– спрашивает ангольский политик Адриано Сапинала.  Африканский сторонник Украины выставляет в соцсети фотографии с улиц города Бенгела. Вооружённые заслоны перекрывают пути. Полицейские с автоматами, при машинах и лошадях, готовы стрелять на поражение. «Спецоперация» по-ангольски… «Если мы не вернёмся, значит, в тюрьме или мертвы», – пишет студентка-активистка Финурия Сильвано. Гибель демонстранта Эуженио Песелы расследуется с декабря. До парламентских выборов в Анголе ещё полгода.

22 февраля Ангола отметила двадцатилетие гибели Жонаша Савимби, легендарного повстанческого лидера. На 13 марта тоже пришёлся юбилей, хотя некруглый: 56 лет создания Юниты – УНИТА, движения Савимби, ныне крупнейшей оппозиционной партии. Мероприятия прошли по всей стране. Год-два назад это могло быть нормой. Президент Жуан Лоренсу, он же ЖуЛо всячески демонстрировал готовность к диалогу и примирению. Но теперь иначе. Замаячил ленинский «вопрос о власти», и правящая элита партии МПЛА двинулась жёстким курсом. Что более чем логично в наши дни. Когда кровавое побоище в Европе вынуждает к выбору и в Африке. Выбору между волей Майдана и диктатурой Кремля, во многом списанной с ангольского душсантушизма.

На Генеральной ассамблее ООН делегация Анголы воздержалась при голосовании по резолюции, поддерживающей Украину и осуждающей РФ. Так же поступили, например, Китай, Иран, Куба, Вьетнам, Лаос, Никарагуа, ЦАР… Не КНДР и не Эритрея, но компания говорит о многом.

В конце концов, режим МПЛА 1970–1980-х был союзником СССР, а ангольская гражданская война – важным фронтом мирового антикоммунистического противостояния. Было в тогдашней Юните что-то от «бандеровской» лихости (хотя парадокс: красно-чёрный флаг – символ МПЛА). Да и в XXI веке тот же ЖуЛо, ещё будучи министром обороны, выступал заметным союзником Путина, Шойгу и Патрушева против «цветных революций». С другой стороны, Фронт АБН на конференции в Украине конца 2016-го призывал к единению антиимперские силы не только постсоветского пространства (включая российские), но и Ближнего Востока, и Африки…Провинция Бенгела и одноимённый город – из самых населённых в Анголе. Здесь действует крупная организация УНИТА. Возглавляет её Адриано Сапинала. 13 марта в Бенгеле прошла внушительная демонстрация. Полиция ответила жёстко. Власти предъявили задержанным «острые и тупые предметы в рюкзаках и чемоданах». Завели дело. Предупредили, что и впредь намерены поступать «благоразумно и педагогично». Сапинала назвал обвинения полной ложью: «Я что, пойду на свой праздник с дубиной и мачете?» Объяснение элементарно: полиция выступает как политический противник оппозиции.

В общем, не нам объяснять. Как и почему реагируют силовики на протесты в России, достаточно известно. Сходство ситуаций подчёркивается тем, что Сапинала решительно поддерживает Украину. Отсюда его вопрос, вынесенный в заголовок. Насилие режима МПЛА против ангольской оппозиции Сапинала ставит в один ряд с кремлёвской «спецоперацией» против украинской свободы. Хотя, конечно, понимает различия в масштабе жертв и разрушений.

Протесты и беспорядки в Анголе нарастают с приближением выборов, назначенных на сентябрь. Сложилось уникальное положение. Впервые за сорок семь лет независимости. В самой МПЛА нет уверенности в получении большинства. Обнищание, конфликты, возмущение чиновным произволом пересиливают даже традиции племенной поддержки власти. УНИТА имеет серьёзный шанс одержать победу. На выборах, с полным соблюдением законности. Как беларуская оппозиция в 2020 году

В январе крупный бунт подняли в Луанде водители такси. За год до того произошло кровопролитное столкновение шахтёров с полицией в городе Кафунфо-Куанго. Ранее, в октябре 2020-го, десятки людей были схвачены и избиты столичной полицией на акциях протеста. Теперь Бенгела, где ситуация оборачивается общенациональным политкризисом. Ещё в декабре на такой же демонстрации погиб член УНИТА Эуженио Песела. От броска полицейской гранаты со слезоточивым газом. Удар в грудь оказался несовместим с жизнью.

Ангольский режим МПЛА структурно совпадает с российским путинизмом. Происхождение от коммунизма, быстрая и наглая перекраска. «Углеводородная диктатура» и огосударствленная коррупция. Номенклатурный произвол и духоскрепная идеология… Не зря Путин собственноручно прикреплял орденом Дружбы на лацкан Жозе Эдуарду душ Сантуша, он же ЗеДу.

Но подавление протестов в Анголе не российское. По крайней мере, пока ещё. Уж всяко ближе к беларускому. Бьют сильнее, стреляют без комплексов. Кое-кому есть чему поучиться.Когда пять лет назад президент Лоренсу начинал свою «оттепель», он рассчитывал на поднять популярность и зачистить клан предшественника. Правившего тридцать восемь лет, от Брежнева до Путина. Поначалу вполне удавалось. При всенародном энтузиазме. Несмотря на неотступного консервативного контролёра – эту функцию исполняет вице-президент Борниту ди Соза.

Но ЖуЛо повторил ошибку ЗеДу. Тот не представлял последствий своей «операции “Преемник”». Довольно скоро ему пришлось бежать на другой континент. А этот не предвидел, куда повернётся и чем обернётся малейшая либерализация. Даже опыт Горбачёва, тщательно изученный в МПЛА, не оказался впрок. Не только личная власть Лоренсу, но олигархическая власть МПЛА оказалась под реальной угрозой.

В таких случаях принято рассуждать о расколе элит. Нечто в этом роде в Анголе произошло. Как иначе, если Лоренсу провозгласил борьбу с коррупцией и начал масштабную кадровую чистку. Некоторые ключевые номенклатурные позиции зачищались уже не по разу. Давно отстранён столп душсантушизма: госсекретарь по безопасности, начальник президентской секьюрити и военной канцелярии – генерал Копелипа, он же Мануэл Виейра, он же «Князь тьмы». Около года назад снят и его преемник – генерал Педру Себаштьян. На этот важнейший пост – президентский смотрящий по силе и деньгам– назначен генерал Франсишку Фуртадо. Ангольский генерал родом из Кабо-Верде (Острова Зелёного Мыса).

Фуртадо, подобно Виейре и Себаштьяну, крутой силовик и богатый бизнесмен. Но Фуртадо имеет отличие от предшественников. Он годами враждовал с душ Сантушем, который запрещал ему инвестировать в телекоммуникации Кабо-Верде. ЗеДу вообще жёстко ограничивал вывоз валюты – теперь и мы знакомимся с такой политикой; ещё одно российское повторение Анголы. Эта вражда стала решающим фактором доверия ЖуЛо к Фуртадо. На ведомство госбезопасности СИНСЕ указом Лоренсу поставлен генерал-разведчик Фернандо Миала. Заслужил хотя бы тем, что прежде враждовал с Копелипой. Получил четыре года тюрьмы за неповиновение душ Сантушу и недозволенные игры со СМИ. Расправляться с ним помогал тогда Фуртадо. Но кто теперь старое помянет.

С партией президенту ещё труднее, чем с секьюрити. Партийная номенклатура МПЛА – стержень ангольского правящего класса. Вот тут различие, не в пример здешнему «ЕдРу». Верховным главой – президентом партии – является глава государства, эти посты совмещены. Но на практике партаппаратом заведует генеральный секретарь. На этом посту за отчётную пятилетку побывали Жулиан Матеуш Паулу, он же Дину Матрос, Паулу Касома, Алвару Боавида Нето, теперь Паулу Помболо. Дину Матрос олицетворял сановное хамство, жестокость и коррупцию, Касома и Боавида Нето тоже представляли консервативные круги душсантушизма. Понятно, все они не устраивали Лоренсу. Но поставить здесь личного ставленника ему не удавалось.

Бюрократ-карьерист Помболо известен не только провальной некомпетентностью в сочетании с умелым самоснабжением. Он всегда был предан ЗеДу. В его лице консерваторы сохранили серьёзный противовес реформаторскому пылу. Хотя главным их представителем является Борниту ди Соза. Уже одёргивавший далеко заходящего ЖуЛо именем великих традиций.Но суть-то в ином. Ныне все эти существенные различия почти утратили значение. Когда едут бастовать шофёры и идут драться шахтёры – уже неважно, ЖуЛо или ЗеДу, Копелипа или Миала, наглый коррупционер или аскет с золотым сердцем. «В тех войсках к мужикам родовая месть» – писал об этом Есенин.

Заключённых в Анголе не так уж много – около 25 тысяч на 25 миллионов (не сравнить с Россией ни абсолютно, ни относительно). Десятками тысяч в неделю, как тридцать или сорок пять лет назад, теперь не убивают. Но уж если попасть… Основы нынешних органов закладывал интеллектуал-каратель Луди Кисасунда в годы войны и террора. Поныне всё связанное с СИНСЕ и МВД называют ДИСА – ангольское ЧК-НКВД страшных времён.

Хозяева точно знают: при отмобилизованном аппарате насилия, тотально въедливой пропаганде, гарантированной фальсификации выборов, умелом чередовании мракобесного духоскрепия с нищим потребительством – всё равно есть чего бояться. Даже если бы парламентской оппозиции не было вообще.

Очень показательно вроде бы рутинное выступление верховного силовика Фуртадо. «Криминогенная ситуация в стране вызывает тревогу, – говорил он ещё полгода назад. – Нельзя ослаблять бдительность. Мы намерены усилить меры безопасности. Дни их будут сочтены». Кого «их», уточнять излишне. Равно как напоминать, кого такие режимы называют «бандитами».

Из последних мартовских новостей: беспартийный активист Жералду Дала организует в южной провинции Квандо-Кубанго протестные демонстрации против приезда ЖуЛо. «Массовые убийства, коррупция, безработица, разрушение медицины и образования – вот что принесло стране МПЛА», – говорит активист. Возражать не приходится. Зато СИНСЕ распространяет ориентировку на розыск «особо опасного грабителя». Никогда в жизни Дала ни в чём подобном не обвинялся. Миала от комментариев отказывается. Ну так всё когда-то случается в первый раз. Мало ли кто украл лес.

Ангольская оппозиция законопослушна, российская разгромлена. Но Ангола помнит Савимби, Россия помнит Антонова.
Два месяца назад, после таксистского бунта, сменён генеральный команданте – начальник национальной полиции. На место Паулу Гашпара ди Алмейды заступил генерал-комиссар (высшее звание в ангольском МВД) Арналдо Мануэл Карлуш. Одновременно Лоренсу поставил во главе Службы уголовных расследований МВД (СИК – сверхведомство, интегрирующее функции УУР, УБОП, СК и ФСИН) шеф-комиссара Паулу Бендже. Его заместителем стал комиссар Педру Луфунфула. Все назначенцы – опытные профессионалы сыска либо полицейского администрирования. Беспощадные к врагам МПЛА.

Эти перестановки тоже важны. Если учесть повышенный статус и политическую роль ангольской полиции. Достаточно сказать, что несколько лет назад ангольские правозащитники с надеждой ожидали возвращения Арминдо Санту Виейры. Ныне дипломата, а в середине 1970-х первого начальника ангольской полиции. Комиссар гражданской войны казался носителем более гуманной политики, нежели нынешняя. Одно это свидетельствует, как обстоят дела в сфере действия ангольского МВД, полиции и СИК.

Но назначение Виейры не состоялось. Министр внутренних дел Эуженио Сезар Лаборинью – член Политбюро МПЛА, тоже ветеран гражданской войны. Но и его назначение в 2019 году считалось знаком «оттепели». Анжело да Вейга Тавареш, предшественник Лаборинью, олицетворял полицейский беспредел душсантушизма. Немного ранее был снят и генеральный команданте полиции Амброзио ди Лемуш. Его сменил Алфреду Минга Панда, затем Паулу Гашпар ди Алмейда. Оказалось, не надолго. Пришлось менять снова.

Новый генеральный команданте Карлуш говорит о «вызовах XXI века в социально-экономическом и политическом контексте Анголы», о «новых приоритетах общественной безопасности», о «технологическом развитии как залоге социальных и административных реформ». Всё это, конечно, интересно. Но мартовские события в Бенгеле произошли уже при нём, и это более конкретно. Судя по этой конкретике, государственная полиция остаётся партийной. И готова выполнить любой предвыборный приказ. Или послевыборный.

Если же вернуться в Бенгелу – провинциальным команданте полиции остаётся здесь комиссар Аристофанеш Вила Кардозу. Силовик МПЛА с серьёзными политическими амбициями, убеждённый противник УНИТА. Муниципальный команданте комиссар Филипе Мома Кашота известен как преданный человек доктора Аристофанеша. Так что когда Сапинала говорит о политическом противостоянии бенгельской полиции с УНИТА, это отнюдь не теория. Впрочем, только ли бенгельской.Адриано Абел Сапинала – сильный политик, из первого ряда УНИТА. Его отец Жозе Самуэл Шивале был из ближайших соратников доктора Савимби, мать Элена Бонгуэла Абел возглавляла женскую организацию партии. Сам он воспитывался в доме Савимби, участвовал в гражданской войне, командовал мотострелковым подразделением и военной разведгруппой. После гибели Савимби и завершения войны Сапинала руководил молодёжкой УНИТА и партийной службой безопасности. Заседал в ангольском парламенте. Возглавлял провинциальную организацию в Квандо-Кубанго, потом в Бенгеле.

Преемник Савимби Исайаш Самакува ставил на Сапиналу как на однозначного лидера. Нынешний лидер УНИТА Адалберту Кошта Жуниор вполне согласен с предшественником. Весьма его ценит и депутат Абилио Камалата Нума, повстанческий генерал УНИТА. Которого обоснованно считают самым последовательным носителем савимбистской традиции.

Адриано Сапинала регулярно выступает в поддержку украинского сопротивления, осуждает путинский режим, очень позитивно отзывается лично о Зеленском. Несмотря даже на то, что такой подход поддерживают не все члены и избиратели его партии. Полемизируя в соцсетях, некоторые из них называют «белые» конфликты чуждыми Африке. (Встречаются высказывания и пожёстче: типа, «европейские государства всегда террористические», «они все перед нами виновны», «пусть грызутся друг с другом».) Но УНИТА в целом солидарна с Украиной.

Можно уверенно сказать: Савимби одобрил бы. Бой свободы с тиранией един везде.

Роман Шанга, специально для «В кризис.ру»

в Мире

Общество

У партнёров