Двадцать лет назад в бою у реки Лувуэй погиб Жонаш Савимби. Тысячи ангольцев пришли сегодня к его мемориалу в селе Лопитанга и на митинг его партии в городе Андуло. Национальный союз за полную независимость Анголы – УНИТА, Юнита – 22 февраля отмечает День патриота. «Его наследие ведёт к демократии, свободе и справедливости, вдохновляя каждого из нас неотвратимой истиной». Через полгода в Анголе выборы. Смена власти, неотвратимость истины вероятны как никогда.

Последний бой Савимби близ деревни Лукусе в юго-восточной провинции Мошико известен в деталях. 22 февраля 2002 года. Гражданская война в Анголе шла уже 27 лет. Всё это время страной правила – правит и по сей день – партия МПЛА. Она устояла во фронтовых боях 1975–1976-го. Прошла свой 37-й в 1977-м. Устроила кровавое побоище из первых многопартийных выборов 1992-го. Благополучно отреклась от коммунизма. Превратилась в типичную «углеводородную диктатуру». Заложила всемирные основы путинизма, когда никто ещё не слыхал о Путине. Но не могла справиться с повстанческой армией УНИТА, которую создал Савимби. С взрывной идейной смесью антикоммунистического социализма, племенной романтики, маоистского негритюда. С неизбывной волей к воле.

В начале 2002-го тогдашний президент Жозе Эдуарду душ Сантуш распорядился: кончать. Теперь любой ценой. Походный штаб Савимби и несколько гвардейских колонн Юниты отступали партизанскими тропами джунглей. В дружественную Замбию. Чтобы там перегруппироваться, перевооружиться – и снова в Анголу… «Португальские колонизаторы называли нас террористами. МПЛА и их хозяева, советские и кубинские империалисты, клялись сокрушить нас. В обоих случаях история подтвердила нашу правоту».

Неутомимость Савимби, его несгибаемая харизма действительно обещали непобедимость. Предложения стать вторым после душ Сантуша отбрасывал со смехом презрения. Где олигархия – там война, и нету других забот. Этот принцип он пронёс с юности до гибели. «Мы победим, история на нашей стороне».«Он умер как солдат, с оружием в руках, – отчитался тогда бригадный генерал Симан Карлитуш Вала, командовавший операцией правительственного спецназа. – Как всегда, он был уверен в себе. Как всегда, в полной боеготовности. Район знал отлично, был здесь как рыба в воде. Сбивал нас со следа отвлекающими манёврами, пересекал реки в неожиданных местах. Но мы сумели застать врасплох. Уходя от нашего наступления, он потерял радиосвязь, и этим решилось всё. Когда мы начали атаку, он не мог вызвать поддержку от своих групп, шедших параллельными курсами. Он и его люди упорно сопротивлялись, трудно было пробиться к нему. Когда прорвались, пригвоздили его семь раз, но он продолжал стрелять. Пока был жив».

Вождю чёрной братвы было 67 лет. Вместе с ним погибли свыше двадцати человек. Среди них повстанческие генералы Мбуле и Большой Джой. Жена Катарина была ранена и попала в плен. Названый младший брат генерал Дембу, командир спецназа УНИТА, сумел уйти от преследования, декларировал в джунглях продолжение борьбы, но через несколько дней умер от боевых ран. Другой ближайший соратник генерал Камалата Нума прорвался из окружения и добрался до Замбии.

«Я умру не в швейцарской клинике и не от болезни. Я умру насильственной смертью в собственной стране», – говорил Жонаш Савимби. «Он пришёл к тому концу, к которому упорно стремился», – резюмировал генсек МПЛА Жуан Лоренсу.

А через три недели генерал УНИТА Камортейру начал переговоры с генералом МПЛА Сашипенгу Нунда (бывший политкомиссар УНИТА, перешедший на правительственную сторону). С полномочиями от душ Сантуша прибыл начальник правительственного генштаба генерал Круш Нето. От УНИТА подключался начальник дипломатической службы Исайаш Самакува и оставшийся за командующего генерал Лукамба Гату. 4 апреля 2002 года было подписано мирное соглашение. (Этот день ежегодно празднует генерал Карлитуш Вала.)Много за два десятилетия утекло воды в Лувуэй. УНИТА теперь не партизанское движение, а оппозиционная партия. Не леворадикальная, а левоцентристская. Дважды сменился лидер: за Исайашем Самакувой пришёл Адалберту Кошта Жуниор. Известным политиком и депутатом парламента стал сын основателяРафаэл Савимби. Хранят очаг жонашевой традиции мудрые женщины – вдова Катарина и сестра Джудит. Всегда на передовой Камалата Нума, перед которым умолкают подчас самые тёртые боссы МПЛА: «Диктаторы будут побеждены суверенным народом».

Хитроумный душ Сантуш произвёл рокировочку с преемником Лоренсу – в результате практически бежал из Анголы, ибо Жуан Мануэл – не Дмитрий Анатольевич. Новый президент поначалу сделал ставку на «оттепель». Расследовал коррупцию прежней правящей семьи, задвинул самых одиозных бюрократов и карателей, вступил в диалог с оппозицией, санкционировал торжественное перезахоронение Савимби.

Но безраздельная власть остаётся за чиновной олигархией МПЛА. Конкретные физические лица не так уж важны. Действующий вице-президент Борниту ди Соза не уступит отстранённому генсеку Дину Матрушу, а генерал Себаштьян на военной канцелярии держит марку не хуже отставленного генерала Копелипы. Кто их, собственно различит (тем более в России)? Прежний энтузиазм общества оборачивается яростью протестов – студенческих, водительских, шахтёрских. Карательный аппарат МПЛА очень силён и воспитан на беспредельной жестокости. И вот, недавно демократичный президент Лоренсу славит в официальном некрологе генерала Луди Кисасунду, шефа кровавой ДИСА.

Ангольский режим очень напоминает путинизм РФ. Не забудем, что второй выстроен по модели первого; Путин – «среднестатистический душсантушист» (есть и внешнеполитические совпадения: ангольские войска при душ Сантуше шуровали в половине Чёрного континента). Но выборы в Анголе всё же проходят иначе. Тоже не без нарушений. Но шанс реально дают. И этот шанс приближается. Голосовать ангольцы будут в августе. Никогда ещё за сорок шесть лет рейтинг МПЛА не был настолько низок. Если не удалась даже «оттепель», ждать от них точно нечего. Как и предупреждал Савимби.

Ангольцам проще – они знают альтернативу.«Доктор Савимби принёс в Анголу саму идею демократии. Мы следуем его философии», – говорит студенческий лидер Жуакин Лутамби. «Его память, его история должны быть увековечены, о нём должны больше рассказывать в школах», – предлагает политолог Жуакин Эрнешту. «Мы сейчас несколько расслаблены, – самокритично констатирует оппозиционный активист Жуан Матеуш. – А Жонаш умел быть жёстким. Поэтому при нём была настоящая оппозиция. Этот опыт надо помнить».

«Двадцать лет, как Жонаш ушёл в вечность, – размышляет политик союзной УНИТА партии КАСА Мануэл Сампайо Муканда. – Прежде режим долбил нам в головы, будто из-за него, из-за войны, страна живёт без медицины и образования, без электричества, без чистой воды. И вот, его не стало. Что же видим? Алчные правители ограбили народ окончательно. Теперь-то ясно, что главная беда Анголы называется: МПЛА. Само время оправдало доктора Савимби – патриота, бойца и мыслителя. Честь и слава отцу ангольской демократии!»

Это главный его урок. Не борьба с диктатурой влечёт беду, а подчинение диктатуре. Но такие, как Жонаш Савимби, гарантируют по всему миру: этого не будет. Истина неотвратима.

Никита Требейко, «В кризис.ру»

в Мире

Общество

У партнёров