Этот человек был велик. Величие не всегда добродетель. Но всегда масштаб и особая мера, прижизненно и посмертно. Сегодня умер Жозе Эдуарду душ Сантуш. Бывший президент Анголы тридцать восемь лет диктаторствовал над страной. Насквозь прошёл несколько эпох. Создал модель мировой системы новых автократий. Стал олицетворением власти, богатства, могущества. Показал образец тем, кто правит ныне Россией. И умер в одинокой эмиграции. Тяжелы их судьбы, каждая по-своему.

Президент Анголы Жуан Лоренсу объявил пятидневный траур. «С глубокой скорбью и величайшим почтением склоняемся мы перед образом государственного деятеля, который в трудные годы дальновидно и гуманно управлял судьбами ангольской нации, – говорится в заявлении Лоренсу. – Уникальная фигура родины, с юных лет он посвятил себя борьбе, завоеванию независимости, национальной консолидации, восстановлению и примирению».  Об уникальности – верно.Жозе Эдуарду душ Сантуш, именуемый на родине ЗеДу, не дожил до 80-летия месяц и двадцать дней. Он родился в Луанде, и уже этим во многом определился его политический путь. Ангола была тогда Португальской Западной Африкой. Жить в городе, тем более в столице, значило принадлежать если не к элите, то к относительно благополучному среднему классу. Как правило, это были белые поселенцы, мулаты и представители коренной народности мбунду.

Авелину Эдуарду душ Сантуш, отец будущего ЗеДу, работал техником-дорожником; мать Жасинта Паульнью – домработницей-экономкой. Семейного благосостояния хватало на учёбу и увлечения детей. Жозу Эдуарду был силён в подростковом футболе, научился играть на гитаре и традиционном африканском барабане-тамтаме. Общественно активные мбунду примыкали к марксистскому движению МПЛА. Ангольские коммунисты изначально опирались отнюдь не на бедноту.

Ещё школьником-лицеистом к «молодёжке» МПЛА присоединился и душ Сантуш. Колониальная администрация этого не приветствовала. Африканцев поощряли ассимилироваться, становиться португальскими гражданами. Но за участие в национально-освободительном повстанчестве – будь то прокоммунистическое МПЛА, радикально-народническая УНИТА или консервативно-племенной ФНЛА – несложно было попасть в ПИДЕ. В 1961 году, когда началась антиколониальная война, душ Сантуш перебрался в соседнее Конго. Оттуда по партийной разнарядке был отправлен в Советский Союз.

Учился в Баку, окончил Азербайджанский госуниверситет нефти и промышленности. Получил диплом инженера-нефтяника. Женился на русской однокурснице Татьяне. Овладел русским почти как родным португальским (он свободно изъяснялся также на испанском и французском). Окончательно проникся марксизмом-ленинизмом. Обратил на себя благосклонное внимание соответствующих функционеров африканского сектора Международного отдела ЦК КПСС. Возвращался в Анголу с хорошей репутацией и сильными связями. То и другое учитывал фанатик-поэт Агостиньо Нето, основатель и вождь МПЛА. На которого уже была сделана однозначная ставка Москвы.В 1970 году Жозе Эдуарду душ Сантуш вернулся в Анголу и с колёс вписался в войну. Несколько лет прослужил в войсках связи МПЛА. Поднялся до командирского чина. Потом был переведён в дипломатический аппарат. Представлял партию в разных дружественных государствах, включая Китай. Всё возложенное выполнял чётко, со всем порученным справлялся в совершенстве. Нето ценил его за преданность, исполнительность и скромность. Осенью 1974-го душ Сантуш стал членом Политбюро. Но в те годы он ещё не принадлежал к первому эшелону партийных властителей.

Вокруг Нето группировались другие фигуры. Организатор-администратор Лопу ду Нашсименту (много лет спустя его спросят: «Почему Вы предпочли МПЛА? – Я же мбунду», — ответит он). Светлокожий военный профи Энрике Каррейра, командир партизанских формирований. Математик, друг Че Гевары и главный идеолог ангольского марксизма мулат Лусио Лара. Беспощадный Луди Кисасунда, интеллектуал из деревенских мбунду, начальник партийной секьюрити.

Фотографий, как душ Сантуш носит портфель за Нето не сохранилось. Но его роль была сугубо служебной. Даже когда душ Сантуш возглавил МИД независимой Анголы, его не боялись. Страх внушал другой министр – глава МВД, неистовый Ниту Алвиш.

Португальская революция декларировала деколонизацию. Лучшими ангольскими друзьями лиссабонских леваков были руководители МПЛА. Независимость Анголы под властью местных коммунистов провозгласили 11 ноября 1975 года. Под гром победной для МПЛА Битвы при Кифангондо. Но гражданская война только разворачивалась. С консервативным ФНЛА справились быстро. Несостоявшийся король баконго Холден Роберто первым сошёл со сцены. Но вольные стрелки УНИТА, армия чернокожих крестьян-овимбунду, воевали ещё без малого тридцать лет. Феноменальный Жонаш Савимби – маоист-антикоммунист и социалист-рейганист – каждый год начинал повстанческий поход на Луанду.

И снова Жозе Эдуарду душ Сантуш блестяще выполнил трудное задание партии и правительства. УНИТА и ФНЛА имели свои правительства, свои столицы, свои армии, свои зоны контроля. Однако душ Сантуш во главе дипломатии МПЛА сумел убедить большую часть мира: только Нето единственно законный глава (хотя никаких выборов не бывало ещё и близко). «Народную» Анголу признали. Молодой министр демонстрировал качества настоящего государственного деятеля.В мае 1977 года его таланты потребовались снова. Ниту Алвиш наконец поднял в Луанде «Мятеж фракционеров». За ним стояли крупные военачальники и чиновники – командир спецназа, мэр столицы, главный армейский политкомиссар. Его поддержали комсомольцы и чернокожая беднота Луанды, разозлённая роскошеством партаппаратных мулатов. Сегодня «нитисташ» вспоминают как борцов за свободу. Аберрация исторического зрения. Они требовали самого жёсткого коммунизма и ввода советских войск. Но всё же это был бунт против номенклатуры. Нечто вроде троцкистской атаки на правящих сталинистов.

Расправа была жесточайшей. «Не тратить времени. Вязать и стрелять», – поэтично распорядился Нето. Крушащий контрудар кубинского корпуса не оставил шансов мятежникам. По трущобным кварталам прошлись каратели Каррейры. Дальше вступили киллеры-костоломы Кисасунды из тайной полиции ДИСА (это ведомство не раз переименовано, но ангольцы и сейчас говорят «ДИСА» – как у нас «ЧК» или «ГБ»). Убитых не подсчитали по сей день. Около 60 тысяч при тогдашнем населении 6 миллионов. Мало кто из жертв имел отношение к «нистисташ». Это бы ангольский Тридцать Седьмой посреди гражданской войны.

Непосредственно Жозе Эдуарду душ Сантуш в побоище не участвовал. Его дело было иным. Но тоже очень важным. Ниту Алвиш был фаворитом Москвы. Расстрел после пыток и сброс трупа в океан – не та судьба, что планировалась для него советскими товарищами. Возмущение вспыхнуло всерьёз. Последствия могли оказаться ещё серьёзнее. Но министр иностранных дел душ Сантуш сумел убедить Громыко, Пономарёва и самого Брежнева: так было надо. Инцидент остался без последствий. Чтобы суметь такое, требовался недюжинный дипломатический потенциал. Акции душ Сантуша резко подскочили. Вот теперь он прочно вошёл в ближний круг Нето. Прошёл крещение кровью.

На следующий год американская разведаналитика уже называла душ Сантуша кандидатом в преемники Нето. Но пока не единственным. С ним конкурировали минимум трое: Лопу ду Нашсименту, Лусио Лара и Луди Кисасунда. Властные позиции этих троих были, казалось сильнее. Когда 10 сентября 1979-го в московской клинике умер президент Нето, в исполнение обязанностей вступил Лара. Но мулат во главе африканской страны всё же не очень смотрелся. Откровенно злить многочисленных единомышленников «нитисташ» не стремился и он сам. Решили устроить комбинацию.21 сентября 1979-го верховный синклит МПЛА остановился на Жозе Эдуарду душ Сантуше. Во многом потому, что очень уж скромно от отказывался – дескать, разве по плечу мне пост, который занимал сам товарищ Нето?! В президенты его утверждали спокойно. На время, пока настоящие хозяева разберутся между собой.

Каррейра был изгнан из правительства ещё до нового года. Лара потерял пост генсека МПЛА несколькими месяцами позже. Лопу ду Нашсименту понял обстановку, благоразумно присягнул душ Сантушу и остался при нём министром администрации. Кисасунда, ещё при Нето убранный из Политбюро и госбезопасности, дисциплинированно ждал нового назначения. Все предпочли умолкнуть. Памятуя судьбу «нитисташ».

Только генерал Каррейра храбро обличал потом дикий капитализм и наглую коррупцию душсантушизма. Но так сложилось, что именно он жил в основном не в Анголе и скончался в Испании. Подобно самому душ Сантушу сегодня.

Наступила эра ЗеДу. В вольном переводе с ангольского сленга: Вован.

Многое из того, чего хотели «нистисташ», подавители мятежа приняли и навязали от своего имени (как некогда Сталин баз зазрения заимствовал антинэповские установки Троцкого). Марксизм-ленинизм утвердили партийно-государственной идеологией. Ужесточили централизацию и репрессии. Даже добавили в правящий аппарат чернокожих, несколько затеняя влияние мулатов. Но один пункт программы «нистисташ» был решительно отвергнут – никакой борьбы с коррупцией, никаких ограничений на роскошь для элиты, дорогу номенклатурной семейственности! Разгульная демонстрация богатства сделалась в чиновничестве знаком благонадёжности. Удивляться ли, что правящий класс полюбил нового нацлидера.

До конца 1980-х никаких структурных или идеологических перемен не происходило. Однопартийная система, государственная монополия. Террор госбезопасности не достигал кошмаров времён ДИСА, но Дину Матрос и Кунди Пайхама старались быть достойны легендарного Кисасунды (который тоже держался неподалёку, на губернаторских постах). Просоветская и прокубинская политика. Как по всему «соцлагерю». Правда, ангольские коммунисты отличались некоторой заносчивостью даже перед Москвой. Перед Гаваной меньше – без кубинских экспедиционных войск не совладаешь с Савимби.

И над всем этим – ЗеДу. Очень квалифицированный, но в целом обычный коммунистический диктатор. Правда, уже тогда склонный к профитным играм с западным бизнесом – американскими нефтяниками, европейскими банкирами и оружейниками.

Уникальность это феномена выяснилась в нашу Перестройку.«Наших корреспондентов полиция гоняет по всей Луанде. Наши самолёты заправляются в Луанде последними. На приёмы в нашем посольстве ангольские официальные лица опаздывают на час и больше», – возмущалась газета «Правда». А чего хотели, когда на дворе стояла осень 1991-го, уж Август миновал. ЗеДу не любил публично высловляться о сокровенном. Но что «слабых бьют» усвоил раньше Вована. Так и предпочитал поступать.

МПЛА опережала КПСС, душ Сантуш обошёл Горбачёва на круг. В 1990 году был отброшен марксизм-ленинизм. Ангольские коммунисты переоделись в социал-демократов и состоят в респектабельном Социнтерне. ЗеДу торжественно разрешил не только рыночную экономику и частную собственность (не такая это им проблема), но и многопартийность с полным набором прав человека. Прежние ужасы без вопросов списаны на бездарные советы из страны советов.

Самому Савимби и его УНИТА предложили мир и разделение власти. 31 мая 1991 года президент Анголы подписал с президентом УНИТА Бисесские соглашения в Лиссабоне. Кубинские войска уходят из Анголы, назначаются свободные выборы. Свершалось поразительное – давно ли душ Сантуш называл унитовцев «бандитами»?! Но через полтора года выяснилось, что всё это означает и чего стоит.

На парламентских выборах 1992-го победила МПЛА: голосование было явно племенным, а большинство ангольцев – мбунду. На выборах президентских победителем объявили душ Сантуша. Но слишком натянутыми выглядели девять процентов его преимущества перед Савимби. Закон предусматривал второй тур, но правительство явно не собирались его проводить. А с 30 октября по 2 ноября просто обрушили на оппозицию кровавую волну, заставившую вспомнить 1977-й. «Резня Хэллоуин» стоила жизни примерно 30 тысячам.

Выборов не будет более полутора десятилетий. Пока душ Сантуш не отстроит бессбойную машину, гарантирующую власть. Массы и не требовали: не хотели повторения, потому что знали – повторить могут. Крупной страной правят откровенные узурпаторы. Но страна и мир признают их. «У нас есть деньги и военные возможности. Никто не спросит с нас», – произнести эти слова душ Сантуш доверил Дину Матросу. Сам он на публике от подобного воздерживался. Зачем лишние понты? «Перестреляйте наконец» – звучало в кабинетной тиши.

Снова война. В 1993-м – последняя крупная победа Савимби в Битве 55 дней. Снова переговоры. 15 ноября 1994-го в замбийской столице Лусаке снова подписано соглашение. Душ Сантуш и Савимби пожимают друг другу руки. Года четыре – и снова война. Но к тому времени превосходство правительственной армии стало подавляющим. На Рождество 1999-го сдана легендарная Джамба – военная столица и главный оплот Савимби. В конце 2001-го душ Сантуш отдаёт приказ об окончательном решении. 22 февраля 2002 года Жонаш Савимби погиб в своём последнем бою.

Одолеть Савимби – это сумел лишь один.Гражданская война закончилась. Армия Савимби без главнокомандующего сложила оружие. Повстанческая УНИТА стала оппозиционной партией. Сама УНИТА считает это победой: впервые за столетия в Анголе нет иностранных войск, действует многопартийная система, проводятся альтернативные выборы. Но войска и гэбисты душ Сантуша обеспечивают однопартийность власти и соответствующие результаты выборов.

При голосовании 2008 года МПЛА получает 82%, в 2012 году – 72%. Президента напрямую больше не избирают. Конституция на всякий случай обнулена, и главой государства становится первый номер победившего партийного списка. Правительство душ Сантуша считало себя гарантированным от неожиданностей. Реальная же власть сосредоточилась в ближнем круге президента.

Центром этого круга был сам ЗеДу и его семейный клан. Светлокожая дочь Изабель (мама русская, папа ангольский президент) – миллиардерша-инвестор, до сих пор самая богатая африканка. Хозяйка нескольких финансово-коммерческих холдингов, до недавнего времени глава нефтяной госкомпании Sonangol (отец назначил для «обеспечения прозрачности»). Сын Жозе Филомену (от другой, ангольской матери) – в недавнем прошлом президент Суверенного фонда благосостояния, аналога российского ФНБ. Сын Жозе Эдуарду Паулину (от третьей жены) – известный певец и продюсер. Его сестра Вельвитчея – бизнес-леди в сфере спортмедиа. Четверо детей от третьей жены-стюардессы, в том числе Данило, душа луандской богемы («Данило, иди и скажи отцу: мы не хотим его больше!» – кричал ему с митинговой трибуны рэпер-оппозиционер Иконокласта, сам в детстве сидевший на коленях у ЗеДу). Сын от женщины, информация о которой официально закрыта. В общем, крепкий род.

Но ближайшим из ближних, правой рукой и альтер эго, был не кровный родственник. Мануэл Виейра Диаш, кличка Копелипа, что означает «Князь тьмы». Начальник президентской военной канцелярии, службы безопасности и инвестиционного бюро. Золотов, Патрушев и Тимченко с Ротенбергами в одном лице. Подбор высших кадров тоже был доверен ему.

При хозяине сплотилась группа ветеранов МПЛА: Дину Матрос как каратель и идеолог. Кунди Пайхама как просто каратель. Борниту ди Соза в кириенковской роли куратора внутренней политики. Фернанду Диаш душ Сантуш на парламенте, вроде Володина. Роза Мария Круш э-Силва, министр культуры и куратор идеологии, распорядительница духовных скреп (в диапазоне от Любимовой до Симоньян). Мануэл Висенте за куратора экономики, лидер местных сислибов. Нельзя обойти упоминанием и Жуана Лоренсу, занимавшего посты генсека МПЛА, председателя парламента, министра обороны. Владевшего кипрской пивной компанией на паях с Дину Матросом.

Они плотно держали под контролем политическую систему и общество в целом. Оппозиция подавлялась оперативно и жёстко. 7 марта 2011 года в первые же минуты была пресечена протестная попытка молодой интеллигенции, поэтов и музыкантов во главе с Иконокластой. В мае 2012-го, параллельно с российской Болотной, протестовали из-за бедственного положения демобилизованные солдаты. «Анггвардия» тут же открыла огонь на поражение (что ни говоря, всё-таки Ангола не Россия). Ничему подобному Арабской весне не дали даже зародиться.

Зато устроили себе «зоны безопасности» чуть не в половину Африки. В соседнем Конго – той стране, где начинал политпуть молодой Жозе Эдуарду – ещё в 1997-м ангольский десант посадил в президентское кресло нужного ЗеДу кандидата Дени Сассу-Нгессо. Конголезский Майдан был подавлен. В 2013 году, под впечатлением Арабской весны, душ Сантуш ввёл жёсткие ограничения на исповедание ислама.

Власть сосредоточилась в аппарате МПЛА, намертво сплетённом с государством. Президент страны по определению возглавлял господствующую партию. Правящая бюрократия замкнулась даже не в класс, а в касту, секту, управляемую «пожизненным председателем, который живёт на туче». Экономика структурировалась госкомпаниями и аффилированными фирмами под тотальным контролем номенклатурных чинов. Доступ к сверхприбылям, прежде всего с нефтебизнеса распределялся по должностному рангу. В 2020 году был официально оглашён объём хищений, совершённых под покровительством ЗеДу: $24 млрд. То есть с каждого из примерно 33 миллионов ангольцев сняли долларов по семьсот тридцать. При том, что 70% населения живут на $2 в день.

Сильное впечатление производил видеоролик Иконокласты: жуть повседневности, кадры утопания в нищете – и вознесённый на властной трибуне над нефтяной платформой Жозе Эдуарду душ Сантуш. Сдержанно-величественный, немногословный, уверенный во всеобщем повиновении. Ярко запечатлевали президента и кадры в высшем кругу. Вольная стойка, свободно накинутый пиджак, руки в карманах. «Ну что, пацаны…»

Душсантушизм захватил Анголу и выплеснулся в мир. Режимы олигархического беспредела, издевательски прикрытого «рыночными и демократическими институтами», давно отлились в системную прочность. С национальными особенностями – даже не только российскими. Есть и с венесуэльскими, никарагуанскими, фиджийскими… Но основание заложено ангольским правлением Жозе Эдуарду душ Сантуша.

Задать мировую тенденцию, какой бы она ни была – что ни говори, есть в этом нечто великое. Монументально смотрелся ЗеДу в Москве, принимая орден от почтительного ученика – российского коллеги.Что оборвало этот неотклонимый путь? Опаска за будущее. Душ Сантуш был очень умным человеком. Вторая половина 2010-х смотрелась явным преддверием экономических трудностей, социальных беспорядков и политических протестов. ЗеДу посчитал, что ему будет по силам комбинация с преемником. На эту роль был определён Жуан Лоренсу. Ему предстояло принять на президентском посту удар массового отторжения. Тогда как душ Сантуш во главе МПЛА останется безгрешным верховным правителем.

Но Лоренсу не оказался Медведевым. Громкие антикоррупционные разоблачения, увольнения, аресты, уголовные дела обрушились на клику ЗеДу. Ветра «ангольской “оттепели”» быстро расшатали систему. Отставленному душ Сантушу пришлось улетать (да ещё на частном самолёте, опасаясь проблем с ангольской госавиакомпанией). И не в родственную Португалию, а в Испанию – где меньше благодарных соотечественников.

Причина потрясает. «Не предвидел», – отвечает эксперт на вопрос, зачем ЗеДу сделал это. Вот так всё просто. «Унижение», – так характеризовали сами ангольцы ситуацию, в которую попал недавний глава и один из основателей их государства. И тут же добавляют: «Он сам привёл себя к этому. То, что с ним произошло – расплата за произвол элиты, длившийся почти сорок лет».

Самому душ Сантушу судебное преследование не грозило. Ангольская Конституция утверждает иммунитет отставного главы государства. Жил он в барселонском особняке. Большую часть времени проводил в одиночестве. Случайное падение 23 июня обернулось срочной госпитализацией. Резко обострились свойственные возрасту болезни, сердечные и дыхательные. Семья просила о сохранении тайны частной жизни. Подробности лечения неизвестны. Но не в них и суть.

Президент Лоренсу сказал положенные слова. Но не только. «Он был политическим оппонентом УНИТА, но он заслуживает нашего уважения. Мы отменяем демонстрации, ранее запланированные на траурные дни, – заявил на заседании партийного руководства президент УНИТА Адалберту Кошта Жуниор. – Но мы идём на предстоящие в августе выборы, чтобы покончить с правлением государственной партии, претендующей на уникальность и вечную власть. Победит альтернатива – победит Ангола!»

В Анголе есть выборы. Есть альтернатива и готовность к борьбе. Есть осознание солидарности с Украиной, «страной вольных казаков». Как ни жестока схватка с режимом. Как ни уникален был покойный экс-президент.

У нас сильней всё запущено. Зато ничего особенно уникального в президенте и режиме. Обыкновенный путинизм – халтурное повторение душсантушизма. В этом плане нам проще.

Роман Шанга, специально для «В кризис.ру»

в Мире

У партнёров