прежде всегда толкавшего индексы вверх. А тут – всё наоборот. Значит, отечественные рынки не верят в успех российских вооружённых сил.

Рынок вообще обмануть трудно. Даже самый примитивный. 30 ноября 1939 года советское радио торжественно сообщило народу, что Красная армия «пришла на помощь финским рабочим и солдатам, восставшим против фашистского режима Рюти – Таннера». Рыночная реакция свершилась мгновенно: огромные толпы смели сахар, спички и соль с прилавков ленинградских магазинов. И не ошиблись: «освободить финских рабочих» РККА, несмотря на ужасающие потери, не смогла. Москва была вынуждена ограничиться территориальными уступками, хотя целью войны была советизация всей Финляндии. Для сравнения: начало американской операции «Буря в пустыне» в 1991-м сопровождалось бурным ростом биржевых индексов в США – американские рынки не сомневались в победе своих джи-ай.

Нынешний этап военной тревоги прекрасно выразил Альфред Кох в Фейсбуке:

— Если вы не примите наши условия, то мы нападем на Украину!

— Нападайте, как мы можем вам помешать?

— А что вы можете сделать?

— А вот вы нападите, тогда и увидите!

— А вы заранее скажите!

— Нет. Не скажем.

— А мы не будем нападать, пока вы не скажете, как вы ответите!

(Полный текст можно прочесть в ФБ. Он того стоит).

Но опасность всё же реальна. Во-первых, мы не знаем, что творится в головах у принимающих решения. Об их адекватности ничто пока не свидетельствует. Во-вторых, кроме самых  высоких ответственных лиц, есть лица пониже, и куда менее ответственные. Но именно в их в руках всевозможные кнопки, рубильники, рычаги и штурвалы. И соответствующий интеллектуально-нравственный уровень.

Военная тревога 2021–2022-го далеко от завершения. Сейчас она лишь временно застопорилась. В Кремле, надо полгать, ищут выхода из западни, в которой с таким энтузиазмом захлопывались. Но следующий этап российско-украинского кризиса, по-видимому, будет жёстче. При основной ставке на подрыв Украины изнутри. Повод создан возвращением в Киев экс-президента Петра Порошенко.

На постсоветском пространстве это третье за год шумное возвращение политика в руки полиции. Первым был Алексей Навальный. Вторым – Михаил Саакашвили. Третьим стал Порошенко; но в отличие от двух первых, немедленно посаженных в тюрьму, он побывал в суде и вышел с гордо поднятой головой.

Возвращение Порошенко означает резкое обострение политической борьбы в Украине. Экс-президент – серьёзный соперник президента нынешнего – матёрый, опытный, жёсткий, с собственными финансами. Зеленский победил на выборах 2019-го как кандидат, обещавший мир. Но эти ожидания не оправдались. Перманентно предвоенная (в лучшем случае) ситуация сохранилась, и ни малейшего движения к её разрешению нет. Отношения с Западом скорее охладились из-за чрезмерной экстравагантности Зеленского. Даже могучая «сионистская закулиса» почему-то не рвётся ему помогать (наверное, он какой-то неправильный еврей…).

В экономике тоже никаких сдвигов Зеленский не добился. Российские газ и нефть как были основой энергетики, так и остаются (американский либо катарский газ и арабская нефть для Украины неподъёмно дороги). Россия, несмотря на Крым и Донбасс, остаётся крупным торговым партнёром Украины. У «москалей» приходится покупать топливо и ГСМ, транспортные средства, скот, мясо, рыбу, овощи, фрукты, игрушки, сигареты, древесину и прочее. И продавать им металлоизделия, станки, транспортные средства, продукты химической промышленности, текстиль, обувь…

Эта ситуация «недовойны» началась при Порошенко, и сильно раздражала украинского избирателя. Зеленского выбрали для того, чтобы он вывел страну из этого состояния. Он не справился. Теперь многие готовы забыть олигархическое прошлое Порошенко и поражения в Донбасской войне. Тогда ведь ситуация была тяжёлая, армия фактически не существовала, а в экономике властвовали пророссийские олигархи. Порошенко, мол, стал жертвой объективных обстоятельств, а Зеленский – просто бездельник и неумеха.

Порошенко с его «Европейской солидарностью» в нынешней украинской политике позиционируется как условный «ястреб»: на него делает ставку более жёсткое крыло украинской общественности. И если Зеленский собирается бросить ему вызов на выборах, ему придётся расстаться с «голубиными» чертами и тоже попытаться выглядеть когтистой птицей с острым клювом. Но далеко не все поведутся и на такой расклад. Радикальные и непримиримые националисты ставили Порошенко на одну доску с Путиным, называя «внутренним оккупантом». Актуализация конфликта прошлого и нынешнего президентов вкупе с военной угрозой РФ способны серьёзно усилить позиции настоящих бандеровцев.

Первый тайм Порошенко выиграл: суд не упёк его за решётку, а всего лишь обязал являться в суд по первому требованию, надел на него электронный браслет, и арестовал имущество. Для политика, обвиняемого в государственной измене, это наилегчайшие санкции из всех возможных. Сам Порошенко вёл себя победителем: на суде он откровенно спал, демонстрируя презрение к происходящему, а после окончания заседания объявил собравшимся перед зданием суда о своей победе – от правился в ресторан праздновать. Позиция победителя сильно влияет на настроение общественности…

Развитие ситуации в Украине зависит от соотношения сил между сторонниками европейского, национального и российского ориентационных векторов. Победа Зеленского была своего рода компромиссом. Возвращение Порошенко, скорее всего, усилит позиции «еврофилов», что окончательно обломает любые планы какого-либо диалога. Впрочем, почвы для нового компромисса и в нынешней ситуации не видно…

Евгений Трифонов, специально для «В кризис.ру»

У партнёров