Шульц после Шумахера

Германия и Франция вступили в выборный цикл. Очень небезразличный Москве. Получить двух единомышленников в «Нормандской четвёрке» – хрустальная мечта кремлёвской дипломатии. В Париже это практически гарантировано. А вот в Берлине гарантировано обратное. Социал-демократическая партия Германии (СДПГ) выдвинула кандидатом в канцлеры экс-председателя Европарламента Мартина Шульца. Который в отношении путинской политики настроен ещё жёстче Ангелы Меркель.

Социал-демократы Германии относились к Путину лучше консерваторов

Ещё недавно победа возглавляемых Меркель христианских демократов (блок ХДС/ХСС) считалось почти предрешённой. Социал-демократов стали презрительно называть «двадцатипроцентной партией». Примерно таков был рейтинг СДПГ. Беспрецедентно низкий и заметно уступающий ХДС/ХСС. Даже несмотря на резкое, до 30%, падение популярности Меркель.

Дело шло к тому, что в основные конкуренты христианских демократов выдвигалась крайне правая «Альтернатива для Германии» (АдГ). Её прошлогодние 16% имеют тенденцию к повышению. И не исключено, что превысили бы выборам 24 сентября показатели СДПГ (чего после Трампа не бывает). Тогда с Меркель конкурировала бы лидер АдГ Фрауке Петри – радикальная националистка и симпатизантка Владимира Путина. Кстати, как и нынешний канцлер, перебравшаяся из ГДР. Только не успевшая по возрасту состоять в местном комсомоле.

Повторилась бы французская картина, где консерватор Франсуа Фийон, конкурирует с праворадикалкой Марин Ле Пен, а социалисты претендуют лишь ритуально, покуривая в сторонке. С той, однако, разницей, что и Фийон, и Ле Пен настроены на «нормализацию и сотрудничество» с Москвой (чего нельзя сказать о социалистах). В Германии иначе – Ангела Меркель по факту выдвинулась в лидеры антипутинской Европы. Не факт, что по собственному желанию, но «силою вещей». И убеждений, судя по всему.

В Европе правящий режим РФ пользуется преимущественной поддержкой крайне правых, ультраконсерваторов и неонацистов. Они видят в Путине флагмана своих – именно своих – традиционных ценностей, борца с американской гегемонией и вздорными правами человека (будто сильному нужны какие-то «права», а слабому кто-то даст). Иногда к ним присоединяются консерваторы респектабельные, типа Фийона. В бывшей «советской зоне», ситуация иная. Здесь Кремль опирается на бывшие правящие компартии Варшавского договора. Не столько из традиционных ценностей, сколько из традиционных чисто конкретных связей. Либералы и социалисты Западной Европы настроены обычно антипутински.

Не совсем то в Германии. Среди ультраправых большинство ориентированы пропутински. Но с известными исключениями, особенно в радикальных и нелегальных «Свободных товариществах». Бывшая компартия ГДР – однозначно кремлёвское лобби. Здесь тенденция сохраняется. Но она длительное время нарушалась в другом. Социал-демократическая партия была к Путину лояльнее, чем консервативные демохристиане.

Герхард Шрёдер не заботился об идеях и принципах

Нарицательной стала фамилия Шрёдер. Появился специальный политологический термин «шрёдеризация», означающий подкуп и приручение Московй западной политической элиты. Семь лет – с 1998-го по 2005-й – Герхард Шрёдер возглавлял СДПГ и правительство ФРГ. К тому времени, как Путин пришёл к власти, Шрёдер уже почти два года был федеральным канцлером. Особые отношения с ним (как всегда между Россией и Германией) налаживались уже по факту его пребывания у власти на данный момент. Срабатывали и такие факторы, как место службы Путина в 1980-х, знание им немецкого. Но не только.

По политическому и личностному типу Шрёдер был предрасположен к шрёдеризации. Типичный представитель клинтоновской генерации, он исповедовал сугубый прагматизм, не заботясь об идеях и принципах. Игра на российском направлении давала ряд преференций. Например, возможности использовать американо-российские противоречия. Доказывая незаменимость ФРГ и лично федерального канцлера по обе стороны Атлантики. А внутри страны успехи альянса Берлин–Москва добавляли шрёдеровской партии политического ресурса. Настолько, что Шрёдера стали сравнивать аж с Берлускони. А порой и величать «авторитетом» или «доном Герхардом».

Поначалу это выглядело продолжением «дружбы без галстуков» Гельмута Коля с Борисом Ельциным. Но РФ быстро менялась. А дружба крепилась дальше. Рубежом невозврата стал 2004–2005 год, когда в России началось системное ужесточение режима. Дошло до того, что правая рука Шрёдера – генеральный секретарь СДПГ Клаус Уве Беннетер (в молодости известный симпатиями к СССР и западногерманским коммунистам) ездил в Москву, чтобы обсудить с «Единой Россией» методы совместного противодействия «цветным революциям».

Герхард Шрёдер заработал репутацию очень эффективного политменеджера. Мастер хитрого манёвра, умелый орговик, убедительный оратор-демагог. На выборах 2005-го ожидалось разгромное поражение СДПГ, но партия всего на процент отстала от христианских демократов. «Ну до чего молодец!» – балдели от своего лидера социал-демократические активисты.

Последнюю услугу своей партии Шрёдер оказал, настояв на её участии в правительственной коалиции. Ангела Меркель вынуждена была согласиться на это – иначе не складывалось большинства в бундестаге. Сам Шрёдер в её кабинет не вошёл. Поработав для порядка в швейцарском медиа-концерне, в начале 2006 года он возглавил руководящий орган управляющей компании российско-германского газопровода «Северный поток». Контрольный пакет принадлежит «Газпрому». В этой должности «газпромовского» распорядителя экс-канцлер ФРГ пребывает по сей день. Несмотря на обвинения в коррупции и шрёдеризации.

В истории СДПГ есть чем гордиться

Что ни говори, репутация вещь серьёзная. Шрёдеру беспокоиться поздно, его имидж давно однозначен. (Особенно после того, как Беннетер «на голубом глазу» уверял публику, будто Шрёдер и не думает принимать оплачиваемую «Газпромом» должность.) Но он жёстко подставил свою партию. Тактические удачи обернулись не просто жестокими поражениями на выборах 2009-го и 2013-го. СДПГ затвердилась как шрёдеровская. Партия переставала восприниматься в контексте её мощной истории.

А там было, чем гордиться. Немецкие эсдеки – издавна крепкие люди.

Первые профсоюзы, Всегерманский рабочий союз, Фердинанд Лассаль. Борьба за демократизацию и социальные права во Втором рейхе Гогенцоллернов. Август Бебель, Вильгельм Либкнехт. Ноябрьская революция 1918-го, первая республика Германии. Совместное с националистами и военными подавление большевистского путча, спасение страны от коммунизма. Умный, твёрдый, жёстко циничный Густав Носке.

Рабочий класс и социал-демократия – опоры немецкой республики 1920-х. «Железный фронт» начала 1930-х против монархизма, коммунизма и нацизма. Активное участие в антинацистском Сопротивлении. Герой Юлиус Лебер, дравшийся со штурмовиками в 1933-м и мужественно принявший казнь в 1945-м.

Создание демократической ФРГ. Титан Курт Шумахер – ветеран и инвалид Первой мировой, депутат Рабоче-солдатского совета, боец «Железного фронта», антигитлеровский подпольщик и заключённый концлагеря. Демократический социалист и непримиримый антикоммунист. Он воссоздал послевоенную СДПГ на принципах свободы и солидарности.

Толковая оппозиция христианским демократам в 1950–1960-х. Правление в 1970-х. Идеалист-романтик Вилли Брандт, уважаемый даже за ошибки. Чёткий собранный Гельмут Шмидт, без серьёзных потерь протащивший страну сквозь серьёзный кризис.

И такую эпопею – закончить шрёдеризмом?!

Преемники Шрёдера не проявляли креатива

Социал-демократы Германии – марксисты и государственники. Это единственное, что объединяет Шрёдера с Шумахером или Носке с Беннетером. Во всём прочем они антиподы. Другое дело, что государственность и марксизм понимается предельно по-разному. Однако для СДПГ существует определённый идеологический коридор, и прорваться из него сложно. Особенно деятелям, мягко говоря, несопоставимым с Носке, Шумахером, Брандтом и Шмидтом.

Преемники Шрёдера не были столь беспринципны. Франца Мюнтеферинга и Франка-Вальтера Штайнмайера даже записывали в идейные наследники Носке. Прокремлёвская ориентация СДПГ после Шрёдера постепенно сходила на нет. Тот же Штайнмайер вполне выдерживал в украинском конфликте линию канцлера Меркель. Далеко-далеко не путинскую.

Но и особого креатива они не проявили. Мюнтеферинг, Штайнмайер, Курт Бек, Маттиас Платцек, Зигмар Габриэль наследовали скорее таким лидерам, как Йоханнес Рау и Рудольф Шарпинг – председателям оппозиционной СДПГ в «эру Коля». Откровенно говоря, глубокого следа в истории социал-демократии они не оставили (хотя Рау был успешным региональным администратором). Под председательством же Зигмара Габриэля СДПГ семь лет неуклонно теряла позиции. Постепенно дойдя до состояния «двадцатипроцентной партии».

Предполагалось, что на сентябрьские выборы 2017-го СДПГ поведут Габриэль или Штайнмайер. В первом случае сохранение канцлерства за Ангелой Меркель представлялось неизбежным. Во втором, скорей всего, тоже. Победа Фрауке Петри всё-таки почти невероятна. И тогда фрау канцлерин начинает готовиться к рекорду. По продолжительности пребывания в должности канцлера она уже уступает только четверым из тридцати двух – Отто Бисмарку, Адольфу Гитлеру, Конраду Аденауэру и Гельмуту Колю (не считая премьера ГДР Вилли Штофа).

Однако вышло иначе.

Мартин Шульц доказал силу воли

Вчера Правление СДПГ единогласно утвердило неожиданную кандидатуру на пост федерального канцлера: Мартин Шульц. Формально ещё предстоит утверждение на мартовском съезде. Но в принципе вопрос решён. Что до Штайнмайера, то в феврале он идёт на церемониальный пост президента ФРГ (избирает главу государства верхняя палата бундесрат, типа нашего Совета Федерации). Освобождённое Штайнмайером кресло министра иностранных дел займёт как раз Габриэль.

Мартин Шульц – по-настоящему сильное кадровое решение. В минувшем декабре ему исполнился 61 год. Отец был полицейским, дед – шахтёром, оба социал-демократы. А вот мать, католичка-домохозяйка состояла в ХДС.

Высшего образования Мартин не получил (этим похож на рабочего-корзинщика Носке). После частной католической школы окончил среднее коммерческое училище по курсу книжной торговли. Работал по специальности книгопродавцом. В 27 лет завёл собственный книжный магазин в городе Вюрзелене. Занимался предпринимательством двенадцать лет, пока в 1994-м не стал депутатом Европарламента.

Шульцу не было двадцати, когда он вступил в СДПГ. Через десятилетие был избран в местное партийное руководство Ахена. С 1984-го по 1999-й он являлся депутатом городского совета Вюрзелена (прикинем, сколько за это время сменилось исторических эпох). В 1987-м стал мэром Вюрзелена, занимал пост до 1998-го. Вошёл в состав федерального руководства СДПГ. Переключился на европейскую политику.

На протяжении 2000-х Мартин Шульц поступательно шёл вверх в иерархии Европарламента. Возглавлял еврофракцию СДПГ, потом общеевропейскую фракцию социалистов. 17 января 2012 года был избран председателем Европейского парламента. Оставил этот пост ровно через пять лет. Именно для того, чтобы попытать счастья на германских выборах.

Это, так сказать, сухое изложение. Но о жизни Мартина Шульца можно рассказать и иначе. Он ведь не собирался быть ни предпринимателем, ни политиком. Физически крепкий парень мечтал стать профессиональным футболистом. И резко продвинулся в этом. Но мечту перечеркнула в одном из матчей тяжёлая травма ноги. Мартин надломился, долго и много пил. За пьянку его уволили. Жить стало не на что. Грозило выселение из квартиры и превращение в бомжа. Но он сумел сказать себе: стоп. Правда, с помощью старшего брата, к которому сам за этим обратился.

Мартин проявил недюжинную силу воли. С 1980-го – ни грамма спиртного. Взял себя в руки, сцепил зубы, занялся делом. Многое сумел – о чём сказано выше. А страстным футбольным болельщиком остался по сей день.

Почему в политике Шульц выбрал СДПГ? Он ответил на этот вопрос: «Хочу сделать мир справедливее. Стремлюсь к демократии и солидарности. Я за мир и международную сплочённость. Социал-демократическая партия более 140 лет со страстью и большим успехом преследует те же цели». В его случае это не просто слова. «Мы все знаем Мартина. Мы гордимся, что он из нас», – говорят земляки Шульца.

В социал-демократической политике зазвучали мотивы Курта Шумахера

Среди характеризующих черт Мартина Шульца выделяются резкость и конфликтность. Добродушный весельчак свои позиции отстаивает без избыточной вежливости. Может и наорать, как на стадионе.

Был случай, он сильно поругался с Берлускони, посчитав его политику антинародной. Тот так оскорбился, что пообещал порекомендовать Шульца на роль концлагерного капо в фильме про Вторую мировую. А с британским депутатом Европарламента Годфри Блумом у Шульца вообще случилась физическая сцепка. Блум обозвал Шульца «фашистом» за манеру выступать. В общем, если что, Трампу будет с кем поговорить. А может, и Путин найдёт замену Махатме Ганди.

Но вот что при этом любопытно. Со Шрёдером у Шульца столкновений не отмечалось. Хотя причины могли найтись. Хотя бы та же антисоциальность, которую Шульц не спустил Берлускони. Наоборот, именно при Шрёдере произошёл подъём Шульца по партийной линии. Они не раз показывались на публике вместе. Но – тогда же Шульц полностью переориентировался с германской политики на общеевропейскую. Как говорится, разошлись краями. Партийную дисциплину Шульц не нарушал, с шефом не спорил, но сумел изящно дистанцироваться.

Мартин Шульц занял однозначную и твёрдую позицию в украинском конфликте. Действия РФ он назвал военной угрозой и признал, что эта угроза недооценивалась Евросоюзом. Из происходящего он сделал вывод: необходима консолидация Европы в сфере обороны и безопасности. Однако Шульц подчеркивал, что решения должны принимать национальные правительства. Одно из которых он теперь готов возглавить. Отреагировал Шульц и на убийство Бориса Немцова. Когда литовке Сандре Калниете и поляку Богдану Борусевичу российские власти запретили приехать на похороны, он назвал это оскорблением. А на оскорбления привык отвечать.

Евросоюз в последние годы переживает не лучшие времена. Прямо говоря, проект в тяжёлом кризисе. Мартин Шульц остался верен себе – говорит всё прямо: «Мы рискуем потерять целое поколение. Надо серьёзно отнестись к тому, что у людей создаётся впечатление, будто Европа отвернулась от них». Безработица, преступность и расизм – так обозначал Шульц главных внутренних врагов континента.

Европейские ценности – самые ценные в мире. Так вкратце можно охарактеризовать идеологию Мартина Шульца. А Европа – не «вещь в себе», но единение стран и наций. Каждая самостоятельно развивается и при необходимости должна уметь защититься. Солидарно с другими. От сил, которые Мартин Шульц ассоциирует с именами Владимира Путина и Дональда Трампа. Второго, кстати, он считает большей опасностью. В общем, впервые за долгие годы в политике СДПГ зазвучали мотивы Шумахера.

Никита Требейко, «В кризис.ру»

Поделиться