Виктор Орбан принимает поздравления. Правая партия Фидес – Венгерский гражданский союз триумфально победила на выборах в Венгрии. Четвёртый раз подряд. «Это победа христианской демократии, консерватизма и национализма. Это общеевропейское будущее. Мы одолели множество противников», – гордится Орбан. Противников он перечислил. Венгерские левые. Брюссельская бюрократия Евросоюза. Мировые СМИ либерализма. И – украинский президент Владимир Зеленский. В последнем, увы, заключена сегодняшняя суть.

Из первых пришла в Будапешт телеграмма Владимира Путина. Не отстал казахстанский президент Касым-Жомарт Токаев. В свете событий года текущего весьма символично. Тут и чешский президент Милош Земан, и словенский премьер Янез Янша, и сербский президент Александр Вучич, и словацкий экс-премьер Роберт Фицо. С запада Европы спешат к торжеству итальянец Маттео Сальвини, француженка Марин Ле Пен, весь «правый призыв». Из дальних шлют приветы индийский премьер Нарендра Моди и китайский Ли Кэцян. В такой компании даже странно как-то смотрятся коллеги-премьеры – албанский Эди Рама и польский Матеуш Моравецкий. Не похожие друг на друга, но ещё менее на перечисленных выше.

Успех партии Орбана в небольшой восточноевропейской стране действительно воспринят как послание urbi et orbi. Консерваторы, националисты, правые популисты ликуют по всему миру. Это, скажем, нормально. Тем более в Венгрии, где праворадикальный национализм издревле выступал отрядом патриотического, а то и социально-освободительного антитоталитарного движения. Так уж сложилась история.

Довольны и просто авторитарные правители. Это уже хуже. Путинистский режим в Венгрии невозможен, общество в здоровом состоянии. Но нечто эрдогановского типа просвечивает. Европейский максимум правительственного контроля, вмешательства и пропаганды Орбаном достигнут. Разумеется, под лозунгами национального суверенитета, великих традиций, христианской духовности и гражданского достоинства. В противостоянии наднациональным чиновникам ЕС, его нивелировочной толерантности. На этой конфронтации во многом и строится образ орбановской политики.

Наконец, рады за Орбана «путинферштееры», кремлёвские лоббисты, враги Украины. Те, кому в сегодняшней Европе, да и в мире, пришлось сильно приумолкнуть. Опять-таки сложилось, что именно венгерский премьер олицетворяет ныне такого рода тенденции. «Войну я называю войной, угрозу Европе – угрозой Европе. Это называется честность, которой не хватает господину Орбану. Возможно, он потерял её где-нибудь в контактах с Москвой», – сказал Владимир Зеленский, которого Виктор Орбан фактически записал во враги.

Двенадцать лет Орбан возглавляет правительство Венгрии. Рекорд среди премьеров и президентов нынешней Восточной Европы. Рекорден и электоральный результат коалиции Фидеса с Христианско-демократической народной партией при голосовании 3 апреля. 53,7% голосов, 135 из 199 мандатов в Государственном собрании. Такой поддержки ещё не бывало в истории партии. Теперь Орбан контролирует в Госсобрании более двух третей. Это позволяет менять Конституцию. И даёт премьеру теоретический шанс «превратить Венгрию в полуавтократическое государство».

Оппозиция «Вместе за Венгрию» отстала почти на миллион голосов. Её лидер Петер Марки-Заи, мэр небольшого города Ходмезёвашархей, вообще не прошёл в парламент. 34,5% и 56 мандатов – не то, ради чего стоило объединяться Венгерской соцпартии, ультраправому Йоббику и либеральной Демократической коалиции. Расчёт на зонтичное привлечение всех, кто против Орбана, не оправдал себя. Третье место заняли крайне правые националисты, ковид-диссиденты и антиваксеры из Движения «Наша Родина» – 6%, 7 мандатов. Другие партии в парламент не попали. Даже юморная Партия двухвостой собаки с идеологией прикольного граффити.

Любопытно, что Марки-Заи раньше поддерживал Фидес, а лидер «Нашей Родины» деревенский староста Ласло Тороцкаи состоял в Йоббике. Иначе говоря, не так уж принципиально отличаются их взгляды от Орбана. Не устраивает скорее он лично, а не его политика.

Но он явно устраивает большинство венгров. При том, что по опросам «Вместе за Венгрию» временами опережало Фидес. Многим реально казалось, что эра Орбана завершается. В демократических странах не любят долгих лидеров. Чтобы держаться свыше десятилетия, надо быть Мэгги или хотя бы Гельмутом. Виктор политик сильный, но всё же не исторический титан.

В Венгрии, если на то пошло, самыми популярными людьми были Имре Пожгаи и Арпад Гёнц. Но архитектор венгерской Перестройки Пожгаи после совершенно мирного и отлично организованного демонтажа коммунизма государственных постов не занимал. Всенародный любимец дядюшка Арпи, которого избрали бы хоть навек, президентствовал только две положенных пятилетки. А в случае Орбана уже замах на полтора десятилетия. Если не дальше. Глава правительства, в отличие от главы государства, в сроках не ограничивается.

Отнюдь не вся страна в восторге от идеологии и политики Орбана. Достаточно напомнить, что сам он начинал в раннем либеральном Фидесе. Его бывшие единомышленники консолидированы в Демкоалиции опытного бизнес-политика Ференца Дюрчаня. Социал-демократы – в бывшей правящей компартии ВСП юриста Берталана Тота (чуть сбоку просматриваются силуэты старших товарищей из партбюрократии – Иштвана Хиллера и Дюлы Мольнара). Это серьёзные силы, с прочными социальными основами. Уж не говоря о соперниках Орбана справа – национал-радикалах Йоббика и «Нашей Родины».

Альтернатив, как видим, в достатке, даже без двухвостых собак. И всё же Орбан в очередной раз сделал всех.

Его курс импонирует миллионам. Ему удалось поразительное. Он очень своеобразно поступил с известным нам набором «духовных скреп». В своей риторике Орбан умудрился связать национальную особость, среднеевропейскую патриархальность, великодержавие и государственную опеку – с венгерской освободительной традицией, образами Весны народов 1848-го и антикоммунистического восстания 1956-го. А либерально-толерантные принципы Евросоюза представил как нечто подобное австрийскому или советскому господству. И обещал «остановить у венгерских границ».

Постоянные конфликты с ЕС – основное содержание венгерской внешней политики. Порой создаётся впечатление, будто Орбан усердно отыскивает поводы. Или сам их создаёт. Благо это несложно. Его политика действительно идёт вразрез со стандартами Евросоюза. К примеру, новый порядок управления Венгерским нацбанком предусматривает политическую мотивацию. Последовало предупреждение от Еврокомиссии. Венгерский премьер устроил на этой теме прямо революционную демонстрацию. Прямо по заветам великого Петёфи: «Будь почтительнее с нами – пред тобой венгерцы!»

Так сформировался имидж непокорного нацлидера, бунтующего против чужеземного диктата. Однако с серьёзным изъяном. «Политический хулиган много лет бросает вызов либеральным условностям, – констатируют американские обозреватели Эндрю Хиггинс и Бенджамин Новак. – И смотрит на Россию как на надёжный источник энергопоставок, а на её президента Владимира Путина – как на образец сильного националистического лидерства. В более мягкой манере Орбан подражает удушающей хватке Кремля».

1 февраля премьер-министр Венгрии посетил Москву и встретился с президентом РФ. «Я хотел бы достигнуть цели повышения объёмов поставок», – сказал он. Путин благожелательно отметил, что Венгрия покупает российский газ с пятикратной скидкой. Стороны остались весьма довольны друг другом. Ещё в сентябре 2021-го венгерская энергетическая госкомпания MVM договорилась с «Газпромом» о ежегодном поступлении в Венгрию 4,5 млрд кубометров газа в течение пятнадцати лет. Это поставки превышают 70% венгерского энергопотребления.

О военной тревоге и очевидной подготовке массированного вторжения в Украину не говорилось ни слова. Зато Орбан прямо поддержал путинские требования «гарантий безопасности». И заранее осудил санкции против РФ.

«Ощущение предательства, – такого рода заголовки были типичны в европейских СМИ. – Орбан служит властителю Кремля. Ради российских и китайских инвестиций ломает единство Запада». Стоит добавить: не только ради инвестиций. Есть тут идейная составляющая.

Главный предвыборный митинг Фидеса проходил в Будапеште 15 марта. Это священная национальный праздник Венгрии – День революции восстания 1848 года. Орбан выступал лично. И что же сказал в такой день? Призывал остановить «гендерное безумие, охватившее западный мир» (кто о чём… если что, подробности у г-на Гундяева; предстоятель РПЦ тоже считает эти вопросы наиболее, если не единственно важными). Обещал «со спокойной храбростью» отстаивать венгерские интересы в противостоянии с Евросоюзом, США, Россией… и Украиной. Тогда-то и прозвучала реплика Зеленского об утерянной честности. Тем временем в Дебрецене держал речь близкий соратник Орбана – крупный бизнесмен Тибор Тиса. Он похвалил Россию за «могучего патриотичного лидера, способного защитить детей и нацию, подобно нашему Виктору».

Формально правительство Орбана осудило кремлёвскую «спецоперацию». Иначе был бы неизбежен сокрушительный провал на выборах и полный политический крах. Венгрия даже как бы присоединилась к санкциям. Вопрос, однако, в деталях. Орбан категорически исключает поставки вооружений Украине через венгерскую территорию. Продолжение нефтегазовых закупок в РФ тоже вне обсуждения.

Серьёзный человек, глава правительства, Орбан не станет повторять йоббиковский лозунг «Крым российский, Закарпатье мадьярское!» Но его правительство развивает экспансию к востоку от Ужгорода. Не только политическими методами, но и по линии спецслужб. Тема сама по себе непростая – в исторической памяти сохранилась «политика мадьяризации» начала 1940-х (здесь, кстати, объяснение резкой реакции украинских националистов на такие проявления). Путинская политика в отношении Украины облегчает проникновение с другого конца. Возникает взаимный геополитический интерес, дополняющий экономические выгоды.

Государственные СМИ в значительной степени подчинены пропаганде Фидеса. Они формируют позитивный образ путинской РФ. Это государство изображается не преемником имперских карателей графа Паскевича и советских расстрельщиков сражающегося Будапешта – а союзником в деле защиты традиционных ценностей. Свободная же Украина с её Революцией достоинства причисляется к враждебным евроинтеграторам. Так «натягивается сова на глобус» – в нужном Орбану раскладе.

«Очень жаль, что дешёвая российская нефть важнее венгерским политикам, чем украинская кровь», – заявляет министр обороны Чехии Яна Чернохова. Довольно типичная оценка. Но некоторое исключение составляет Польша.

Что где-то парадоксально. Правящая в Польше партия «Право и справедливость» (ПиС) решительно солидарна с Украиной, жёстко враждебна и ненавистна путинскому Кремлю. Из последних новостей: премьер Моравецкий предлагает ввести санкции против всех членов «ЕдРа», Медведев отвечает истерикой… Но при этом ПиС идейно и структурно родственна Фидесу. Лидер партии экс- и вице-премьер Ярослав Качиньский считается в Польше более влиятельным политиком, нежели Матеуш Моравецкий и президент Анджей Дуда. По всем параметрам – территории, населению, политическому влиянию, экономическому и военному потенциалу – Польша значительно превосходит Венгрию. Но польские либералы считают Качиньского едва не агентом Орбана, устанавливающим будапештские порядки в Варшаве.

Но суть в ином. 1956 год сплотил обе страны. Будапештские повстанцы бились за свободу как познанские забастовщики. Ныне эта борьба на новых рубежах продолжена Украиной. Это знают и поляки, и венгры. Ясность предельна и не оставляет места сомнениям. «Благослови Господь Польшу и Венгрию!» – сказано самим же Орбаном. Продолжение очевидно.

Проблему расхождения в позиции нужно как-то решать. Моравецкий прикрывает Орбана от критики. Дескать, не так уж виноват венгерский премьер – гораздо выгоднее для Кремля «реал-политичные» вихляния крупных держав, прежде всего Германии. Качиньский высказался резче: ждёт от Орбана активной солидарности с Украиной. Поговорить с коллегой обещал и Моравецкий.

Выйдет ли толк из этих разговоров, пока не сказать. Зависит от того, что Виктор Орбан по-настоящему ценит. Освободительные идеалы 1956 года? За них поднялся Майдан, их отстаивает Украина. Или традиционную ценность собственной власти? В этом Орбану всё равно с Путиным не тягаться.

Вроде верное рассуждение. Но, увы, наивное.

Никита Требейко, «В кризис.ру»

У партнёров