Торжества кремлёвской геополитики действительно иногда впечатляют. «Плевать на непризнание новых границ со стороны G7», – восхищён собой зампред Совбеза РФ. Словно перекличка сквозь восемь десятилетий: «Нам плевать, если кто-то против», – говорил нацистский министр пропаганды. Восемь лет назад президент РФ называл того рейхсминистра «талантливым человеком», который «добивался своего» (закон против реабилитации нацизма уже действовал, но не для всех же). Вот в этом и разница.

Чего добился Дмитрий Медведев, странно было бы обсуждать. В прошлом октябре он писал, как терпеливо надо выстраивать равноправные отношения с Украиной, подождав будущих руководителей. Теперь плюётся про «полноценную ядерную войну». Опять, значит, держитесь без денег. Понятно, такая фигура нужна Владимиру Путину. Просто необходима, как альтер эго. Только сейчас прояснился глубинный смысл комичной «тандемократии». Ведь на подобном фоне неизбежно сойдёшь за государственного мужа. С той же неизбежностью вспомнится советский фильм «Великий укротитель». Реплика о гениальном клоуне: «Как выйдет на арену – сразу хохот! От одной походки!»

Но чего добился на данный момент правящий режим РФ, вопрос другой. Скажем так, понастроили альянсов.

В шуме «денацификаций» под эсэсовским знаком, «демилитаризаций», «декоммунизаций», «защит Донбасса», сухопутных коридоров, исправлений ошибок Ленина, водружений памятников Ленину и прочих перезабытых целей «спецоперации» – кто-то, может, не забыл, как оно зимой начиналось.

Во-первых, постоянные смешинки насчёт вторжения в Украину – кому это надо, Путину невыгодно, вот и войска отводятся… Песков и Захарова соревновались в шутливых экзерсисах, обещая ни на кого не нападать. Группировку на украинской границе по приколу собрали. Во-вторых же, выпрашивание у Запада «гарантий безопасности», сведённых к идефикс: отход НАТО к рубежам 1997 года.

Такого рода геополитическая фантастика означала бы возврат к положению вовсе не конца 1990-х, а 1980-х годов. До присоединения к Североатлантическому альянсу стран Восточной Европы, Балканского полуострова и Балтии. Когда в НАТО состояли США, Канада, западноевропейские страны, Греция и Турция. Такой расклад определялся исключительно фактором коммунистических режимов Варшавского договора, подвластных Советскому Союзу. Когда же Кремль утратил возможность громить Будапешт, оккупировать Прагу, крышевать карателей в Варшаве, эти страны не могли остаться вне НАТО. Не только по военно-политическим, но и по социально-политическим причинам. Просто по сути своих обществ, западно-демократического выбора.

Таким образом, скромная вроде бы просьба вернуть 1997-й («ну а что такого?») являлось заявкой на повторную оккупацию Восточной Европы. Не больше, но ведь и не меньше. Только без реальной мощи СССР. Взятием на глотку.

Этого, естественно, не получилось. Получилось совсем другое.

Из главных новостных трендов последних дней – намерение Финляндии и Швеции вступить в НАТО. Официальные заявки по всей форме ожидаются этим летом. Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг уже заявил, что альянс примет обе страны с распростёртыми объятиями. Интересно, что Столтенберг – норвежец, сам из Скандинавии. Ещё бы ему не радоваться.

Не радуется другой крупный политик – Реджеп Тайип Эрдоган. Опять-таки можно понять. Новые участники самим фактом своего появления заставляют делиться значимостью. Эрдогану не нужен северный фланг НАТО – ему хватает южного. При второй армии альянса, удачной геостратегии и активной экспансии на всех направлениях, включая российско-украинское. Далее, скандинавы предоставляют убежище курдам, с которыми Эрдоган беспощадно воюет. Наконец, скандинавские позиции нестыкуемы с эрдогановским неоосманизмом, с союзниками–«серыми волками». Хотя именно такой политико-идеологический клин выглядит сообразным в контакте с нынешним Кремлём.

Узнать этого невозможно, но сказать легко с уверенностью: создатели НАТО в 1949 году не могли о таком помыслить. Шведскому нейтралитету на тот момент было 135 лет (ныне208). Финский нейтралитет тогда только устанавливался, но ныне ему три четверти века. Почти полвека Финляндия поддерживала с Советским Союзом особые отношения. Чтобы эти две страны стали членами НАТО… Да ещё после краха мирового коммунизма… Да ещё по воле «декоммунизаторской» Москвы… При всей государственной мудрости Гарри Трумэна и Джорджа Маршалла, Клемента Эттли и Эрнеста Бевина, Анри Кёя и Робера Шумана, Альдиче де Гаспери и Карло Сфорцы – такого предвидения от них нельзя было требовать.

Совокупный ВВП Швеции и Финляндии при расчёте по номиналу составляет около половины российского. Вооружённые силы сравнительно немногочисленны, но хорошо вооружены и обучены. Отдельное шведское преимущество – контроль над стратегически важным балтийским островом Готланд. Финская военная традиция предполагает высокую мотивированность личного состава, идущую от антикоммунистической и антисоветской гражданской войны 1918 года.

Три месяца назад об участии шведов и финнов в НАТО не было серьёзной речи. Разве что в сугубо теоретических рассуждениях. Или в эпатажных призывах политических маргиналов. Типа шведской Партии Сконе, которая ещё выступала за отделение провинции от королевства, превращение в республику, размещение на побережье ядерных ракет, десятичасовой рабочий день и максимально возможное распространение алкоголя. Все системные политические силы, и правые и левые, сходились на нейтралитете.

Но пошла «спецоперация» – точно так же сошлись они на вступлении в НАТО. Премьер-министр Швеции Магдалена Андерссон представляет Социал-демократическую рабочую партию. Лидер правооппозиционной партии модератов Ульф Кристерссон стоит на той же позиции. Премьер-министр Финляндии – молодая социал-демократка, президент Саули Ниинистё – пожилой консерватор. По вопросу о НАТО разногласий нет. Чему удивляться, если в обеих странах за присоединение минимум две трети граждан. Ибо нейтралитеты устарели: или – или. Не хотите определяться – Путин сам за вас определит, и лучше этого не ждать. Не при Брежневе живём.

«Вполне вероятно, что войска НАТО окажутся в двух шагах от Санкт-Петербурга», – пишет известный китайский военный специалист полковник запаса Чжу Бо. «Вступление Финляндии и Швеции в НАТО не создаст угрозы для России, у России нет проблем с правительствами этих двух стран», – отвечает президент РФ Владимир Путин. В очередной раз, кстати, аннулируя обеспокоенную «пургу Пескова».

Если говорить о военной стороне, Путин, пожалуй, прав. Военная угроза НАТО, даже безотносительно этих двух стран, чисто теоретична. Альянс вообще не любит воевать. И правящие круги РФ прекрасно это знают – чем и объясняются всевозможные наплевательства, даже сугубо словесные. Чтобы нарваться, как Милошевич или Каддафи, надо очень сильно постараться. (И то по концовке вопросы решали сами косовары, сербы и ливийцы.) А в Кремле границы знают. По крайней мере, знали раньше.

Но для таких режимов НАТО смертельно опасна другим. Это военно-политическое выражение системы ценностей, общественных отношений и структур. Очень крепких и притягательных. Если страна входит в НАТО, значит, там регулярно сменяются правители (феномен того же Эрдогана особо и отмечен как исключение). «Этак каждый захочет начальника выбирать?!» Одного этого достаточно, чтобы номенклатурная олигархия панически боялась приближения НАТО к своим владениям.

Тут не столько внешняя, сколько внутренняя политика. «Агрессивны ли они от испуга? Да, но напугали их не кучи ваших железок. Вы страшны им своей свободой и благосостоянием. Они не могут потерпеть демократическое государство вблизи своих границ. Вот почему нужны им постоянные победы над “враждебным окружением”. В каждой такой победе заложена простая угроза своему порабощенному населению: “Видите, пока что мы ещё сильны”. Они смертельно напуганы собственным народом, потому что знают — конец неизбежен», – написано Владимиром Буковским сорок лет назад. Многое стало иным. Но это пока неизменно.

Брошюра Буковского адресовалась тогда прежде всего западноевропейцам. Уже тогда приходилось объяснять элементарное, уже растекался «разрядочный» расслабон, нынешней ипостасью которого стали «путинферштеерство» и макроновские перезвоны. На том историческом этапе тоталитарный накат был остановлен не только государственной политикой рейганизматэтчеризма, но и всемирным повстанчеством. А также резким, хотя абсолютно несистемным подъёмом социально-бытового антисоветизма.

Показательный диалог из пьесы Бертольда Брехта «Круглоголовые и остроголовые»: «Ваше превосходительство, я опираюсь на показания виднейших наших помещиков. – Вы бы лучше опирались на сообщения о военных действиях!» Сводки из Украины дают картину мира надёжнее медведевских твитов.

В российском информпространстве ясной картины как не было, так и нет. В Мариуполе продолжает отбиваться «Азовсталь». На Донетчине бои местного значения. На Луганщине украинские войска сопротивляются попыткам окружения под Североднецком. Новые столкновения отмечались в Сумской области. Самые жаркие бои в предстоящие дни прогнозируются за Северодонецк.

В Харьковской области войска РФ контролируют Волчанск и Купянск, обстреливают Чугуев, Лозовую, Дергачи, Золочев. Но не сам Харьков – от него отходят и прекратили обстрелы. Один из батальонов харьковской теробороны вышел на украино-российскую границу, о чём отчитался Зеленскому. Посол РФ в США торопится сообщить, что РФ не собирается капитулировать в Украине. Никто вообще-то не спрашивал. Странные у дипломата мысли.

Подобное делается привычным. Зато отмечена внутрироссийская новация. Как выяснилось, уже месяца четыре сотрудники отделов полиции прослушивают политинформации. Обязаны конспектировать и сдавать. В декабре, к примеру, перед ними разоблачали «американскую провокационную шумиху вокруг Украины о якобы готовящемся российском вторжении». В апреле рассказывали об агрессивных западных санкциях – в ответ на убийства в Буче… «Формирование государственного мировоззрения», формулируется в директивах.

«У кого раскрываемость хорошая, кто в поле много работает, к этим лекциям относятся наплевательски», – цитируют иностранные корреспонденты своих российских источников. Ну вот опять. Медведева начитались, похоже. Хотя, если по существу, ничего невероятного тут нет. В СССР это называлось «единый политдень». Таковым был четверг. Некоторые ходили с интересом. Потом даже пригодилось. Не так, как планировалось.

Такого рода сообщения достойны стоять в ряду новостей альянсирования. Ибо альянсы разные бывают. И не сразу строились.

Никита Требейко, «В кризис.ру»

в Мире

Геополитика

У партнёров