Сенсация от Соловья опять не состоялась. Но нельзя сказать, чтобы в эти дни не умирал никто. Бывший премьер Госсовета КНР Ли Кэцян скончался вчера в Шанхае. Десять лет он возглавлял правительство. Состоял в высшем руководстве правящей Компартии Китая. Олицетворял китайские реформы в эпоху поворота вспять. Считался вторым лицом власти. И это не нравилось лицу первому. Ли Кэцяна не стало в 68 лет. С его отставки прошло немногим более полугода.

Отец Ли Кэцяна был коммунистическим чиновником уездного уровня. Сам Ли вступил в КПК осенью 1976-го в двадцать один год. Но – что важно – уже после смерти Мао Цзэдуна и ареста «Банды четырёх». Когда «культреволюция» и царство цитатника отходили в прошлое под напором иных времён.

Он окончил юрфак Пекинского университета. Возглавлял студенческий комитет китайского комсомола. По комсомольской линии и продвинул свою политическую карьеру. Вошёл в круг лидеров «комсомольской группировки» в номенклатуре КПК. Партаппаратные «комсомольцы» в Китае не были похожи на советских сталинистов-шелепинцев. Они традиционно известны некоторой фрондой и реформаторскими креативами. Ли Кэцян был убеждённым сторонником реформ Дэн Сяопина.

Юридическое образование он дополнил экономическим. Учился углублённо, по индивидуальному плану. Особый интерес проявлял к рыночным институтам и механизмам развития. Буквально либералом Ли Кэцян, конечно, не был. Их не бывает в компартиях, к тому же правящих. Но «либерализм» в понимании коммунистическом – прагматично-технократичный приоритет НЭПа над ГУЛАГом – был ему свойственен с юности.С конца 1990-х по середину 2000-х Ли Кэцян служил на партийных должностях в провинции Хэнань. Несколько лет был первым секретарём и исполнял обязанности губернатора. Привлекал инвестиции стимулированием частного бизнеса и хозрасчёта на госпредприятиях. Из беднейших регионов страны Хэнань вырвалась в наиболее развитые. Провинциальный центр Чжэнчжоу из захолустья превратился в промышленно-коммерческий центр. Ли Кэцян обрёл на этом общенациональную известность. К опыту стали присматриваться. Таким же образом руководил он до 2007 года провинцией Ляонин. После чего занял место в партийной верхушке – Постоянном комитете Политбюро ЦК КПК.

Политического либерализма в его курсе не было. Но экономически и отчасти культурно подобие просматривалось. Это устраивало старшего товарища. КПК и КНР возглавлял тогда Ху Цзиньтао – в середине 1980-х первый секретарь комсомола. К XVIII съезду КПК в 2012 году Ли Кэцян шёл в статусе потенциального преемника.

Но преемником – генеральным секретарём ЦК КПК, председателем КНР, председателем Центрального военного совета – стал Си Цзиньпин. До того делопроизводитель ЦК. Без ярких экономических идей и броских губернаторских достижений. Возможно, именно поэтому ему и отдали предпочтение. Первый среди равных, по тогдашним понятиям верховного синклита КПК, не должен был особо выделяться.

Ху Цзиньтао позаботился, чтобы Ли Кэцян занял вторую позицию после Си Цзиньпина. 15 марта 2013 года Ли был утверждён премьером Госсовета КНР. Он плавно сменил другого «либерал-технократа» Вэнь Цзябао – много сделавшего для разгрома коммунистических ортодоксов и коррупционеров, «Новой банды четырёх». Ли Кэцян, избавленный от революционных песен Бо Силая и многомиллиардных хищений Чжоу Юнкана, закреплял прежнюю линию. «Разрушитель стен» – называла его западная пресса. Ли упорно продвигал дальнейшую либерализацию. Свою концепцию формулировал скромно: «отказ правительства от избыточных функций в пользу общества и рынка». Всего лишь.

Но и это было уже опасно. Опасна становилась сама премьерская должность. Никакой «сислиб»-реформатор не может одолеть неодолимое. С середины 2010-х начал лопаться раздутый пузырь китайской стабильности. Отвечать приходилось Ли Кэцяну. И вообще, вся комсомолия-технократия во главе с почтенным Ху Цзиньтао попала в прицел грозного прищура партийных надзирателей.

Отношения второго лица с первым осложнялись чем далее, тем более. Не только потому, что экономический рационализм Ли перестал соответствовать политическому единовластию Си. Экономика требует всё большего взаимопроникновения с Западом, политика ведёт к войне в Тайваньском проливе – как прикажете стыковать? Это, конечно, главное. Но премьер ещё и явно раздражал генсека. Раздражала «сислибская» интеллектуальность Ли Кэцяна. Его имидж интеллигента из народной гущи. Его симпатично демократичная манера не чураться простонародной толпы. «Шибко умный» – это, как известно, уже на заметку. А уж «панибратство с рабочими» и вовсе непрощаемо номенклатурой. Что советской, что китайской, что российской.

Господствующий класс КНР вновь избрал Си, а не Ли. Генсек ставит на ужесточение этатистской диктатуры, поиск внешних и внутренних врагов. Экономика рихтуется под эти задачи. Без вывертов, по-партийному. И не стоит называть это безумием, хоть оно и ломает впечатляющие достижения Китая последнего сорокапятилетия. Диктатура, причём мракобесно-единоличная, видится единственно надёжной гарантией классового господства в смутные времена. Нам ли здесь сейчас этого не знать?Поэтому и удалось Си Цзиньпину сломать на XX съезде КПК заложенную Дэн Сяопином традицию двух сроков. И демонстративно, сценично, как под конвоем выставить Ху Цзиньтао.

Зато в отношении Ли Кэцяна традиция была сохранена. 11 марта нынешнего года свершилась его отставка. Ли Кэцян ушёл, уступив пост Ли Цяну. Непосредственному протеже Си Цзиньпина.

«Товарищ Ли Кэцян, отдыхавший в последние дни в Шанхае, пережил внезапный сердечный приступ и после того, как все усилия по его реанимации не увенчались успехом, скончался в десять минут первого 27 октября», – сообщило вчера китайское госТВ. «Реформы и открытость не остановятся. Янцзы и Жёлтая река не изменят своё течение», – говорил Ли Кэцян в августе 2022-го, возлагая цветы к статуе Дэн Сяопина. Прозвучало красиво, но…

Forbes относил Ли Кэцяна к самым могущественным людям Земли. В этом списке премьер Госсовета КНР стоял на внушительном пятнадцатом месте. И – что? То же, что любой «сислиб». Несомненно, он многое сделал для репрессивноагрессивной диктатуры. После чего отброшен. Типичная их судьба. Опять же – что в Китае, что в России.

Это их драма. А куда денешься? Они же сами – из них. Парни с арматурой на Тяньаньмэнь им куда страшней подминающего рынок партбосса. Кстати, именно в Чжэнчжоу прошлым летом пришлось вводить танки. Ли ещё был премьером.

Никита Требейко, специально для «В кризис.ру»

У партнёров