События в Казахстане развиваются стремительно, и информация данного момента наверняка устареет через несколько часов. Ясно лишь, что протесты из-за повышения цены на топливо быстро переросли в восстание против правящего режима. Власть номенклатурной олигархии зашаталась на глазах. И ответила народу не только дубьём-свинцом, но и паническим призывом к интервенции «социально близких». Спасать коррумпированную олигархию от восставшего народа направляются «миротворцы» ОДКБ.

По словам президента Касым-Жомарта Токаева, под Алматы идёт бой подразделениями ВДВ и некими «террористами» (термин на скорую руку обозначает участников антиолигархического восстания). Чрезвычайное положение введено по всей стране. В различных городах Казахстана протестующие захватывают администрации, дают силовой отпор карательным подразделениям. Стрельба идёт с обеих сторон. Часть силовиков переходит на сторону восстания. Комендант Алматы генерал-майор полиции Таймерденов анонсировал крупную зачистку города. Из ранее захваченного бунтарями аэропорта их уже удалось вытеснить.

За пару часов охранительская пропаганда успела слегка запутаться, кто же всё-таки напал на легитимного Токаева – то ли «террористы-иноагенты», то ли «мародёры-грабители». На всякий случай гонят то и другое. В одном флаконе и англосаксы, поджигающие южную границу России, и бандитские группировки, поджигающие всего лишь торгцентры. С агитпропа РФ какой спрос, он и берёт дебильством. А вот власти Казахстана могли бы и определиться.

Скорей всего, в протестах задействованы и радикальные оппозиционные организации, и теневые сообщества. Возможно, они даже активны. Но обе категории буквально утонули в массе обычных казахских мужиков с заводов и добывающих предприятий. Именно такие «простые» люди, преимущественно из рабочего класса, определяют картину уличных демонстраций и столкновений.

Напуганный ими президент Токаев обратился за военной помощью в ОДКБ (в организацию входят Россия, Беларусь, Казахстан, Армения, Кыргызстан, Таджикистан). Ответ не заставил себя ждать: устами армянского премьера Пашиняна сообщается о направлении в Казахстан «коллективных миротворческих сил». Отметим, что Серж Саргсян в 2018 году не звал чужеземных князей с дружинами против самого Пашиняна. Но опасное положение в арямно-азербайджанском конфликте (в который, кстати, ОДКБ не сочла нужным включаться – не цветная же революция) вынуждает топтать репутацию народного лидера.

Коррумпированную олигархию решено спасать «Священным союзом государей против народов». Уже сделаны прикидки, какие именно российские части могут быть использованы: называют, в частности, 31-ю ДШБ и 98-ю дивизию ВДВ. Далеко не факт, что именно их применят, но подход явно серьёзный. Ярость и решительность протестующих казахов не оставили иного выбора. Провластные аналитики и пропагандисты уже наговорили обычной для этих случаев «геополитической» чуши. Но среди этих мыслителей поспел и Зюганов от лица КПРФ – недавнего фаворита «умного голосования». Урок оппозиционному креативу. Если кому-то было непонятно с самого начала.

Утром 5 января президент Касым-Жомарт Токаев объявил об отставке экс-президента и «нацлидера»-елбасы Нурсултана Назарбаева с последнего занимаемого поста. После ухода с президентства Назарбаев оставил за собой секретарство в Совете безопасности – это обеспечивало ему солидный пакет во власти, контроль над силовыми структурами. События последних дней, массовые протесты по всей стране, позволили Токаеву избавиться от обременительной опеки предшественника. (Назарбаев, передавая президентство, явно считал Токаева надёжным и преданным человеком, повторяя ошибку ангольца душ Сантуша – ибо второго Медведева в мире нет.) Было отправлено в отставку правительство, на которое президент возложил вину за кризис, в том числе за злополучное удорожание сжиженного газа. Главой кабинета на место назарбаевского ветерана Аскара Мамина поставлен токаевский кадр Алихан Смаилов. Аналогичная рокировка произведена на руководстве Комитетом национальной безопасности: Карима Масимова (больше хозяйственника, чем охранника) сменил Ермек Сагимбаев, прежде возглавлявший Службу госохраны, казахстанский аналог ФСО.

Введено госрегулирование цен, отданное на усмотрение местных администраторов-акимов. Дано несколько грозных поручений социального плана – рассмотреть про жильё, рассмотреть про кредиты и т.п. Пара невнятных слов прозвучала и о политической реформе. Но быстро стало понятно: увёртки на протестующих не действуют. И тогда президент заговорил более внятно. Демонстрируя, что между староназарбаевской и новотокаевской номенклатурами нет серьёзной разницы. Да и несерьёзной в общем тоже.

«Максимально жёсткие меры против бандитствующих элементов». Ещё одна типовая формулировка в отношении восставших. Со времён антибольшевистской крестьянской войны начала 1920-х и восстаний начала 1930-х (которые, кстати, именно в Казахстане обрели особые масштабы). Дальше покатили обычные мантры про «вмешательство извне», «финансовые мотивации» и т.п. Всё это доводилось слышать и десять лет назад, когда каратели расстреливали бастующих рабочих Жанаозена ради китайского бизнес-коммуниста.

К вечеру говорилось уже о «террористических бандах», с которыми Токаев не в состоянии справиться. И потому обращается за вмешательством извне. Уже не бредовым, а вполне реальным. Лукашенко сумел обойтись (хотя имеет в резерве этот последний ход) – Токаеву не удалось. Причина такого различия очевидна: казахи, в отличие от беларусов, не подвержены иллюзиям, с кем приходится иметь дело и какой язык единственно понятен противнику. «Времени на раскачку у нас нет», – говаривал в таких случаях Брежнев, при котором начинали свои славные пути нынешние старики-диктаторы. Ответный удар занесён по полной программе.

Памятники Назарбаеву начали сноситься сразу под лозунгом «Шал, кет!» Но ещё утром можно было услышать нечто вроде «Токаев нормальный». Больше так никто не скажет. «Все они хорошие, когда спят» – по простому отзывался Василий Селюнин о коммунистических генсеках; с нынешними «легитимными» даже это неочевидно.

Пока неизвестно ни одного имени протестующих в Казахстане. Даются лишь общие характеристики: «рабочие, мужики, “глубинный народ”». Те, кто не позволяет безнаказанно издеваться над собой. Но пройдёт немного времени, выяснятся и имена людей.

Другой урок событий обозначил радикально-оппозиционный публицист Александр Скобов: «За фасадом сверкающих небоскребов оказалась труха. И вот это – символ “нового авторитаризма”!» Тут без комментариев. Действительно, казахстанский режим считался самым дееспособным из постсоветских, Назарбаев – самым «профпригодным» автократом… И снова два ноля. Такова неизбежность.

Наконец, путинский Кремль замыкается в майданном кольце. Шаг в Россию – вопрос времени. Есть ведь и в России нормальный глубинный народ… Это время всячески попытаются оттянуть («Быть может, дней остаток мы протянем, и схлынут тени, что нам жить мешали?»). Как бы ни развернулись казахские события, российский тренд ужесточения теперь ускорится. До полной ясности всерьёз.

Константин Кацурин, специально для «В кризис.ру»

в Мире

У партнёров