Парламентские выборы в Израиле вернули к власти правосионистский «национальный лагерь». В премьер-министры возвращается Биби –  Биньямин Нетаньяху. Вопрос, надолго ли его сбили, оказался риторическим. Прошло немногим более года – и Биби, уже поставивший рекорд длительности премьерства, вновь формирует правительство. Ему предстоит определять политику еврейского государства по отношению к России и Украине – странам, которые играли и продолжают играть особую роль в истории еврейского народа.

Окончательные результаты нынешнего голосования стали известны вчера. Само голосование проходило во вторник 1 ноября. Консерваторы, крайне правые и ортодоксально-иудейские партии получили 64 из 120 депутатских мандатов. Премьер-министр Яир Лапид поздравил Нетаньяху с победой и заверил, что обеспечит организованную передачу власти. Выборы в кнессет «юбилейного» 25-го созыва состоялись сразу после «юбилейного» 250-го дня кремлёвской «спецоперации». Это пятая парламентская кампания за последние три с половиной года. Политический кризис в Израиле разразился после досрочных выборов в апреле 2019 года. После этого выборы проводились в сентябре 2019-го, марте 2020-го и марте 2021 года.В выборах-2022 по действующей в Израиле пропорциональной системе участвовали кандидаты от 40 партийных списков. Электоральный барьер в 3,25% преодолели 10 политических сил. Правоконсервативная партия «Ликуд» («Объединение») во главе с Нетаньяху получила более 1,1 млн голосов, что составило 23,4% и обеспечило 32 мандата. На втором месте либерально-центристская партия премьера Лапида «Еш Атид» («Есть будущее»): около 850 тысяч голосов, 17,8%, 24 мандата. Ультраправая партия «Ха-Цийонут ха-Датит» («Религиозный сионизм») – более полумиллиона голосов, почти 11% и 14 мандатов. Правоцентристский блок «Ха-махане ха-мамлахти» («Государственный лагерь») – свыше 430 тысяч голосов, 9,1%, 12 мандатов.

11 и 7 мандатов имеют ультрарелигиозные структуры: партия ШАС и блок «Яхадут ха-Тора» («Объединенный иудаизм Торы») – представляющие ортодоксальных иудеев («харедим»). За ШАС голосуют сефарды и «восточные» евреи (марроканские, йеменские, иранские). «Яхадут ха-Тора» объединяет две партии евреев-ашкенази – хасидскую «Агудат Исраэль» («Союз Израиля») и литвакскую «Дегель ха-Тора» («Флаг Торы»).

6 мандатов сохраняет «русская» светско-националистическая партия «Наш дом Израиль» («Исраэль Бейтену»). «Ядерный» электорат партии – старшее поколение постсоветской «Большой Алии» 1990-х. Ныне она воспринимается не только как общинная партия «русской улицы», но и как некая «третья сила», а её лидер Авигдор Либерман – как «кингмейкер», от которого зависит судьба очередной правительственной коалиции. Считается, что политический кризис в Израиле начался весной 2019 года из-за Либермана. Когда он отказался поддержать закон, освобождающий ортодоксов от военной службы, и по сути развалил правительство.

«Объединённый арабский список» исламистского уклона и «еврейско-арабский» прокоммунистический блок Хадаш–Таал (Демократический фронт за мир и равенство – Арабское движение за обновление) получили по 5 мандатов. Следом, на десятом месте с 4 мандатами – левоцентристская Партия труда («Авода») – наследники социалистического сионизма основателей Израиля.Чтобы сформировать работоспособное правительство, Нетаньяху нужна коалиция. Партнёров «Ликуда» Биби пока не назвал, но ожидается альянс с «Религиозным сионизмом». Лидеры этой партии, юристы Итамар Бен-Гвир и Бецалель Смотрич, претендуют на посты министров обороны и общественной безопасности. Оба известны жёстким национализмом, радикальной антиарабской риторикой. Бен-Гвир призывает депортировать граждан за «нелояльность», Смотрич – запретить арабские партии. Начинал Бен-Гвир поклонником раввина Меира Кахане, убитого в 1990 году. Основатель Лиги защиты евреев был внесён в «пантеон» худших врагов СССР, а его организация «Ках» («Так») запрещена в Израиле и объявлена террористической в США. До сих пор связи со сторонниками Кахане в коалиционной политике «Ликуда» не просматривались.

Если приплюсовать к мандатам «Ликуда» и «Религиозного сионизма» фракции ортодоксов, складывается большинство. Не сказать, чтобы подавляющее, но достаточное для утверждения кабинета. Непримиримых идеологических противоречий с партией Либермана у Нетаньяху тоже нет, но такой союз маловероятен в свете богатого опыта взаимоотношений. Центристы, в том числе право- и лево- оттесняются в оппозицию, арабская и прокоммунистическая фракции – в изоляцию.

Налицо резкий сдвиг вправо. Особенно показательно положение социал-демократической «Аводы», происходящей от МАПАЙ (Партия рабочих Земли Израиля) и Маарах («Блок») – партий Давида Бен-Гуриона, Голды Меир, Ицхака Рабина. Социал-демократы возглавляли правительство Израиля первые три десятилетия его истории, несколько раз входили в правящие коалиции. Ныне левый и левоцентристский электорат разделили «партии XXI века», созданные в основном для борьбы с Биби. Профцентр Гистадрут, кооперативы-мошавы, киббуцное движение перестали быть социальной опорой «Аводы». Переориентация на «хипстерско-креативный класс» с его специфической проблематикой обернулась сильной потерей электората и политической значимости. Не помогает и частая смена лидеров (ныне это феминистка Мейрав Михаэли).

«Ликуд» происходит от другой фундаментальной структуры израильской политики – партии «Херут» («Свобода»). Это правопопулистская «партия базара». Она тоже меняется. Далеко не факт, что основатель Менахем Бегин всё бы одобрил в сегодняшнем «Ликуде». Но сионисты правые сохранили традицию верней, нежели социал-сионисты. Именно традиционность, прочность старой закалки оказались, похоже, востребованы избирателями. Образ Израиля XX века – страны-крепости, солидарной внутри, несгибаемой извне. О чём говорил Владимир Зеленский как о будущем Украины. Связь с этим образом «Ликуд» и Нетаньяху (каков бы ни был этот политик, при коррупционных обвинениях и «показной телевизионной решительности») создают больше, чем кто-либо в израильской политике.73-летний Биньямин Нетаньяху – ветеран первой лиги мировой политики. Начинал как дипломат. Годы службы молодого Биби в израильских дипмиссиях в США пришлись на президентство Рональда Рейгана. Сам Нетаньяху по идеологии и стилю лидерства близок к Дональду Трампу, Борису Джонсону, Жаиру Болсонару, Нарендре Моди, Реджепу Эрдогану, Сильвио Берслускони, Бойко Борисову, Виктору Орбану, покойному Синдзо Абэ. На протяжении политической карьеры познал взлёты и падения.

Когда Нетаньяху был премьером, а Трамп президентом, США официально признали Иерусалим столицей Израиля. В 2020 году были заключены исторические «Авраамовы соглашения», открывшие путь к установлению дипотношений между Израилем и арабскими странами – ОАЭ, Бахрейном, Суданом, Марокко. Незадолго до выборов в кнессет правительство Лапида при посредничестве администрации Байдена достигло компромисса с Ливаном по вопросу о морской границе и газовых месторождениях. Теперь союз «Ликуда» с ультраправыми может добавить напряжённости в отношения Израиля с арабскими и западными партнёрами.

В целом внешний фон остаётся прежним – затяжной арабо-израильский конфликт, конфронтация с Ираном, военные действия в Украине. Рано или поздно придётся определяться. Возможно, шагом в этом направлении стали очередные удары ВВС Израиля по объектам иранского КСИР в Сирии.

В условиях предвыборной кампании, борьбы за «русские» и «украинские» голоса разные партии проигравшей коалиции делали противоречивые заявления. Правительство Лапида оказывало гуманитарную помощь Украине, но всячески уклонялось от поставок военной техники и даже пыталось выступать в роли посредника между Москвой и Киевом. Вполне возможно, что тогу миротворца попробует примерить и Нетаньяху. Но любому израильскому правительству придётся руководствоваться прежде всего долгосрочными стратегическими интересами самого Израиля. Не забывая о больших еврейских общинах как в России, так и в Украине.

Фёдор Ястребинский, специально для «В кризис.ру»

в Мире

У партнёров