Антирежимные протесты раскатываются по миру. Практически в те же дни, когда из-за подорожания топлива едва не рухнул режим в Казахстане, тряхнуло его властную родню на Чёрном континенте. В Алматы сожгли штаб-квартиру правящей партии «Нур-Отан» –  в Луанде, столице Анголы, загорелись офисы правящей партии МПЛА. С горячим протестом выступили ангольские таксисты. Номенклатурно-олигархические власти повсеместно встречают единый приём.

События развернулись неделю назад. Отголоски продолжаются и в ближайшие месяцы наверняка загремят с новой силой. 10 января несколько тысяч водителей луандских такси съехали с маршрутов, перегородили магистрали и блокировали перекрёстки. Пассажирам ничего не объясняли – добирайся как хочешь. Перед трёхмиллионным городом, в жизнь которого интегрированы миллионов восемь, замаячил призрак коллапса.

Исторически так сложилось, что именно такси в ангольской столице основной вид общественного транспорта. Если выражаться по-российски, то это не столько такси, сколько скорее маршрутка. Не роскошь, а средство передвижения. Бело-голубые минивэны модели Toyota Hiace. Или красно-чёрные, в цвет ангольского (отметим, что и не только) флага. Называются они кандонкейро, водители, соответственно, кандонкейруш. Рассчитан автомобиль на двенадцать пассажиров, но принято брать пятнадцать человек. Поездка стоит сто-двести ангольских кванз – примерно от пятнадцати до тридцати рублей. Вроде недорого, но половина жителей Луанды живёт вокруг официального минимума, составляющего около трёх-пяти тысяч рублей. Среди них немало водителей.Главным требованием таксисты выдвинули отмену ковидных ограничений. Администрация Луанды установила жёсткие нормы пассажироперевозок. Возьмёшь больше – имеешь дело с полицией. С учётом стоимости бензина, состояния дорог и полицейских поборов извоз стремительно пошёл в убыток. Заявила протест ANATA – профессиональная ассоциация водителей такси. Наиболее радикальную позицию занял председатель Франсишку Пасиенте. Не добиваясь общего решения ассоциации, он сам призвал к забастовке. Члены ANATA активно поддержали призыв.

Знамение времени: протест, возникший от частного социального конфликта, практически сразу перерос в политический. Поджоги автопокрышек и машин перекинулись на партийные помещения МПЛА. Горящий автомобиль превратился в символ протеста. Начались демонстрации под антиправительственными лозунгами. С общественных зданий срывали символику МПЛА.

Ангольская административная система славится своей жёсткостью шире, чем на всю Африку. Карательная тоже. Пусть во главе столичной провинции и самой столицы стоят сейчас женщины – губернатор Жуана Лина Кандидо и мэр Мария Антония Нелумба. В прошлом году они весьма эффективно разобрались с майскими молодёжными беспорядками. Не сплоховали и теперь.

Генеральный комендант национальной полиции Паулу Гашпар Алмейда и полицейский комиссар Луанды Эдуарду Фернандеш Серкейра не замедлили с контрмерами. Недаром Серкейра интенсивно укрепляет полицейскую службу столицы. Только за последний год он утвердил на командных постах без малого три сотни новых офицеров в территориальных отделах и оперативных службах. Вот и представился случай показать себя. Старший инспектор Нестор Гобел, заведующий общественными коммуникациями луандской полиции, с казённой чёткостью проинформировал: были поджоги, нападения, порча имущества – придётся отвечать. Атаки на партийные офисы он упомянул особо, как отягчающий фактор. (Опять же вспоминается прошлый май: «Просим спокойно наслаждаться семейными праздниками, поскольку беспорядки будут жёстко подавлены», – обрадовал тогда Гобел жителей Луанды.)

Задержаны всего семнадцать человек, но такого рода намёки в Анголе понимают сразу. Луанда помнит кошмары 1977-го и 1992 годов. Сейчас, конечно, не времена Мятежа фракционеров и Резни Хэллоуин, когда гибли десятки тысяч. Но в способности властей многое повторить мало кто сомневается. Положим, министр внутренних дел Эуженио Сезар Лаборинью – не Луди Кисасунда. Но войну и репрессии он тоже прошёл. МПЛА – это партия, с войной пришедшая, и без войны такие не уходят.Ещё в марте 2011-го тогдашний губернатор Луанды Бенту Бенту предупредил, что не допустит Арабской весны на подведомственной территории. И акция рэпера Иконокласты прошла в короткой тишине. Солдатский бунт в мае 2012-го подавили огнём. Да, луандские  таксисты – не рэперы и не поэты. Но на совсем свежей памяти годовой давности бунт шахтёров Кафунфо: по официальным данным убиты четверо, по шахтёрским – пятнадцать человек.

Однако протесты не стихают. Выше уже сказано о Первомае 2021-го, когда президентским указом запрещались даже частные вечеринки в общественных местах. Молодые луандцы жгли мусорные контейнеры, пытались отбиваться катанами. Прежде того – разгоны демонстраций в Луанде позапрошлой осенью и январское побоище в Кафунфо. Теперь – прорыв таксистов с горящими парткомами.

В августе нынешнего года Анголе предстоят выборы. Пять лет назад президентом Анголы стал Жуан Лоренсу. Свершилось невероятное: ушёл с президентского поста Жозе Эдуарду душ Сантуш, он же ЗеДу – диктаторски правивший почти четыре десятилетия. Основатель мировой системы душсантушизма – выдающимся, но вторичным представителем которой является Владимир Путин. Лоренсу происходит из верхов той же МПЛА, он считался надёжнейшим человеком ЗеДу. Но в первые годы его президентства казалось, будто настала как минимум «оттепель».

Общительность и улыбчивость преемника. Антикоррупционные расследования. Отстранение одиозных сановников типа партийного идеолога Дину Матроса и президентского силовика Копелипы. Государственная дань памяти великому повстанцу Жонашу Савимби. Официальное сожаление по поводу прежнего террора. Всё это могло вдохновить. Но до поры до времени. Пока не выяснилось, что номенклатурная генерация, пришедшая с новым президентом – те же ветераны душсантушизма. Как нынешние руководители Луанды, сменившие Бенту, или Педру Себаштьян, сменивший Копелипу на военной канцелярии. С той же, пусть слегка сглаженной, программой всевластия и бесправия, роскоши и нищеты.

Ныне иллюзии развеяны. И вновь на удивление чёткие параллели с Казахстаном. Точно как Назарбаев с Токаевым пытался ЗеДу провернуть операцию с контролируемым преемником ЖуЛо. Разница образовалась лишь та, что «ангольского елбасы» преемник выбил из седла гораздо раньше, чем Токаев сносит Назарбаева. Главная же общность в другом. Как видим, тут и там низы своим ходом становятся протестной силой. Казахские мамбеты, ангольские шахтёры и таксисты не ждут партийной организации и партийной литературы. При всём уважении к традиции УНИТА. Движение поднимается уже иначе и иными силами. Совпадение таких непохожих стран, как Казахстан и Ангола – серьёзный урок для такой страны, как Россия.«Поздравляю молодёжь моей страны, которая внушила мне гордость. За парней, что в тюрьме – молитва и борьба. Суверенный народ вправе учить правителей. Диктаторы будут побеждены» – заявил ветеран повстанческой борьбы УНИТА, ближайший соратник Савимби генерал Абилио Камалата Нума. И заодно дал добрый совет президенту Лоренсу: не идите путём Лукашенко.

Однако же ещё разница: в Анголе серьёзно относятся к выборам, надеются на них и ждут, чтобы изменить жизнь. В сегодняшней России ждут не выборов, а войны. Всё запущено гораздо дальше и глубже. Этап колёсного протеста, ещё сравнительно недавнего, как бы уже не пройден.

Роман Шанга, специально для «В кризис.ру»

Общество

У партнёров