Участвует ли Лукашенко в путинской «спецоперации»? Ответ неоднозначен: своего рода «война Шрёдингера» – и участвует, и нет. С одной стороны, территория Беларуси используется как плацдарм для наступления кремлёвских вооружённых сил. С другой –пока что воздерживается от прямого военного присоединения. И даже пытается – под очень недобрые, мягко говоря, усмешки – изобразить себя посредником-миротворцем. Предоставляя площадку для переговоров между Украиной и Россией, очередной раунд которых завершился сегодня вечером.

Войсковое продвижение из Беларуси ведётся на одном из самых опасных для Украины направлений – по правобережью Днепра на Киев и по междуречью Днепра и Десны на Чернигов. Расстояние по линии птичьего полёта от границы до Киева чуть больше ста двадцати километров, до Чернигова – чуть больше пятидесяти. Для сравнения – от восточной границы до этих рубежей километров четыреста. С беларусской территории взлетают кремлёвские боевые самолёты и вертолёты, «Искандеры» и «Калибры». Появлявшиеся время от времени сообщения о появлении в украинской Черниговской области беларусских военных пока что надёжных подтверждений не получили. Но угроза заставляет Украину держать на северной границе дополнительные силы. Которые могли быть использованы на других направлениях, если бы возможно было верить в нейтралитет Беларуси. Такую возможность Лукашенко исключает собственными заявлениями в угоду «старшему брату». Точнее говоря, сюзерену.

Поскольку кремлёвская военная машина буксует, в бункере, похоже, были бы не прочь получить подкрепление. Вооружённые силы Беларуси в мирном составе насчитывают порядка 45 тысяч военнослужащих. Около 11 тысяч человек насчитывают ВВС и ПВО. В авиации есть несколько новейших российских тяжёлых истребителей СУ-30СМ. В составе сухопутных сил довольно серьёзная бронетанковая группировка – по разным оценкам от 540 до 1300 танков, до 950 БМП и более 300 самоходных артиллерийских установок. С учётом резерва и территориальной обороны, численность личного состава ВС РБ может быть доведена до более 100 тысяч.

К 1 марта, как заявлял Лукашенко, количество батальонных тактических групп на границе с Украиной увеличено вдвое и достигло десяти. Если судить по аналогии с российской армией, их суммарная численность может составлять до 8 тысяч бойцов. Беларусские части могут усилить российскую группировку на направлении Ковель–Луцк–Тернополь с целью отсечь Украину от поставок вооружений через территорию Польши.Однако наличествуют факторы, сдерживающие Лукашенко от непосредственного втягивания в военный конфликт. Референдум по новой редакции конституции вкупе с боевыми действиями в соседней стране активизировали протестное движение. Выступления против заведомо фальсифицированного голосования слились с антивоенными. Впервые после подавления протестов лета–осени 2020 года улицы беларусских городов увидели массовые шествия.

Беларусь долго являлась «лабораторией диктатуры», где обкатывались властные технологии РФ. В последние годы положение изменилось – кремлёвский режим отбросил «все фитюльки и бантики» и стал даже опережать лукашистов. В конституционном уродовании РФ шагнула раньше РБ. Зато Лукашенко попытался поступить более замысловато, задумав не простое «обнуление», а некоторое даже переструктурирование. Наряду с инъекциями идеологического мракобесия, вводится институт «Всебелорусского народного собрания». С неясными, но широкими (в перспективе безграничными) полномочиями фактически неизбираемого председателя. На таких условиях можно формально сузить прерогативы президента. Лукашенко изящно, как ему кажется, перекладывает диктаторскую власть из одного кармана в другой. Нечто вроде путинских идей с Госсоветом двухлетней давности (которые в России решили пока оставить, дабы не осложнять ход бюрократической машины).

Как и в России летом 2020 года, вопрос о тактике на референдуме серьёзно разделил беларусскую оппозицию. Предопределённость официальных результатов была ясна всем. Но пропагандировались разные модели поведения – от бойкота через порчу бюллетеней к голосованию против (хорошо знакомая нам ситуация). Как часто бывает в режимах, подобных лукашизму, власть играла в беспроигрышную для себя игру. В 1948 году испанские подпольщики-анархисты призывали в своей листовке: «Голосуя ДА – ты голосуешь за Франко, голосуя НЕТ – ты голосуешь за Франко. НЕ ГОЛОСУЙ!» Но и бойкот при полном отсутствии независимого контроля не бывает эффективен.

Объявленные результаты: 65,16% якобы «за» при явке 78,63%. Против голосовали 10,07%, ещё 24,77% бюллетеней признаны недействительными. Характерно, что почти половина официально проголосовавших сделали это досрочно. Опять же мы прекрасно знаем, что эту часть бюллетеней фальсифицировать особенно легко; проще нарисовать только результаты ДЭГ.

Как видим, при чудовищном административно-карательном ресурсе положительный для режима результат еле-еле получилось натянуть. И это в какой-то мере тоже фактор, сдерживающий Лукашенко. Лезть в чужой пожар, когда каждую минуту может разгореться собственный – на такое решается всё же не каждый параноик. Но известная поговорка про коня с копытом и рака с клешнёй не на ровном месте придумана.Военная угроза, в отличие от отношения к процедуре референдума, консолидирует беларусскую оппозицию. Светлана Тихановская объявила антивоенную мобилизацию. К движению подключаются практически все оппозиционные структуры в стране и в эмиграции. В озвученном манифесте говорится, что противостояние антиукраинской авантюре диктаторов и борьба за демократию – «теперь две цели одного большого Движения». Чтобы «беларусов перестали воспринимать как агрессоров». Манифест призывает «работать с информационным фронтом, распространять правду, мешать информационной войне, которую ведут диктаторы, мобилизовать матерей, чтобы помешать отправке их сыновей, братьев и мужей воевать против украинцев, проявлять неповиновение, готовить забастовку, выводить из строя, парализовать государственную инфраструктуру, усиливать экономическое сопротивление, формировать беларусский корпус из добровольцев на стороне Украины».

Тем временем беларусское Сопротивление перестаёт быть исключительно мирным. Ненасильственное партизанское движение идёт уже давно. Оно осуществляет акты саботажа как офф-лайн (в частности, организация «Буслы ляцяць»), так и он-лайн (Киберпартизаны). Особенно чувствительными и для лукашенковского, и для путинского режимов были железнодорожные акции. Которые серьёзно нарушали график движения, но не угрожали жизни и здоровью пассажиров.

Новое – призыв формировать беларусский корпус. Украинские власти отказали беларусским эмигрантам в создании отдельной части. Но живущие в Украине беларусы активно вступают в подразделения Территориальной обороны, объединяются в национальные взводы и роты. Ручеёк эмигрантов из Центральной Европы превращается в реку. У беларусов появляется шанс на возникновение Беларусской армии освобождения. Напомним, что в 1944 году первой в Париж вошла дивизия Филиппа Леклерка из «Свободной Франции» (интересно, что на головном танке развевался красно-жёлто-лиловый флаг Испанской республики – испанские антифашисты отдавали свой долг Интербригадам, в том числе и французам).

В то же время на некоторых беларусских оппозиционных сайтах появились сообщения о возможной провокации (проверить их достоверность по понятным причинам не представляется возможным). Будто бы готовятся группы диверсантов в украинской форме, которые имитируют украинское вторжение в Беларусь. Дабы заставить Лукашенко принять решение, от которого он пока что уклоняется. Или создать повод, который он ищет. Дабы в общих классовых целях олигархии подключить клешню к копыту.

Вероятнее всего, минский диктатор просто отслеживает ситуацию, оценивая момент. Выгоднее всего поступить подобно Муссолини в 1940 году – итальянские войска вторглись на юго-восток Франции, когда её поражение было уже очевидным. Таким образом, сорвать сценарий удара в спину способно прежде всего украинское сопротивление.Стратегическое положение «спецоператоров» пока не изменилось. Киев и Харьков держатся. Из областных центров потеряны, согласно противоречивой информации, Кропивницкий (бывший Кировоград) и Херсон, где до сих пор продолжаются уличные бои. Под угрозой десанта с моря находится Одесса. Продолжается сопротивление Мариуполя. На Запорожском направлении начались бои за Электродар, где расположена Запорожская АЭС. В Сумской области и под донбасской Горловкой отмечалось контрнаступление частей ВСУ. В Украину начали прибывать интернационалисты-добровольцы, продолжаются европейские поставки оружия, прежде всего противотанкового и зенитного. По сообщениям знакомых из ряда украинских городов, в военкоматы стоят многочасовые очереди на вступление в Территориальную оборону. Берут не всех из-за избытка желающих. Другим предлагают заняться волонтёрской деятельностью.

Явное торможение графика наземной операции подтолкнуло руководство РФ к массированным ракетно-артиллерийским обстрелам городов. Под ударом жилые кварталы. Информация о жертвах среди мирного населения даже не опровергается официальными источниками РФ. Зачем создавать себе отягчающие обстоятельства – вопрос риторический.

Итоги сегодняшних переговоров не слишком обнадёживают. Хотя проскальзывают сообщения о некоторых подвижках: будто бы со стороны РФ как-то затихли совсем уж несообразные требования «денацификации», а «демилитаризация» начинает касаться конкретных наступательных вооружений, которых на территории Украины сейчас и нет. С трудом верится, ибо было бы слишком адекватным для современной российской дипломатии. Но остаются условия признания российской принадлежности Крыма, независимости «ДНР» и «ЛНР» в границах соответствующих областей, подчинения украинской внешней политики директивам Кремля. В телефонном разговоре с Эмманюэлем Макроном президент РФ демонстрировал агрессивность. Макрон истолковал это как стремление Путина к установлению контроля над всей Украиной. И заявил о ещё большем ужесточении санкций. Блестящий успех разговора.

Предложения украинской стороны носили скорее технический характер: немедленное прекращение огня, перемирие, гуманитарные коридоры для вывоза мирных жителей из разрушенных или обстреливаемых сел и городов. В принципе, с этого начинается создание нормальных условий для переговоров. Если стороны реально хотят о чём-то договориться. Пока что сторона РФ согласилась только на коридоры. Дежурно сказано, что «нащупаны некоторые точки возможного согласия» и переговоры будут продолжены.

Павел Кудюкин, специально для «В кризис.ру»

Геополитика

У партнёров