В истории Южной Осетии сегодня открылась новая страница. Официально вступил в должность новоизбранный пятый президент «самопровозглашённой» и «частично признанной» республики Алан Гаглоев. На фоне «спецоперации» в Украине, у многих сторонних наблюдателей может возникнуть соблазн упрощённо понимать смену власти в Цхинвале.

Для кого-то итоги президентских выборов-2022 могут показаться ремейком «снежной революции» 2011 года – в обоих случаях президентские выборы проиграл Анатолий Бибилов. Кто-то склонен оценивать ситуацию в Южной Осетии через призму конспирологических теорий о борьбе разных «башен» Кремля.

Чтобы понять, что и почему произошло в Южной Осетии весной 2022 года, надо оглянуться назад. История маленькой республики в самом сердце Кавказа, рядом с малой родиной Сталина – это во многом история Союза ССР и постсоветского пространства в миниатюре.

Южная Осетия стала автономией в составе Грузинской ССР сто лет назад, в апреле 1922 года – незадолго до образования СССР. Республикой – на волне «парада суверенитетов» 1990-1991 годов, когда Советский Союз доживал последние дни. Всего с 1990 года сменились семь руководителей республики: Торез Кулумбегов, первый президент Алексей Чибиров, Эдуард Кокойты, врио президента Вадим Бровцев, Леонид Тибилов, Анатолий Бибилов и Алан Гаглоев. Только Кокойты («Джабелич») смог избраться на два срока подряд.

Нынешний истеблишмент РЮО ведёт свою родословную от номенклатуры Юго-Осетинской автономной области (ЮОАО). И сегодня можно условно обозначить два неформальных центра политического влияния – «партийно-комсомольский» (по происхождению) и «чекистский». Жёсткого и непреодолимого барьера между ними нет. И «партийцы», и «комсомольцы», и «чекисты» учились в единственном вузе Цхинвала – Юго-Осетинском государственном университете (ЮОГУ, в прошлом пединститут — ЮОГПИ). Это alma mater пяти из семи постсоветских лидеров Южной Осетии. Кроме российского «варяга» Бровцева и выпускника Рязанского десантного училища Бибилова.

Как и в других регионах Кавказа, свою специфику вносит деление северных и южных осетин на субэтносы и фамилии. Коалиции влиятельных местных кланов обеспечивают баланс сил и интересов при разделе властно-бюджетного пирога. В советские времена агитпроп Чечено-Ингушской АССР использовал клише «тейповщина». Схожее явление в обеих Осетиях называется «хионизм» (от «хион» – «свой»).

В президентство Кокойты видную роль играл его брат Роберт Кокойты («Рауль», «Гарсо»). На роль потенциального преемника претендовал родственник братьев Кокойты – генпрокурор Таймураз Хугаев. Как вариант – экс-министр связи Георгий Кабисов, шурин Хугаева. Леонид Тибилов назначил начальником своей охраны своего зятя Валерия Бикоева.

На президентских выборах 2017 года десантник Анатолий Бибилов победил чекистов Леонида Тибилова и Алана Гаглоева (который по материнской линии в родстве с фамилией Тибиловых) под лозунгами борьбы с «хионизмом». Главой Госохраны при президенте Бибилове стал Ацамаз Бибилов, бывший охранник Кокойты.

Принадлежность к одной фамилии не означает безусловную солидарность между однофамильцами. Когда президент Бибилов стал подчёркнуто дистанцироваться от Кокойты, двоюродный брат Бибилова Сергей Кабисов подрался с кокойтовским соратником Георгием Кабисовым. 7 ноября 2017 года Георгий Кабисов был арестован и до сих пор находится в Цхинвальской исправколонии. Хотя «твёрдо встал на путь исправления», а Бибилов и Кокойты на выборах-2022 в итоге действовали в тандеме.

Население Южной Осетии – около 30 тысяч человек. По большому счёту, все друг друга знают. Представить, что новый президент Алан Гаглоев сможет побороть «хионизм», крайне маловероятно.

Как уже говорилось, Алан Гаглоев по материнской линии в родстве с фамилией Тибиловых. Экс-президент Леонид Тибилов в 1992-1998 годах возглавлял органы госбезопасности Южной Осетии. Алан Гаглоев служил в югоосетинском КГБ с 2004 года.

Когда Гаглоев баллотировался в президенты в 2017 году и занял почётное третье место, его воспринимали как «проект» и «технического кандидата». Как считает цхинвальский политолог Юрий Вазагов, неплохой результат Гаглоеву обеспечила его новизна для избирателя, который не смог определиться между Тибиловым и Бибиловым. По словам Вазагова, Гаглоев сумел оттянуть часть голосов протестного электората, способного поддержать Бибилова. Кстати, Кремль накануне выборов-2017 соблюдал политес: Тибилова принял Владимир Путин, а тогдашнего спикера парламента генерала Бибилова – Валентина Матвиенко.

Клан Гаглоевых с 1990-х годов всегда присутствовал в югоосетинской политике и бизнесе. Пусть на вторых ролях. Среди его крупных представителей – Арсений Гаглоев, бывший руководитель администрации президента Тибилова. В июне 2016 года его забраковало руководство «Газпрома».

Основным спонсором предвыборной кампании Алана Гаглоева весной 2017-го стал Михаил Гаглоев – председатель правления ПАО «МАБ «Темпбанк». По информации газеты «Коммерсант», Темпбанк в числе 70 других банков, в том числе с участием госкапитала, использовался участниками одного из теневых бизнес-сообществ для обналичивания денег и вывода капитала за рубеж. В мае 2014-го санкции против «Темпбанка» ввел Минфин США, а в конце 2016-го в санкционном списке оказались его руководители. Когда в Южной Осетии готовились к схватке Тибилова и Бибилова, Центробанк РФ ввёл в «гаглоевском» Темпбанке временную администрацию.

Вопреки американским санкциям, Темпбанк тесно сотрудничал с государственными банками Ирана и Сирии. При этом официальный Дамаск признал Южную Осетию уже при Бибилове, в 2018 году.

Когда в апреле 2017 года Леонид Тибилов боролся за переизбрание на второй срок, его команда инициировала референдум о переименовании Южной Осетии в РЮО – Государство Алания. Команда Анатолия Бибилова на выборах-2022 реанимировала проект «Пять шагов в Россию». Исходивший от бибиловской партии «Единая Осетия» на парламентских выборах «крымского» 2014-го. Речь шла о референдуме по вопросу вхождения Южной Осетии в состав РФ (и последующего объединения с Северной Осетией в один субъект федерации – Осетия–Алания).

В мае 2022-го, в «чёрную» пятницу 13-го числа, президент Анатолий Бибилов сделал своему сменщику Алану Гаглоеву «подарок» – указ о назначении на 17 июля референдума об объединении с РФ. Формулировка вопроса лаконична: «Вы поддерживаете объединение Республики Южная Осетия и России?» Почти сразу после инаугурации Алана Гаглоева озвучилась устами путинского пресс-секретаря Дмитрия Пескова позиция Кремля: формулировку надо доработать. А то похоже на создание нового государства путём объединения РФ и РЮО.

Президентство Алана Гаглоева только начинается. Что ждёт Южную Осетию дальше, станет ясно наступающим летом 2022-го. У каждого бонапарта своё ватерлоо. Для генерала Анатолия Библова таковым стала «спецоперация» Кремля против Украины, и прежде всего самый тяжёлый участок фронта – битва за Мариуполь, бои за «Азовсталь». С переходом руин «Азовстали» под контроль ДНР не заканчиваются ни борьба за Донбасс, ни политические интриги в коридорах власти на проспекте Сталина в бывшем Сталинире.

Коба Дзугаев, специально для «В кризис.ру»

Власть

У партнёров