Одним из предвыборных внешнеполитических обещаний Джо Байдена было возвращение США к Совместному всеобъемлющему плану действий (СВПД) – соглашению между Ираном и США, Россией, КНР, Великобританией, Францией и Германией относительно ядерной программы Ирана. Переговоры о «ядерной сделке» между Ираном и группой перечисленных стран, получившей название P5+1, начались в 2005 году. Они должны были признать право Тегерана осуществлять мирные ядерные программы при условии отказа от создания ядерного оружия.

Параметры сделки были таковы:

большая часть иранского обогащённого урана будет вывезена за границу;

будет вестись наблюдение за попытками Ирана овладеть военными ядерными технологиями;

ни один из ядерных объектов в Иране не будет демонтирован;

завод по обогащению топлива Фордо станет научно-исследовательским центром ядерной физики без мощностей по обогащению урана;

МАГАТЭ получит доступ ко всем ядерным объектам в стране сроком на 20 лет, что позволит организации следить за тем, чтобы иранская ядерная программа носила исключительно мирный характер.

В 2015 году по инициативе президента США Барака Обамы стороны подписали соглашение, согласно которому страны Запада постепенно снимают санкции с Ирана. Который, в свою очередь, допускает инспекторов МАГАТЭ на свои ядерные объекты, и выполняет все их рекомендации. С самого начала все участники 5+1 ратовали за скорейшее снятие санкций. Особую позицию занимали лишь США. Американцы не забыли захвата посольства иранцами в 1979 году. И были вынуждены считаться с позицией Израиля и Саудовской Аравии, выступавших категорически против любых поблажек Тегерану. Однако Барак Обама и его команда занимали относительно Ирана мягкую позицию: они старались демонстрировать равное отношение США к христианским и мусульманским странам. Поэтому Обама буквально продавил одобрение «ядерной сделки», несмотря на ожесточённое сопротивление значительной части американской элиты и общества.

Однако процесс снятия санкций шёл трудно: МАГАТЭ фиксировало нарушения договорённостей Ираном, её инспекторы не допускались то на один, то на другой объект. В 2011 году МАГАТЭ опубликовало доклад, в котором указывалось, что в Иране осуществляется секретный проект «Амад», направленный на создание ядерного оружия к которому не допускаются инспекторы агентства.  Нарушения с иранской стороны были слишком явными (и этим пользовались Израиль и Саудовская Аравия, дёргая за все ниточки, чтобы не допустить снятия санкций), и «ядерная сделка» постепенно застопорилась.

Президент США Дональд Трамп во внешней политике делал ставку на примирение Израиля с нефтедобывающими арабскими странами. И добился немалых успехов. Поскольку Иран – враг как Израиля, так и нефтяных монархий Персидского залива, Вашингтон при Трампе не был расположен демонстрировать Тегерану тёплые чувства. В 2017 году Трамп заявил, что «ядерная сделка» с Ираном не соответствует интересам США, а 8 мая 2018-го объявил о выходе страны из соглашения. Он мотивировал это решение тем, что Иран, по информации, предоставленной ему ЦРУ и израильской разведкой, продолжает работу над ядерным оружием. Вашингтон также восстановил в полном объёме санкции против Ирана, вынудив и другие страны придерживаться их.

Это вызвало страшный скандал. Израиль и Саудовская Аравия приветствовали решение Трампа, но Евросоюз заявил, что американцы не имеют права денонсировать сделку в одностороннем порядке. В поддержку сделки высказались также РФ и КНР. Европейцы, как и Россия, и Китай рассчитывают на выгодные торговые сделки с Ираном. Безопасность Израиля и Саудовской Аравии их не беспокоит.

В 2019 году ситуация вокруг Ирана обострилась. Тегеран в ответ на действия США приступил к обогащению урана за пределами рамок, установленных «ядерной сделкой». Помимо этого, иранские прокси-войска в Йемене усилили давление на Саудовскую Аравию и союзные ей силы. «Неопознанные» вооружённые катера совершили ряд нападений на нефтяные танкеры в Персидском заливе. Никто не сомневался в том, что за этими атаками стоит Иран.

Момент ракетного удара по конвою с генералом КСИР Сулеймани в Багдаде

В декабре 2019 года американские военные уничтожили генерала КСИР Касема Сулеймани: его обвиняли в терактах против американцев в Ираке. Хотя демократы в США сочли это инициативой ненавистного Трампа, американское общество восприняло акцию положительно. Разумеется, симпатии к Ирану, и без того невеликие в США, ещё уменьшились.

Американские санкции нанесли сильный удар по экономике и финансовой системе Ирана. Что, в свою очередь, ослабило позиции «либералов» в иранском истеблишменте (хотя либералы там очень условные – можно говорить, скорее, об «умеренных реакционерах»). В нынешнем же году, пока администрация Байдена на всех парах двигалась к возобновлению переговоров с Тегераном, отмене санкций и возобновлении «ядерной сделки», на выборах в Иране победил Ибрахим Раиси – представитель наиболее реакционного и обскурантистского крыла иранской элиты. Антизападная риторика и угрозы в адрес Израиля по накалу вернулись на уровень первых месяцев после исламской революции 1979 года. Когда аятолла Хомейни и его окружение ежедневно сыпали проклятия на головы «большого и малого сатаны» (США и СССР), «крестоносцев» (Европы) и «сионистского врага».

Теперь, помимо проклятий, иранская администрация требует, причём в нарочитой грубой форме, отмены санкций, размораживания иранских активов и прочих уступок. «Вы должны…» – с этого начинаются все внешнеполитические заявления Тегерана. Со своей стороны, Иран ничего не обещает. Звучат разве что слова «ядерное оружие неугодно Аллаху». Поэтому, дескать, аятоллы не собираются его производить. Но ни в Коране, ни в писаниях исламских богословов о ядерном оружии ничего не говорится.

В администрации Байдена явно наметился раскол по поводу «ядерной сделки». Одно дело – предвыборные обещания, и совсем другое – реальная ситуация. А она такова, что часть команды Байдена противится уступкам. Вполне понятно: враждебность Тегерана к американцам и вообще к Западу после прихода к власти Раиси резко возросла. А политика «умиротворения» агрессора не пользуется популярностью после Мюнхенского соглашения с Гитлером. Левое крыло Демократической партии и его представители в вашингтонских коридорах власти упрямо настаивают на скорейшем заключении сделки, но им противостоят умеренные демократы, не говоря о республиканской оппозиции.

Пока американцы, европейцы и иранцы препираются друг с другом, Израиль активно противодействует развитию ядерной программы Ирана. Как минимум пятеро иранских физиков-ядерщиков были убиты взрывами бомб. Израильтяне, как всегда, не комментировали эти события. Но никто не сомневался, что за покушениями стоят либо «Моссад», либо связанные с израильской спецслужбой иранские оппозиционеры. На ядерных объектах Ирана время от времени происходят взрывы и пожары – например, весной 2021 года во время испытания новых центрифуг в ядерном центре в Натанзе. Наверняка израильское происхождение имел и вредоносный компьютерный червь Stuxnet, парализовавший работу иранских центрифуг.

Ведёт свою войну и радикальная оппозиция режиму «бешеных мулл». Террористические акты и партизанские вылазки в Иране предпринимают Организация моджахединов иранского народа и монархическое движение Тондар. Израильскую помощь получают также курдские повстанцы из «Партии свободной жизни Курдистана» и, вероятно, суннитские террористы из движения «Джундалла». А то и легальная оппозиция – в частности, «Зелёная волна», организовавшая массовые протесты в 2009–2011 годах.

Позиция Израиля понятна: Иран не признаёт законность его существования и открыто угрожает уничтожить. Ливанская прокси-армия «Хезболла», созданная, вооружённая, обученная и финансируемая Ираном, ведёт необъявленную войну против Израиля. Иранские спецслужбы при участии боевиков «Хезболлы» взорвали посольство Израиля в Буэнос-Айресе, убив 29 человек и ранив 242, а в 1994 году – израильский культурный центр в том же городе (тогда погибли 85 человек, еще 230 были ранены). В 2012 году агенты иранских спецслужб совершили покушение на израильских дипломатов в Бангкоке, а в 2013 году —  в Нью-Дели.

Верить Тегерану, в общем, нет оснований. До недавнего времени там заявлялось, будто «Хезболле» получает от Ирана только «моральную поддержку» – в то время, как группировка вовсю использовала иранское оружие, а на контролируемой территории чуть не толпами ходили иранские военные и боевики КСИР. Бывший президент Ирана Ахмадинежад неоднократно говорил, что не участвовал в захвате американского посольства в Тегеране в 1979 году – но кинохроника и фотографии однозначно выдают его присутствие в толпе «студентов-последователей Хомейни». Кстати, Ахмадинежад в 1989 году засветился и в Вене: по сведениям австрийской полиции, он участвовал в убийстве курдского лидера Абдурахмана Касемлу. И разумеется, тоже отрицал.

Иран утверждает, будто не поддерживает повстанцев-хуситов в Йемене. Но те в больших количествах используют иранское оружие, а в Красном море американцы задерживали гружёные оружием иранские суда, плывшие к йеменским берегам. А кроме хуситов потребителей иранского оружия в Йемене нет. Можно вспомнить «иранский след» в террористическом заговоре в Бахрейне. В 2018 году контрразведкам Франции и Дании удалось пресечь попытки иранских спецслужб убить иранских оппозиционеров на своих территориях. Впрочем, европейские правоохранители не всегда так эффективны: в 1984 году иранские агенты убили в Париже генерала-оппозиционера Голяма Али Овейси, а в 1991 году – последнего шахского премьера Шапура Бахтияра. Не прибавляют веры в мирные намерения Тегерана и такие действия, как фетва, призывающая к убийству писателя Салмана Рушди. Которую духовные лидеры Ирана не только не отменяют (формально они этого не могут после смерти Хомейни), но время от времени повышают сумму, причитающуюся за убийство писателя. Последний раз её повысили в 2016 году.

Ливанская «Хезболла» — прокси-армия Ирана

Мирные намерения Тегерана, мягко говоря, сомнительны. Иранская угроза Израилю более чем реальна, и действия израильтян по её нейтрализации вполне оправданы. Как реально вмешательство Ирана в дела Йемена, атаки на Саудовскую Аравию, угроза судоходству в Персидском заливе, поддержка ливанской «Хезболлы», действия которой превратили бывшую «ближневосточную Швейцарию» в недееспособное государство, охваченное жесточайшим кризисом.

Даже если «ядерная сделка» будет оформлена, а санкции сняты, останутся причины сделку вновь остановить, а санкции восстановить. Тем более, что Иран, воодушевившись отменой санкций, наверняка попытается активизировать внешнеполитические авантюры. Просто потому, что это суть политики режима. И сейчас администрации Байдена довольно трудно играть в равноудалённость от Израиля, Саудовской Аравии и Ирана. Новые же обстрелы, диверсии на нефтяных объектах или провокации проиранских ополчений сделают такую политику невозможной.

Поэтому можно ожидать лишь кратковременного возвращения к сделке и временной же отмены санкций против Ирана. Специалисты-ядерщики утверждают, что Иран способен создать первую ядерную боеголовку уже в декабре текущего – январе-феврале 2022 года. Сделка будет действовать только до этого времени.

Вообще неукротимое стремление Тегерана возобновить сделку довольно нелепо. В самом Иране никто не сомневается, что режим форсирует создание ядерного оружия. А что будет после того, как об этом станет известно, «бешеные муллы», похоже, не думают. Если полагают, что сойдёт с рук – как сходит Северной Корее, как сошло Индии и Пакистану – они заблуждаются. Этим странам Запад позволил иметь ядерное оружие по разным причинам, которые стоит рассматривать в отдельных статьях. Но Иран – это Иран, к нему совершенно другое отношение. «Что дозволено Юпитеру, не дозволено быку». Что прощается индийцам, на что приходится теперь закрывать глаза относительно Пхеньяна, Тегерану не позволят никогда. Потому, что иранский режим слишком опасен и недоговороспособен. Хватит одной КНДР.

Если же Иран получит ядерное оружие, США будут вынуждены нанести упреждающий удар. А если они этого не сделают, Израиль сделает точно. При помощи арабских монархий, и при молчаливом одобрении Пакистана, Турции и Азербайджана. После этого «ядерная сделка» (как и все прочие сделки с Ираном) и отмена санкций потеряют всякое значение.

Евгений Трифонов, специально для «В кризис.ру»

в Мире

Вооруженные силы

У партнёров