Встреча президента с министром обороны, диалог о мариупольской «Азовстали», воскресили в памяти «Флаг» – короткий, но мощно-пронзительный рассказ Валентина Катаева. Нацисты требуют капитуляции окружённого советского форта: «На вершина должен есть быть бели флаг». Флаг появился. Но другого цвета. А за ним столп огня. «Флаг никогда не был белым. Не мог быть. Фон Эвершарп забыл, с кем он воюет. Он обманул сам себя». Путин и Шойгу, конечно, могут повторить. Но решили: не стоит. Штурм отменён.

Глава Минобороны отчитался главе государства: Мариуполь взят войсками РФ («и народной милицией ДНР»). И тут же: «Территория завода “Азовсталь” заблокирована». Завод, как известно, расположен в Мариуполе. Который, как сказано, под полным контролем. Но на заводе – «остатки националистов». Пришлось блокировать. «Требуется порядка трёх-четырёх дней, чтобы завершить эту работу». Хотя работа уже завершена. Логика, однако. Впрочем, после «денацификации» под Z – знаком 4-й полицейской мотодивизии СС обергруппенфюрера Крюгера – кто станет искать логику?

В завершении работы Путин отказал: «Предлагаемый штурм промышленной зоны считаю нецелесообразным. Приказываю отменить». Шойгу немедленно взял под козырёк: «Есть» (похоже не без облегчения). «Мы должны думать», – шокировал Путин всех, кто его слышит. Это, кажется, что-то новое. Дальше он распорядился заблокировать промзону, которую Шойгу только что назвал заблокированной. Предложить защитникам сложить оружие. Гарантировать жизнь и медпомощь. После чего распорядился подобрать героев для награждения.…Шестьдесят лет назад Фидель Кастро предлагал амнистию повстанческому командиру Освальдо Рамиресу. Гарантировал жизнь. Рамирес предложил Кастро приехать на свою партизанскую базу. Поговорить по душам. И тоже гарантировал жизнь. Почему-то Кастро не приехал. Что-то подсказывает, что вряд ли бы приехал и Путин, если бы Святослав Паламар пригласил его в катакомбы «Азовстали». Но такого приглашения нет и не может быть. Освальдо знал, о чём говорить с Фиделем. Украинцам не о чем говорить с Путиным.

Это, впрочем, историческая лирика. Дела же обстоят следующим образом.

Кадыров обещал взять «Азовсталь» сегодня. Не решил только, до или после обеда. Шойгу запрашивал несколько дней. Путин закрыл вопрос вообще. Никто, правда, не может знать, реально закрыл или нет. Он и на Украину собирался не нападать, и Крым не присоединять, а до того в НАТО вступать… Переменчивый, в общем, характер. Пока что сообщается об обстрелах «Азовстали» из танков и артиллерии. Защитники численностью до двух тысяч продолжают сопротивляться. Зачистка не представляется реальной: база сопротивления расположена в подземных катакомбах. Там же укрываются мирные жители. Эти катакомбы Путин упомянул отдельно: «Не нужно лезть».

В то же время президент Украины признаёт: деблокировать Мариуполь извне не представляется возможным. «Мы не знаем, сколько часов или дней они могут там продержаться, – сказал Владимир Зеленский о защитниках Мариуполя. – Пройти оккупированные сто двадцать километров нам не даёт техника Российской Федерации. Это правда». Выехать в Мариуполь готов депутат Верховный Рады Давид Арахамия, возглавляющий украинскую делегацию на мирных переговорах. Дабы договориться об эвакуации из Мариуполя. И мирных граждан, и вооружённых защитников. Кстати, Шойгу отчитался об «эвакуации» почти 143 тысяч человек – украинская сторона считает этих людей принудительно депортированными.

Сложить оружие и сдаться в плен украинцы отказываются. Именно в Мариуполе предлагает провести очередной раунд общих переговоров советник главы Офиса президента Украины Михаил Подоляк. Действительно, подходящее место.Битва за Мариуполь – из ключевых в почти двухмесячной схватке. Началась практически сразу, с первым обстрелом 24 февраля. С российской стороны сюда были стянуты части 58-й армии (всемирно известной после российско-грузинской войны 2008-го), Росгвардии, «кадыровцев», мотострелковая дивизия, бригады спецназа и морской пехоты, несколько батальонов «ДНР», включая знаменитый «Сомали» покойного Гиви-Толстых. Им противостояли горно-штурмовая, мотопехотная, механизированная бригады ВСУ, несколько отдельных батальонов теробороны и полк «Азов».

Заметим, что именно «Азов» отдельно запрещён в РФ и удостоен специальных анафем. Это подразделение изображается демоническим очагом нацизма. Конкретной аргументацией агитпроп себя, понятно, не утруждает. Вдаваться в нацистскую тему, осознавать, что это такое, вспоминать историю – всё это опасно для правящего режима. Имеющий глаза видит, что представляет собой официозная идеология, особенно в антиукраинской части. Да и многое в системе власти. Приходится кричать «держи вора!» И ссылаться на «азовскую» эмблему – будто вся… «спецоперация» начата из-за крестиков-ноликов. Но если знак «Азова» и похож на Z, то не дублирует шифр блока казней Заксенхаузена, как пропутинские лоялисты-«колорады».

С первых чисел марта Мариуполь был окружён и блокирован. Называются разные даты, от 1-го до 11-го. Бои здесь отличались особенной ожесточённостью. Обстрелы и бомбардировки – особенной массированностью. Отсюда поступали сообщения о знаковых военных преступлениях. Город превратился в символ жестокости одной из сторон и стойкости другой. Город-герой Украины – присвоено Мариуполю звание. «Эпицентр ада» – типичный отзыв военных обозревателей.

Не случайно такой узел завязался именно здесь. Перед началом, когда многомудрые аналитики уговаривали легковерных, будто «Путин войну не начнёт, это ему невыгодно» – Мариуполь обозначался среди будущих стратегических целей и форпостов украинской обороны. Сухопутный коридор из ОРДЛО в Крым без него нельзя пробить. Но значимость не только в этом. Огромно политико-символичное значение Мариуполя.

Это Донецкая область. В 2014 году, после победы Майдана, в Мариуполе завязалась жёсткая борьба. Реально не на жизнь, а насмерть. Проимперские формирования «ДНР» пытались захватить город, вырвать из Украины. В апреле-мае это почти удалось. Попади Мариуполь в кремлёвскую зону контроля (по сути, ранней оккупации), исход общеукраинского противостояния мог оказаться существенно иным. Однако в июне ВСУ, «Азов» и добровольцы вернули Мариуполь в Украину. Совершилось это с боями, стоило десятков жертв. Именно здесь была сформирована украинская администрация Донецкой области.

Уже тогда Мариуполь олицетворял сопротивление, сорвавшее кремлёвский «проект “Новороссия”». Без Мариуполя невозможно было говорить о взятии Донбасса. «ДНР» зияла обрубком, за край продолжалась борьба. Такого, конечно, простить не могли. А теперь непрощаемого прибавилось по обе стороны. Город – символ борьбы навсегда.В Украине продолжается Донбасская битва, она же «вторая фаза “спецоперации”». Не затихла и на Пасху, в Чистый четверг (предложение о пасхальном перемирии отвергнуто). Обстреливаются Харьков и Николаев, войска РФ и «ЛНР», по поступившим сообщениям, взяли под контроль Кременную. Украина рассматривает российские предложения по урегулированию. Ни одна из сторон пока не обнародовала, о чём идёт речь.

Но главное на сегодня – мариупольская сталь. Здесь сломался «Z» имперской олигархии. С кем воюют – теперь незабываемо.

В нынешнем году отмечается 80-летие рассказа «Флаг».

Евгений Бестужев, «В кризис.ру»

в Мире

У партнёров