Стрелки Часов Судного дня ещё на 10 секунд приблизились к полуночи. Теперь до ядерной катастрофы осталось полторы минуты. Об этом сообщила президент американского журнала «Бюллетень учёных-атомщиков» Рейчел Бронсон.

Это самое близкое к полуночи положение стрелок Часов Судного дня за всю их историю.

Часы были запущены в 1947-м. Проект основали учёные, работавшие над Манхэттенским проектом ― американской программой создания атомного оружия. Они же начали издавать «Бюллетень учёных-атомщиков», рассказывающий об опасности атомных технологий. Часы впервые появились на обложке этого журнала. Нарисовала их американская художница Мэртил Лэнгсдорф.

Главным редактором «Бюллетеня» и инициатором Часов стал профессор Чикагского университета Евгений Рабинович. Учёный-ядерщик, родившийся в Петербурге и покинувший Россию после большевистского переворота. Вынужденный в 1933-м бежать от нацистов из Германии и нашедший работу у Нильса Бора в Копенгагене. В 1944-м Евгений Рабинович стал руководителем Металлургической лаборатории ― подразделения атомного Манхэттенского проекта в Чикагском университете. Практически одновременно Рабинович начал бороться против применения ядерного оружия. Именно он ― на основании своих консультаций с коллегами-учёными ― ежегодно, до своей смерти в 1973-м, выставлял стрелки Часов.

Теперь этим занимается Совет по науке и безопасности при «Бюллетене». Совместно со спонсорским советом, состоящим сплошь из нобелиатов. Собираются они дважды в год, обсуждают прошедшие за это время события, после этого устанавливают время. Традиционно это происходит в конце января. Поэтому, например, Карибский кризис, летом 1962-го поставивший мир на пороге ядерной войны, никак не отразился на Часах. Зато через год, в 1963-м, после подписания Московского договора о частичном запрещении испытаний ядерного оружия, стрелки Часов сдвинулись на пять минут назад, до 23.48.

Дальше всего мир был от угрозы ядерной катастрофы в 1991-м. Когда Горбачёв и Буш-старший подписали договор о сокращении стратегических вооружений. Это был конец Холодной войны. Стрелки Часов Судного дня отстояли от ядерной полуночи на целых 17 минут.

Но в 1991-м произошёл ещё и распад СССР. Ядерной державы. То, чего сегодня особо боятся прагматичные политики вроде Шольца и Макрона. Дескать, что ж это будет, если отсталая бедная страна впадёт в пагубное безначалие, лишится мудрого руководства. Типа Путина. Который гарант порядка и благолепия. А главное ― ядерной безопасности. Ведь он один может нажать кнопку. А если его не станет, то у возможность её жать появятся у многих.

Но вот опыт 1991-го как раз говорит об обратном. Освободившись от диктатуры, русские вдруг начисто теряют свою агрессивность. Вместо того, чтобы прорываться к ядерным кнопкам или арсеналам, ринулись тогда к демократии и прочим западным ценностям. Даже сейчас далеко не всякого русского соблазнишь военно-апокалиптическими цацками. Большинство стремится от этих завлекательных штучек куда-нибудь подальше. Хотя пока что немногие готовы отправить подальше тех, кто стрелки накручивает. Что ж, время ещё есть. Целых 90 секунд.

Анна Мышкина, «В кризис.ру»

У партнёров