Социально-политический строй Российской Федерации во многом совпадает с Республикой Ангола. Есть мнение, что система путинизма именно в Анголе и создана, а в России лишь заимствована. Но заметна и разница: ангольские выборы имеют гораздо большее значение, нежели российские. По результатам вчерашнего голосования власти вновь объявили о победе правящей партии МПЛА. Но оппозиционная УНИТА способна опереться на массовое протестное движение.

Ангола – молодая страна. Не только в том смысле, что африканскому государству менее полувека, 11 ноября будет отмечаться 47-я годовщина независимости. Население Анголы – почти 35 миллионов человек. 48% ангольцев – дети и подростки до 14 лет. Не все граждане, особенно в сельской глубинке, проходят по официальным учётам. Так или иначе, избирателей зарегистрировано 14 миллионов 399 тысяч 391 человек, включая находящихся за рубежом. Около 60% из них – молодёжь, голосующая впервые.

Молодёжная масса резко повышала шансы УНИТА. Лидер оппозиции Адалберту Кошта Жуниор в этой среде гораздо популярнее главы государства Жуана Лоренсу. И не потому, что президенту Анголы 68 лет, а президенту УНИТА только 60.На момент написания этой статьи подсчитаны 86% бюллетеней. Официально утверждается, будто за МПЛА отдано 52% голосов, за УНИТА – 43%. По сравнению с выборами 2017-го правящая партия потеряла почти 10%, оппозиционная приобрела более 15%. Географически поддержка УНИТА концентрируется в провинциях, через которые проходит Бенгельская железная дорога, на северо-западе, на юге в Квандо-Кубанго и особенно в столице Луанде. На стороне МПЛА прибрежные провинции, большая часть юга, север и восток.

За УНИТА активно голосуют регионы компактного проживания овимбунду. Особенно родовые края Жонаша Савимби. МПЛА преобладает при расселении численно доминирующей народности мбунду. Но эта сторона уже не является определяющей. Когда-то столица была опорой правительства, теперь в Луанде почти на две трети преобладает оппозиция. Большинство ангольцев голосует по социальным интересам, политическим и культурным ориентациям.

Официально за УНИТА признана победа только в трёх регионах из восемнадцати: Луанде, северо-западной провинции Заире и анклаве Кабинда. Но во-первых, достоверность объявленных цифр неочевидна. Во-вторых, определённый ориентир дают и прошлые выборы, когда УНИТА лидировала там, где контролировала положение повстанческая армия Савимби в годы гражданской войны. Отец легендарного Жонаша начинал обходчиком на Бенгельской ЖД.

Ещё шесть партий набирают от полупроцента до процента с небольшим. По два мандата получили консервативный ФНЛА, левоцентристская Партия социального обновления и Гуманистическая партия. Потерпел неудачу партийный проект КАСА, его харизматичный лидер Абел Шивукувуку возвратился в родную гавань УНИТА. Такой электоральной поляризации в Анголе ещё не бывало.

В истории Анголы это девятые выборы. Дважды – в 1959-м и 1973-м – избиралось колониальное представительное собрание Португальской Западной Африки. Дважды – в 1980-м и 1986-м – проводились голосовательные ритуалы при однопартийной коммунистической системе. Первые многопартийные выборы состоялись в 1992 году, закончились Резнёй Хэллоуин и ознаменовали жесточайшую фазу войны. По-другому определить победителей не удалось… Кровавым потоком МПЛА тогда удержала власть. И правила без избирательных процедур более полутора десятилетий.

Жонаш Савимби погиб в бою 22 февраля 2002 года. УНИТА сложила оружие и включилась в легальную политическую систему. Но не было случая, чтобы официальные итоги выборов не оспаривались как фальсифицированные. В 2008 году МПЛА закрепила за собой более 80%, УНИТА достались только 10%. В 2010-м конституционная реформа установила, что главой государства автоматически становится лидер партии, победившей на парламентских выборах. В 2012 году результатом МПЛА были записаны более 70%, за УНИТА – менее 19%. В 2017-м расклад был иным: 61% за МПЛА, 27% за УНИТА. Тенденция очевидна: правящая партия раз за разом теряла процентов по десять. Даже по официальным данным.Прошлый электоральный цикл был в Анголе историческим. Жозе Эдуарду душ Сантуш, он же ЗеДу, основатель мировой системы современного правления номенклатурной олигархии, передавал президентский пост своему военному министру Жуану Лоренсу. Это оказалось его роковой ошибкой: Лоренсу объявил «ангольскую оттепель» и повёл антикоррупционную кампанию. Многомудрому ЗеДу пришлось фактически бежать из страны. Полтора месяца назад душ Сантуш умер в вынужденной эмиграции. Сейчас решается вопрос о его перезахоронении на родине. А дочь и сыновья, недавно надменные миллиардеры, просят по такому случаю прекратить свои уголовные дела.

Жуан Лоренсу, сделавшись ЖуЛо, изменил персональный состав правящей верхушки. То же делал и душ Сантуш на рубеже 1970–1980-х: избавлялся от сподвижников покойного Агостиньо Нето, типа идеолога Лусио Лары или главчекиста Луди Кисасунды (ветеранов-идеалистов они вырезали под командованием Нето в «мятеже фракционеров» 1977-го). На радость всей стране ЖуЛо задвинул самых одиозных сподвижников ЗеДу. Отступил в густую тень генсек-коррупционер Дину Матрос. Попал под уголовное дело «князь тьмы» Виейра Копелипа, прежде всемогущий начальник президентской военной канцелярии и инвестиционного бюро.

Но кадровые чистки и сведение коррупционных счётов недолго вызывали массовый энтузиазм. Нефтеноменклатурная олигархия осталась неколебимой. Собственно, даже физические лица хозяев поменялись далеко не все. Смотрящими от ветеранской группировки «эдуардисташ» поставлены вице-президент Борниту ди Соза и генсек МПЛА Паулу Помболо. Да и тех, кого привёл в высшую власть Лоренсу, не назовёшь сильно новыми людьми. Оружием и деньгами при ЖуЛо заведует генерал Франсишку Фуртадо, на Минобороны поставлен генерал Жуан Эрнешту душ Сантуш (фамилия в стране распространённая), службу госбезопасности СИНСЕ возглавляет генерал Фернандо Миала, МВД – генерал Эуженио Лаборинью, службу расследований СИК контролирует шеф-комиссар Паулу Бендже. Все они доверенные силовики президента.

Хозяйственное управление передано местным «сислибам» – экономисту-искусствоведу Мариу Каэтану Жуану и финансистке Вэре Эсперанса душ Сантуш ди Соза. Опытный дипломат Тете Антонио руководит ангольским МИДом, юрист Клаудиу Лопеш – системой территориальных администраций. Идеологический контроль доверен министру образования Луизе Марии Алвиш Грильо. Отдельно выстроен эшелон госминистров и госсекретарей – по типу президентской администрации. Начальник гражданской канцелярии Адам Франсишку Коррейя ди Алмейда – знакомый нам тип «сорокалетнего менеджера». Начальник президентского секретариата Феликс ди Жезуш Кала и генеральный инспектор Себаштьян Домингуш Гунза – признанные мастера бюрократических мобилизаций.Номенклатура МПЛА неразрывно слита с госаппаратом. Классовое господство олигархии ограждено несколькими степенями защиты. «Они богатеют и издеваются над нами», – эта фраза молодого ангольца, процитированная иностранным корреспондентом, отразила массовый предвыборный настрой.

Пятилетка ЖуЛо отмечена стремительным протестным подъёмом. Выходили на улицы студенты, дрались с полицией шахтёры, бунтовали столичные такисисты, проливалась кровь на демонстрациях УНИТА. (Собственно, потому ЗеДу и перехитрил сам себя, что решил подмениться преемником в преддверии социальных катаклизмов, которые действительно наступили. Вот только простодушие ЖуЛо он сильно переоценил.) Социологические мониторинги констатировали резкое падение популярности президента и его партии.

Популярность МПЛА вообще условное понятие. Она держится на инерции угрозы – жестокость гражданской войны, кровавые побоища 1977-го и 1992-го помнятся поколениями. Инерция отступает, но её стараются удерживать. Показательны события в Лиссабоне, где ангольцы голосовали при диппредставительстве. Произошли столкновения. «Посмотрите, что МПЛА делает с народом. Мне просто дали электрошокером и сбежали с нашими бюллетенями без протокола», – рассказал ангольский избиратель на снятом видео.

Главное место в предвыборной кампании УНИТА занимали проблемы бедности и безработицы, проекты оживления экономики, стимулирования потребительского спроса, создания рабочих мест. Практически все эксперты предсказывали успех оппозиции. Но мало кто полагал, что даже полная победа приведёт к смене власти. Ещё осенью прошлого года Фуртадо анонсировал жёсткие карательные меры. Вроде речь шла о борьбе с криминальными группировками. Но все понимали, что реально вопрос ставится куда шире. Да и в криминал записывают чохом, как в экстремисты или иноагенты. Тем более при повальной нищете.Окончательные итоги ещё не объявлены, но УНИТА уже ставит их под сомнение. «Мы считаем это мошенничеством!» – сказал в беседе с «В кризис.ру» депутат Рафаэл Савимби, сын основателя УНИТА. Оснований, надо признать, хватает. Однако очевидно: МПЛА обладает достаточным силовым ресурсом. Мирный протест УНИТА власти способны игнорить.

Это серьёзное и печальное предупреждение. Ведь гражданское общество Анголы значительно опережает российское. Здесь крепка солидарность – родовая, трудовая, земляческая, социальная, политическая. Развито правовое сознание: признаки электоральных манипуляций вызывают массовое возмущение и уличные демонстрации. Сильна историческая память сопротивления, уважаемы его участники. Ангольцы по-настоящему ценят правовые принципы, демократию и законность. Готовы за них бороться.

И тем не менее – МПЛА не уходит.

Ангольские выборы нынешнего года пришлись на 24 августа – День независимости Украины. Правительство МПЛА не осудило путинскую «спецоперацию», партия УНИТА решительно поддержала украинское сопротивление. «Они и в нашей стране устроили драму 1976 года — похожую на то, что сегодня творится в Украине. Но мы свободные люди и доказывали это в боях», – напоминает парламентарий УНИТА и повстанческий генерал Абилио Камалата Нума. «Не рассказывайте нам про злых англосаксов. Слышали уже в 1974 году. Мы унаследовали от предков нашу землю, наши ценности и обычаи. Но наша цивилизация едина с миром», – говорит другой руководящий деятель УНИТА Паулу Лукамба Гату.

Мир реально глобален. С этим бессмысленно спорить.

Роман Шанга, специально для «В кризис.ру»

в Мире

У партнёров