В стране невыученных проверок

Мы продолжаем удивлять мир. Как обычно, в особенности это касается силовой составляющей. Впору задуматься на сей счёт в преддверии новоявленного праздника – Дня нацгвардии. Удивительно удачно совпавшего с запланированной на то же 27 марта всероссийской стачкой дальнобойщиков.

Взять для начала военную полицию. Повсюду в мире эта структура обеспечивает порядок в военных гарнизонах – на закрытых территориях, куда гражданским полицейским доступа нет. Мы же случайно выясняем, что формирования российской военной полиции активно работают в Сирии. Причем послали туда полицейских из республик Северного Кавказа. Официально заявленная цель – помощь в наведении порядка на территориях, освобожденных от исламистов. Предполагается, что кавказцы мусульмане, и им проще работать на таком поле. При этом, если верить открытым источникам, эти функции никак не вписываются в установленный регламент. Который определяет именно те задачи, о которых говорилось выше: поддержание порядка среди военнослужащих, не более того. Ни о каких полицейских «загранкомандировках» в устанавливающих документах речи не идёт.

Словом, на российскую военную полицию в Сирии волагаются задачи сходные с оккупационными. Во всяком случае, предполагающие вмешательство в местный политический процесс. Это, как нетрудно догадаться, совсем иное дело. Итоговая картинка не слишком сопрягается не то, что с мировой, но и с внутрироссийской практикой.

В более открытой форме подобное происходит и с российскими частными военными компаниями. Если верить некоторым проведённым расследованиям – а оснований не верить не видно – те же «вагнеровцы» в той же Сирии не обучают армию Асада, не сопровождают коммерческие грузы, нечасто привлекаются к спецоперациям. Зато ходят чуть ли не в штыковые атаки.

Росгвардия до Ближнего Востока пока вроде не добралась. Понятно, «есть у нас ещё дома дела». Какие?

По всему миру национальная гвардия – это нечто среднее между народным ополчением, спасательными отрядами и внештатной жандармерией. Желающие могут удостовериться по «Рэмбо» или «Соломенной шляпке» (хотя там примеры даны из прошлых веков). Но в РФ нацгвардия тоже будет особенной: даже «рос-», а не «нац-».

Так или иначе, но сегодня в Центральном федеральном округе началась первая проверка боевой готовности местных формирований Росгвардии. Впрочем, она коснётся только командно-штабных структур. Хотя тематический охват впечатляет – от проверки готовности противодействия диверсантам и террористам до выявления недочётов в системах охраны индустриальных, энергетических и транспортных объектов. Вслед за ЦФО аналогичные проверки анонсированы в других регионах.

Необходимость всего этого никак никем не обосновывается. О массовых беспорядках, народных восстаниях или проникновении в центр России зарубежных террористов речи не ведётся. (Кто всерьёз слушает рассказы об «украинских диверсантах на Белгородчине»?) Получается, дело в чём-то другом. Учёт и контроль, контроль и учёт, как учил Ленин. Привычнее всего обеспечивать эти принципы через силовиков. Вспоминается и другой Ильич: «Дело в людях и в проверке исполнения».

Насчёт людей, кстати, отдельный разговор. Вспомним, что Росгвардия была создана автоматическим слиянием ряда совершенно не родственных между формирований – от внутренних войск, ОМОНа и УВО до специалистов лицензионно-разрешительной системы. Трения неизбежны. К тому же они станут умножаться, скажем так, расшатанностью нервных систем. Вполне объяснимой при нынешней напряжёнке.

Пример последних дней – весть из города Дзержинска Нижегородской области. Контрактника Росгвардии попытались остановить сотрудники ГИБДД. Гвардеец открыл по ним стрельбу из ружья, после чего застрелился. Один из полицейских ранен. Расследование ещё не окончено, но утекает информация о каких-то личных проблемах самоубийцы, севшего за руль в нетрезвом состоянии. Такие, значит искры, высекает порой даже случайное соприкосновение одной из силовых опор режима с другими.

На этом фоне приближается 27 марта – дата, превращённая указом президента Путина, в День национальной гвардии РФ. Почему именно 27-е этого месяца? Трудно сказать. Ясно одно: именно на этот день возмущённые «Платоном» водители-дальнобойщики готовят общероссийскую забастовочную акцию. Будут требовать отмены «Платона» и транспортного налога, реформирования трудового режима на дальних перевозках, упорядочения весового контроля и обоснования топливного акциза.

Сугубо – экономика и социалка. Но уже отмечались признаки присоединения к дальнобойщикам других категорий трудящихся. В Петербурге, например, с ними солидарны таксисты. Ещё в позапрошлом году возник некий «Комитет автопротеста», отметившийся выпуском резких листовок. А где-то невдалеке – не очень-то либеральная «Новая оппозиция», мужики-популисты Вячеслава Мальцева.

Где-то в день Росгвардии пройдут митинги, где-то стачечные автопробеги. Или наоборот, большегрузы встанут на прикол. Что из всего этого получится? Ждать осталось недолго.

Николай Кольский, «В кризис.ру»

Поделиться