Задолго до «спецоперации», но уже после Крыма Дмитрий Быков поэтично описывал идеологию правящего режима РФ: «Война, бодрящий вид руин, железо, кровь, Иван Ильин!» Иван Александрович считается любимым философом Владимира Владимировича. Что странно. Ильин ненавидел советское учреждение, в которое Путин добровольно пришёл служить. Даже написал философское эссе с инструкциями при оперативном контакте. Инструкция, собственно, одна: не верить ни слову. Более чем актуально. Но теперь гораздо шире.

По Украине всё ясно. Там сегодня День добровольца. В этот день 2014 года (к слову, кто где был восемь лет) назад пятьсот бойцов самообороны Майдана начали формировать первый добровольческий батальон, положив начало движению. Гражданские вооружённые формирования, сплочённые «бандеровской» – т.е. антиимперской и антиолигархической – идеологией, создали фундамент и авангард украинских национально-патриотических сил. С 2017 года дата отмечается как государственный праздник. Сегодня, понятно, по-особому.

Появляются новые добровольцы: защищать Украину прибывает международный легион. Беларусы и грузины, балтийцы и кавказцы, европейцы и американцы, канадцы и тайцы, японцы и корейцы. С другой стороны, на сторону РФ призваны из Сирии асадовские боевики. Даже не официальные военные (трудно представить, как бы Асад рискнул их снимать откуда то ни было), а «титушки-“шабиховцы”» для карательных зачисток. Что называется, первый пошёл… Позиция Лукашенко на данный момент остаётся формально двусмысленной. Ортеге и Ким Чен Ыну пока хватает своих дел. Больше звать вроде некого. Но уже при таком раскладе происходящее в Украине обретает военно-мировые контуры. Подобно Афганистану, Анголе, Никарагуа времён Джамбори. Из века угля и стали. (Подобное, кстати, предугадывалось на Донбасской конференции национальных солидаристов ещё в 2015-м.)

Оперативное положение кардинально за выходные не изменилось. Наземные линии противостояния в основном стабильны. Украинская эшелонированная оборона останавливает продвижение. Исключение – Донбасский регион, где войска РФ и «ЛДНР», судя по последним сообщениям, заняли Волноваху и пытаются наступать в направлении Днепра. Вновь зазвучали названия городов Славянск и Краматорск, эпицентров 2014-го. Продолжались обстрелы и бомбардировки Киева, Харькова, Чернигова, Николаева, Мариуполя… Особая ожесточённость по-прежнему наблюдается под Мариуполем, в Москве это объясняют именно повышенной концентрацией «националистических батальонов». Нанесены удары и в Западной Украине, по Луцку и Ивано-Франковску. Особо отмечался обстрел Яворовского полигона во Львовской области: явный сигнал близлежащей Польше и всей НАТО – ну, что скажете? (Тут, однако, важно понимать: Польша – это одно, а НАТО в целом – весьма другое.)

География боёв и потерь стремительно расширяется. Словно поставлена цель сжечь все мосты. Как раз по Ильину: «Приятие зла, допущение его в себя…» Или по Шекспиру: «Я так уже увяз в кровавой тине…»

Потери достаточно серьёзны даже по официальным признаниям Минобороны. Что уж говорить об иных подсчётах. Сеть полнится картинами подорванной и горящей техники. Срываются попытки учреждения коллаборационистской администрации. Жители Херсона, Бердянска, Мелитополя выходят на протесты против вступления войск РФ. Неизвестна судьба похищенных администраторов Мелитополя и Гостомеля Ивана Фёдорова и Юрия Пилипко – отказавшихся от сотрудничества с оккупационными властями. В Мелитополе нашлась активистка ОПЗЖ, принявшая на себя подсобные управленческие функции, но это исключение, подтверждающее правило. Даже пророссийские политики стараются выступать патриотично, призывают своих сторонников защищать Украину.

Сегодня утром начался в режиме онлайн очередной раунд украино-российских переговоров. На которые в последние дни стали возлагаться надежды. Президент Зеленский отмечал подвижки к компромиссу. Он, как известно, вообще оптимист в этом плане. Хотя, надо полагать, понимает теперь, как наивны были его надежды «просто перестать стрелять». Не от него ведь одного это зависит. В чём и пришлось убедиться. И измениться. Неузнаваемо.

«Трудный разговор, – анонсировал советник украинского президента Михаил Подоляк. – О мире, прекращении огня, немедленном отводе войск и гарантиях безопасности». О «гарантиях безопасности» говорят и в Москве – только совсем о других. Учитывая, кому принадлежит инициатива боёв и бомбёжек, можно делать выводы.

Гарантии для Украины – это прекратить кровопролитие и вывести из страны войска другого государства. Гарантии для Кремля – это покончить с социальным примером Майдана, восстановить дореволюционные порядки, символом которых являлся золотой батон Януковича. Первое исполнимо, второе – нет. Сомнительно, чтобы здесь помогла личная встреча Зеленского с Путиным. Когда президент РФ продолжает говорить о «достижении всех целей “спецоперации”».

Столкновение тут не просто военно-политическое, но классово-мировоззренческое. А классовый интерес и мировоззрение номенклатурной олигархии – упрямые вещи. Хотя, впрочем, несообразный тезис о «денацификации» постепенно выпадает. Похоже, осознаётся опасность термина для авторов. Лучше поздно, чем никогда. Снова в помощь Иван Александрович с его статьёй «Стратегические ошибки Гитлера»: «Возлагая на свой народ великие тяготы, он лишил его внутреннего чувства своей военно-моральной правоты». Ведь и тот же знак «Z» повёрнут остриём в обе стороны – сверху и снизу.

Российская жизнь меняется волею власти. Менее всего меняется политика. Тут всё уныло движется по накатанной. Режим основательно подготовился заранее. Гниломрачной идеологией, гнойной пропагандой, репрессивными нормативами, экономическим подгребанием, наращиванием карательной машины. Наконец, тотальным разгромом цивильной законопослушной оппозиции, не читавшей Ивана Ильина.

Командующий Росгвардией констатирует затягивание «спецоперации». Это существенно. Страну явно готовят к длительному военному положению. С соответствующими порядками надзора и произвола. Как давно просил о «военной суровости» председатель Конституционного суда. «Отечество в госбезопасности» подводится к эталону. Медленно, правда, но уже быстрее, чем прежде.

Недавно что ни день появлялись новые «иноагенты», запрещались организации и СМИ. Теперь с той же частотой клеймятся блокируются целые социальные сети. Фейсбук – в экстремисты, Инстаграм – в запрет, Тик-Ток уходит сам; Одноклассники с теперешним ВКонтактом мало кому нужны. Правда, гибридно как-то: кому надо, тот всё видит. Начинается спор брони и снаряда, раздолье самородкам-технологам.

Без малого тысячу россиян захватили карательные органы на вчерашних протестах. Отмечена некоторая новизна. На общих основаниях с оппозиционерами вязали сторонников Путина, едва успевших раскрыть рот. Это правильно: вас не спрашивают. Вспоминается жуткий рассказ Владимира Тендрякова «Параня» про 1937 год в железнодорожном посёлке: «Кто её уполномочил? Что это будет, коль каждая шалава на вождя набросится, пусть даже с хвальбой?»

Отправлен на пятисуточный арест самарский активист Владимир Авдонин за резонансный пикет с красно-чёрным лозунгом: «Слава Украине! Путина под трибунал!» Думский едрос доносит в Генпрокуратуру на «экстремиста» Александра Невзорова. «В гробу я видал и этого депутата, и прокуратуру, – отвечает тот. – Руководствуюсь своими представлениями о добре, зле и судьбе». Врезать по пятнадцать-двадцать лет за «госизмену» и «фейки» пока не готовы (более того: сегодня вышел на волю после почти трёхлетней отсидки рабочий Эдуард Малышевский, защищавшийся на московской акции 2019 года.) Хотя база под это сколочена.

Заметно снижение уличной протестной численности. На прежние акции выходило явно больше людей. Карательный накат делает своё дело. Как и печальное осознание политической безрезультатности. Но усиливается разрозненное, бытовое отторжение. Которым всё в конечном счёте и решается. Радио в маршрутке передаёт выступление главы государства. «Нельзя ли потише эту гадость?» – спрашивает пассажирка. Водитель сначала приглушает, потом выключает вообще. Выходит в пикеты «Мирное сопротивление»: «Хватит врать! Фашисты не там, а здесь». На стенах в пролетарских кварталах вкривь-вкось приляпывается «Мир хижинам, война дворцам! Война кремлёвским нацистам!» Пусть не Ильина, но что-то явно читали. Например, про денацификацию, революцию и Геленджик.

Количество иностранных компаний, покидающих РФ, близится к четверти тысячи. Обсуждается «внешнее управление» над активами, Путин уже разрешил забирать лизинговые самолёты. Зато Силуанов торжественно обещает продолжать выплаты по внешним долгам. Типа, дефолта не допроситесь. Сислибы тоже на посту, вносят свой вклад в совершаемое и надвигающееся.

Минэкономразвития оптимистично прогнозирует годовую инфляцию в 5,9%. При том, что уже в феврале инфляционные показатели в годовом выражении экстраполируются до 9,15%. Инфляция же продовольственная ускорилась до почти 11,5%. Наиболее подорожали сахар (20,64%), сливочное масло (16,58%), молоко (12,78%), макароны (17,33%), фрукты-овощи (16,05%). Начинается возвращение дефицита – сметённый покупателями сахар исчезает из магазинов по целым микрорайонам, догадливые заказывают через доставку. Торопясь, пока не накрылась и эта западная услуга. Доллар пробил психобарьер в 112 рублей, евро близится к 145 рублям.

Отечественные легковые автомобили с начала года подорожали на 17,09%, иномарки – на 15,2%. Почти 15% составил рост цен на элементарную бытовую технику – пылесосы и даже телевизоры. Последнее, впрочем, нисколько не огорчает.

На четверть дороже стало съездить в Турцию. А куда, кстати, ещё? На Кубу? Там небезопасно. И научат кубинцы многому. Во Вьетнам? Там жесть нероссийская. Вьетнамцы тоже научить могут. «Чёрные сообщества» – сила интернациональная, могут и «рыжими» быть. Это ведь всё неконтролируемые вертикали, опасные для военного стабилизма.

Скорей всего Владимир Путин действительно читал Ивана Ильина. Может быть, заставил обогатиться философскими знаниями и своё окружение. Значит, знает: «О несопротивлении злу в буквальном смысле этого слова никто из честных людей не думает. Лучшие люди призваны вести борьбу со злодеями, и притом не лучшими средствами, среди которых меч всегда будет наиболее прямым и благородным».

Эта работа философа называется «О сопротивлении злу силою». Иван Александрович, как к нему ни относись, предупреждал почти сто лет назад. Похоже, это учтено. Предупреждён – вооружён. Особенно если противник безоружен. «Вообразим, что ко мне является видный агент НКВД» (И.А.Ильин) – а теперь и воображать не приходится.

Никита Требейко, «В кризис.ру»

У партнёров